Главная / Аналитика / Знания стали силой

Знания стали силой

Пленум Верховного суда разъяснил порядок проведения судебных экспертиз

Пленум Верховного суда прояснил людям в мантиях, как надо назначать экспертизы. Есть интересные положения. Скажем, бумаги с официальной позицией ведомств, полученные по запросу суда или следствия, не могут считаться экспертным заключением. А участникам процессов в некоторых случаях разрешат понаблюдать за таинством работы эксперта.

Об этом и о многом другом говорится в постановлении Пленума, опубликованном на сайте Верховного суда России.

Подобных разъяснений не было почти 40 лет, с момента принятия предыдущего постановления на эту тему. А это случилось в далеком 1971 году. С тех пор изменилось многое: и законы, и методика работы экспертов. Да и страна, к слову, совсем другая. Поэтому пришла пора освежить рекомендации.

Третий глаз эксперта
Одно из положений по сути говорит о том, что мнение чиновника не должно быть решающим. "Справки, акты, заключения и иные формы фиксации результатов ведомственного или другого исследования, полученные по запросу органов предварительного следствия или суда, не могут рассматриваться как заключение эксперта и служить основанием к отказу в проведении судебной экспертизы, — сказано в 6-м пункте постановления. — Указанные положения не препятствуют приобщению к материалам уголовного дела и использованию в процессе доказывания заключения специалиста, полученного в соответствии с частью 3 статьи 80 УПК РФ".

Если говорить простым языком, бумаги из официальных инстанций можно принимать и подшивать в дело. Но считать их истиной в последней инстанции нельзя. Повтор слов здесь намеренный. Мнение ведомства — это всего лишь мнение ведомства, не больше того. Пусть чиновники из конкретного учреждения завзятые профессионалы, с этим никто не спорит. Но третий взгляд будет не лишним. Суду лучше пригласить специалиста со стороны, чтобы объективно во всем разобраться.

Ученый совет — без погон
По данным "РГ", в процессе работы над документом активно обсуждалось, не обязать ли людей в мантиях обращаться за экспертизой исключительно в госструктуры. Однако идея не прошла. Вряд ли государственные учреждения справятся с валом экспертной работы, если запретить судам приглашать ученых людей, так сказать, с гражданской стороны. Впрочем, дело не только в этом. Для грамотного заключения нужны знания и опыт, они не зависят от того, где работает человек. Сейчас в стране действует немало некоммерческих организаций, которые готовят квалифицированные заключения. А работа найдется всем.

"Согласно положениям части 2 статьи 195 УПК РФ судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями, — говорится в документе. — К иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями, относятся эксперты негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также лица, не работающие в судебно-экспертных учреждениях".

А чтобы не возникало лишних вопросов, Верховный суд пояснил, что следует понимать под негосударственными судебно-экспертными учреждениями. Это некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом и законом "О некоммерческих организациях". В их уставах должно быть прописано осуществление судебно-экспертной деятельности.

При этом оговаривается, что передача каких-то доказательств на исследование частным экспертам возможно в том случае, если местное госучреждение не имеет в штате нужных экспертов или не обладает необходимой материальной базой. Но эту передачу суд обязан отдельно мотивировать.

Дешево, не значит сердито
Когда речь заходит о передаче чего-то в частные структуры, главная страшилка это тарифы. Многие боятся, что будет дорого и неподъемно для честных людей. Однако в данном случае это не факт. По словам специалистов, в центре Минюста экспертизы могут стоить от 10-12 тысяч до миллиона рублей, все зависит от сложности и трудоемкости исследования. Частные эксперты в Москве и Санкт-Петербурге берут не меньше, но только потому, что спрос в обеих столицах традиционно велик. В регионах же сделать частную экспертизу зачастую стоит дешевле, чем государственную.

Другой опасный момент: коррупция. Принято считать, раз люди берут за работу деньги, то они, якобы, под заказ могут сделать все, что угодно. Однако как рассказали "РГ" в Палате судебных экспертов, в их сфере несколько другие правила. Там тот, кто платит, не обязательно заказывает "музыку".

Как объясняют специалисты, если профессионал в чем-то "запачкался", ему потом трудно отмыть репутацию. А честное имя в этом деле дороже любых денег. Эксперты именно этим объясняют низкое число коррупционных дел в своей сфере. По данным руководителей Палаты судебных экспертов, в государственных структурах были единичные дела о взятках экспертов. А негосударственные спецы ни разу не попадались на подкупе, хотя на них как раз самое большое давление.

Поиск истины — под наблюдением
Участники процесса могут с разрешения суда присутствовать при экспертном исследовании, производимом вне храма Фемиды. Тогда они увидят своими глазами, как ученые ищут истину. Правда, могут и ничего не увидеть — если суд откажет в просьбе.

Когда эксперт сочтет, что присутствие "постронних" ему помешает, суд может к этому прислушаться, и никого не пустить. В таком случае, процесс работы ученого мужа останется таинством.

Но в жизни все возможно. Если что, факт присутствия участника судебного разбирательства при производстве судебной экспертизы вне зала судебного заседания следует отразить в заключении эксперта.

Кроме того, Верховный суд постановил "разъяснить судам, что подозреваемый, обвиняемый и их защитники, а также потерпевший должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до ее производства. В том случае, если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым, о чем составляется соответствующий протокол".

Кроме этого постановление предусматривает ограничение срока проведения психиатрических стационарных экспертиз 30 сутками. Правда, в случае необходимости по мотивированному ходатайству эксперта или комиссии экспертов срок пребывания в медицинском стационаре может быть продлен постановлением судьи районного суда по месту нахождения указанного стационара еще на 30 дней. А потом еще на столько же, но это уже в крайнем случае. В итоге может получиться до трех месяцев, но 90 суток уже предел.

Ходатайство эксперта или комиссии экспертов о продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре должно быть представлено в районный суд не позднее чем за три дня до истечения 30-дневного срока. Такое ходатайство подлежит рассмотрению по правилам статьи 165 УПК РФ.

Кто знает, тот и говорит
Для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта по ходатайству стороны или по инициативе суда может привлекаться специалист. Он дает разъяснения в форме устных показаний или письменного заключения. Об этом тоже говорится в документе. И еще: суду надлежит указать, к каким выводам пришел эксперт в результате исследования, а не ограничиваться лишь ссылкой в приговоре на его заключение.

Кстати, о специалистах — это тоже очень интересная фигура в процессе. Он не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним. Его заключение и показания подлежат проверке и оценке по общим правилам, надо оценить компетентность и незаинтересованность человека в исходе дела, обоснованность суждения и тому подобное. При этом слова профессионала могут быть приняты судом или отвергнуты, как и любое другое доказательство. В конце концов, каждый может ошибаться.

"Специалист, участвовавший в производстве какого-либо следственного действия, при необходимости может быть допрошен в судебном заседании об обстоятельствах его производства в качестве свидетеля. Показания специалиста, приглашенного сторонами, даются им по правилам, предусмотренным для допроса лица в качестве свидетеля", — говорится в постановлении пленума.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26