Главная / Новости / Злоупотребление правом или обычная банковская практика?

Злоупотребление правом или обычная банковская практика?

Подписаться на новости

История вопроса:
Установлено судами первой и апелляционной инстанций, по условиям договоров от 02.04.2013 и 31.01.2014 открытое акционерное общество коммерческий банк «Петрокоммерц» (потом путем долгих процессов ЦБР -Банк Траст), обязалось предоставить обществу с ограниченной ответственностью «Технолат» (заемщику) денежные средства в виде кредитной линии с лимитом выдачи в размере 900 000 000 руб. и 360 000 000 руб. со сроком возврата до 01.04.2018 и 30.01.2017 соответственно.

Исполнение обязательств по возврату кредитов обеспечивалось поручительством общества «Авипак» (договоры от 02.04.2013 и от 31.01.2014), а также залогом недвижимого имущества, технологического производственного оборудования и транспортных средств и спецтехники, принадлежащих обществу «Авипак» (договоры от 02.04.2013, от 16.04.2013, от 08.08.2013, от 31.01.2014), залогом основных средств, принадлежащих обществам «Авипак» и «Технолат» (договор от 09.08.2013), залогом 100% долей в уставных капиталах обществ «Технолат» и «Авипак».

Кроме того, те же обязательства обеспечивались поручительствами и залогами иных лиц. Банк «Петрокоммерц» свои обязательства исполнил, однако общество «Технолат» кредит банку не вернуло: задолженность по договору от 02.04.2013 составила 894 788 426,12 руб., по договору от 31.01.2014 – 365 887 261,49 руб.

21.10.2014 Арбитражный суд Калининградской области возбудил дело о банкротстве общества «Авипак» как ликвидируемого должника и 09.12.2014 признал его банкротом.

Тем же судом 22.10.2014 возбуждено дело № А21- 8614/2014 о банкротстве общества «Технолат» и 19.11.2014 оно признано банкротом.

19.01.2015 Банк обратился в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов общества «Авипак» задолженности по договору от 02.04.2013 в размере 894 788 426,12 руб. и по договору от 31.01.2014 в размере 365 887 261,49 руб. (последнее — как обеспеченное залогом имущества должника).

Требование основано на кредитных договорах, договорах залога имущества общества «Авипак» и договорах поручительства.

Определением Арбитражного суда Калининградской области от 06.05.2015 в удовлетворении заявления отказано в связи с тем, что суд усмотрел в действиях банка и общества «Авипак» при заключении договоров залога и поручительства злоупотребление правом, которое было отменено следующей инстанцией  29.06.2015 (Определением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда ). Апелляционный суд опроверг выводы о злоупотреблении правом, указав, что кредит выдавался группе лиц для пополнения оборотных средств, а обеспечение исполнения обязательств по возврату кредита за счет участников группы является обычной хозяйственной практикой.

Арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 15.02.2016 отменил судебные акты и направил обособленный спор на новое рассмотрение для исследования обстоятельств спора.

При новом рассмотрении дела суд первой инстанции принял уточнение требований в связи с их частичным погашением (кредитор просил включить в реестр требование в сумме 894 788 426,12 руб., а также как обеспеченное залогом имущества должника требование в размере 340 567 471,99 руб.) и определением от 22.03.2017 отказал в удовлетворении заявления. Постановлениями апелляционного и окружного судов от 08.07.2019 и от 24.10.2019 определение суда первой инстанции оставлено в силе.

Суды исходили из того банк и общество «Авипак», действуя во вред кредиторам последнего, злоупотребили своими правами при заключении обеспечительных сделок. Суды руководствовались:

  • статьями 10, 168, 361, 363 ГК РФ,
  • статьями 100, 142 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» ,
  • пунктом 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»,
  • пунктом 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»,
  • пунктами 4 и 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — постановление № 63).

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, банк просил судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение судами норм права, и принять по делу новый судебный акт, включив в третью очередь реестра требований кредиторов общества «Авипак» задолженность в сумме 894 788 426,12 руб., а так же задолженность в размере 340 567 471,99 руб. как обеспеченную залогом имущества общества «Авипак». Доводы Банка сводились к тому, что суды безосновательно не приняли во внимание групповой характер деятельности заемщика и поручителя (залогодателя) и их общий экономический интерес в получении кредита, с чем и связаны мотивы общества «Авипак» по заключению обеспечительных сделок. Действия банка по получению обеспечения с участников группы в случае финансирования одного из них соответствуют обычной банковской практике.

Что решил суд, рассматривая кассационную жалобу: 
Рассмотрев требования банка к обществу «Авипак», суды квалифицировали обеспечительные правоотношения, сложившиеся между этими лицами, как злоупотребление правом ими обоими, указав, что при заключении договоров поручительства и залога общество «Авипак» действовало во вред имущественным правам своих кредиторов. Выводы судов основаны на следующем.
1) В действиях общества по заключению спорных сделок «Авипак» не было целесообразности и экономического интереса, в том числе получения имущественной выгоды.
2) Обеспечительные обязательства общества «Авипак» кратно превышали его финансовые возможности. К тому же в момент заключения сделок само общество находилось в неблагоприятном финансовом положении, имея значительную кредиторскую задолженность, у уже в момент заключения сделок оно не могло обеспечить возврат кредитов в полном объеме в силу недостаточности у него имущества и убыточности (либо малой прибыльности) хозяйственной деятельности.
3) Недобросовестность банка заключалась в ненадлежащей проверке экономических возможностей и состоятельности общества «Авипак» (как и 5 прочих поручителей и залогодателей), осведомленности о намерении общества «Авипак» причинить вред имущественным правам своих кредиторов и использовании противоправного поведения поручителя в своих целях, в частности, для искусственного увеличения кредиторской задолженности.

Между тем суды не учли следующее.
В предпринимательской деятельности в большинстве случаев только по данному факту нельзя судить об отсутствии в действиях поручителя (залогодателя) экономической целесообразности и имущественного интереса. Мотив совершения обеспечительных сделок следует искать в наличии корпоративных либо иных связей между поручителем (залогодателем) и должником, объясняющих их общий экономический интерес (например, основное и дочернее общества, преобладающее и зависимое общества, общества, взаимно участвующие в капиталах друг друга, лица, совместно действующие на основе договора простого товарищества либо без такового).

Предполагается, что от кредитования одного из участников группы лиц выгоду в том или ином виде получают все ее члены, так как в совокупности имущественная база данной группы прирастает. В то же время наличие обеспечения (в том числе за счет третьих лиц — членов группы) повышает шансы заемщика получить кредит на более выгодных условиях, а займодавца – вернуть заемные средства. Этим объясняется целесообразность и экономический интерес поручителя (залогодателя).

Получение банком обеспечения от участника группы, входящего в одну группу с заемщиком, является обычной практикой создания кредитором дополнительных гарантий погашения заемных обязательств и не свидетельствует само по себе о наличии признаков неразумности, недобросовестности либо злоупотребления в поведении банка.

Вопреки этим выводам суды, установив факт выдачи кредита обществу «Технолат» и факт поручительства и залога в обеспечение возврата кредита со 6 стороны общества «Авипак», не приняли во внимание доводы банка о необходимости рассматривать кредитные и обеспечительные сделки с точки зрения общего интереса участников группы, в которую входили заемщик и поручитель (залогодатель), являясь к тому же аффилированными между собой лицами.

Отрицая факт группового характера заемных и обеспечительных сделок, суды исходили из отсутствия консолидированной отчетности группы или иных свидетельств о групповом характере деятельности, недоказанности родственных отношений между руководителями всех компаний и участия в группе общества «Норвежская семга».

В то же время группа компаний может вести совместную деятельность и без ее юридического оформления, тем более, если компании объединены родственными связями учредителей или руководителей.

В подтверждение своих доводов банк, представив соответствующие доказательства в суд, ссылался на фактическую и юридическую аффилированность между собой обществ «Технолат» и «Авипак» через семью В, где отец (В.Ю.А.) во время заключения спорных сделок имел долю в обществе «Технолат» от 89,5 до 100 процентов. Сын (В. А.Ю.) владел долей в обществе «Авипак» в размере 89,7 процента. Банк полагал, что родственные связи помимо прочего сохраняли возможность оказывать влияние на принятие общих решений (как минимум для обществ «Технолат» и «Авипак») в сфере ведения предпринимательской деятельности. Кроме того, по мнению банка, сам факт существования группы зафиксирован в текстах имеющихся в деле кредитных и обеспечительных договоров, а также отчете об определении рыночной стоимости рыбоперерабатывающего бизнеса группы «Технолат», выполненном по заказу общества «Технолат» для предоставления ему кредита. Через участие в этой группе общество «Авипак» получало имущественную выгоду.

В связи с этим формальных свидетельств группы (договоров, соглашений, иных документов о совместной деятельности) может и не быть, а групповой характер устанавливается на основании совокупности согласующихся между собой иных доказательств, в том числе и косвенных.

Общность экономических интересов допустимо доказывать не только через подтверждение аффилированности юридической (например, через корпоративное участие), но и фактической, то есть когда структура корпоративного участия и управления (определение Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2016 № 308-ЭС16-1475).

Вывод судов том, что банк и общество «Авипак» намеревались посредством спорных сделок создать подконтрольную фиктивную кредиторскую задолженность для последующего уменьшения процента требований независимых кредиторов, несостоятелен.

В связи с изложенным судебная коллегия полагает, что квалификация арбитражными судами обеспечительных сделок обществ «Авипак» и банка как ничтожных по статьям 10 и 168 ГК РФ преждевременна. Для констатации злоупотреблений при заключении обеспечительных сделок, влекущих их ничтожность, должны быть приведены достаточно веские аргументы о значительном отклонении поведения банка и поручителя (залогодателя) от стандартов разумного и добросовестного осуществления своих гражданских прав, направленность их действий на явный ущерб кредиторам должника.

Обстоятельства, на которые ссылались участвующие в судебном заседании лица в поддержку обжалованных судебных актов (в частности, о намерении банка получить обеспечение под выданный кредит не с целью дополнительной гарантии возврата денежных средств, а для того, чтобы посредством банкротства общества «Авипак» и контроля над этим банкротством получить в собственность его имущество по нерыночной цене) основаны на обстоятельствах, которые не получили судебной оценки нижестоящих инстанций и не отражены в судебных актах. В силу этого указанные доводы не могут рассматриваться в кассационном порядке.

Судебная коллегия определила: 
определение Арбитражного суда Калининградской области от 22.03.2017, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2019 и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 24.10.2019 по 9 делу № А21-8868/2014 отменить, направить обособленный спор на новое рассмотрение в Арбитражный суд Калининградской области.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26