Главная / Новости / Законное дробление: положительная судебная практика. И пример того, как делать не надо

Законное дробление: положительная судебная практика. И пример того, как делать не надо

Подписаться на новости

Дробление бизнеса само по себе еще не является чем-то незаконным. Незаконным в нем является получение необоснованной налоговой выгоды. Именно это не любят налоговики, и именно с целью выявить эту самую выгоду они и приходят в компании с претензиями на дробление.

Судебная практика по дроблению неоднородная, но чаще в этих делах выигрывают налоговики. Происходит это не потому, что они хорошо выявляют и доказывают, а потому, что они сами выбирают, по каким делам стоит судиться, а по каким — смысла нет.

Но бывает и такое, что налоговики вроде бы ухватили неплохое дело — но суд с ними не согласен.

Дело ЗАО ПТФ «ПЕКОФ»

Дело № А49-4003/2020 уже дошло до Верховного суда, но пока там не рассматривалось.

Суть в том, что в этом холдинге было создано 6 организаций с 1998 по 2009 годы. В тот период про дробление никто ничего и не знал, все так работали.

Кроме того, каждая из организаций была создана для своей цели, хоть они и являлись взаимозависимыми. Цели уклоняться от налогов тут не было (по крайней мере, это не доказали).

Один из доводов бизнеса в суде — компании создавались во исполнение указания региональных властей:

«Активизировать работу по созданию предприятий малого бизнеса на свободных производственных площадях, оказанию необходимой помощи и поддержки в работе».

Налоговики пытались это оспорить своими доводами. Они там были как по учебнику:

  • единая кадровая политика;
  • единая бухгалтерия;
  • один адрес;
  • одни и те же номера телефонов;
  • один и тот же сайт в интернете;
  • у всех компаний один и тот же владелец.

И так далее. Формально — да, дробление.

Но суд им указал, что за формальными признаками неплохо бы найти реальную цель бизнеса. Если доказать, что все это сделано именно для получения необоснованной налоговой выгоды — да, хорошо, есть дробление. Если этого не доказано — извините, дробления нет. Вернее, оно есть, но без цели уйти от налогов.

Для данного случая суд к тому же указал налоговикам, что фактически предпринимательскую деятельность вели все компании в холдинге, с реальной экономической целью. Если они при этом взаимозависимы, то это еще ни о чем не говорит. Да и законом это не запрещено.

Иными словами, налоговики должны доказать, что бизнес дробят с неправомерной целью, а именно для ухода от налогов или для незаконного получения налоговых льгот. Если же это холдинг из фактически независимых компаний, то тут нарушения нет.

Отметим, что в таких сложных делах отбиваться от претензий налоговиков собственными силами не просто рискованно — это заранее обречено на провал. Потому что обычно сначала директора вызывают на допрос в ФНС, делают запросы, вы им все предоставляете и рассказываете. Менять показания и объяснять: «мы не то имели в виду!», потом будет уже поздно.

Поэтому сразу, как только вы получили вызов или запрос, обратитесь к юристу. Как минимум, чтобы он составил грамотный ответ и сопроводил вас в налоговую. Как максимум — чтобы сопровождал всю процедуру, участвовал в суде. Обычный бухгалтер тут не помощник. Да и юрист, который разбирается с претензиями клиентов или договорами, тоже не сможет адекватно оценить риски.

Дело «Флагмана»

Дело № А35-7072/2018. Относительно свежая (май 2021) практика по дроблению в пользу налогоплательщика.

Суть дела — налоговики доначислили по результатам выездной налоговой проверки 22,8 млн руб. курской компании. Она, по их мнению, реализовывала товар через подконтрольных ИП, а значит, применила незаконную схему по дроблению.

Дело дошло только до апелляции. В обеих инстанциях суды с налоговиками не согласились.

Конкретно в этом деле налоговикам не понравились взаимоотношения между одним из контрагентов-ИП и компанией, поскольку этот ИП был одновременно учредителем и директором этой компании.

Платежи от этого ИП, по которым и были доначисления, оказались не предоплатой за товар, а возвратами за нереализованный товар, либо вкладами учредителя в имущество ООО. И таким же образом они были оприходованы и отражены в учете.

Правда, письма об изменении назначения платежа между ИП и компанией в суд представлены не были (как и налоговикам). Компания заявила об их утрате, предоставила только заверенные дубликаты, но суд в качестве доказательств их не принял. И указал на недоказанность утверждения компании, что спорные платежи не являются авансами, с которых налоговики и доначислили.

Однако суд нашел другие обстоятельства неправоты налоговиков.

«Налогоплательщик со своей стороны предоставил документально подтвержденные данные о реализации и возвратах авансов, которые не опровергнуты ответчиком, не собравшим соответствующих доказательств в период проверки» — указал суд.

Взаимозависимость участников сделки еще не является основанием признать налоговую выгоду необоснованной. Этот факт суд тоже отметил.

ИП-муж, ИП-жена и ИП-сын. Для сохранения права на патент

Здесь мы приведем пример, как не надо делать. Такая схема работы давно налоговикам известна и легко вычисляется.

Дело № А75-20885/2020. Дошло до кассации, пока не рассматривали. Что примечательно, первая инстанция предпринимателю отказала. А апелляция частично решение изменила.

Казалось бы, классика дробления — одна касса, один торговый зал, три ИП — муж, жена и их сын. Использовали патент, поскольку общая площадь торгового зала, где они сидели — более 50 кв. м.

Само собой, налоговики обратили внимание на взаимозависимость ИП-родственников, да и торговый зал не был разделен на отдельные торговые площади.

Хотя деятельность этих ИП была разная, но суд установил факт, что все товары приобретал ИП-муж, он же оплачивал транспортировку. Да и расчетный счет у них был один.

Налоговики доначислили 2,47 млн рублей. Немаленькая сумма для ИП. Это доказывает, что с дроблением налоговики могут прийти не только в крупный бизнес.

Однако суды приняли довод предпринимателя в том, что налоговики не учли его платежи по ПСН, взыскав недоимку по УСН, что привело, по сути, к двойной уплате налогов. Пени же при этом не начисляются.

Иными словами, если ИП утратил право на патент и остался на УСН, все, что было ранее уплачено по патенту, налоговики должны зачесть в счет УСН.

В этой части, а именно в сумме 61 966 руб., решение налоговиков признали недействительным. Но в остальной части оставили в силе.

С учетом, что ИМ-муж не применял ОСНО вместе с ПСН, можно считать, что семья легко отделалась. Иначе взыскали бы НДФЛ с НДС, а там суммы были намного больше.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26