Главная / Новости / Зачем запрашивать устав у контрагента?

Зачем запрашивать устав у контрагента?

Подписаться на новости

Согласно пункту 3.1. статьи 40 Федерального закона от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» уставом общества может быть предусмотрена необходимость получения согласия совета директоров (наблюдательного совета) общества или общего собрания участников общества на совершение определенных сделок. При отсутствии такого согласия или последующего одобрения соответствующей сделки она может быть оспорена лицами, указанными в абзаце первом пункта 4 статьи 46 настоящего Федерального закона, в порядке и по основаниям, которые установлены пунктом 1 статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Данная норма позволяет участникам общества в целях сохранения особо ценных активов (недвижимости, интеллектуальной собственности и т.п.) установить специальный режим совершения сделок путем введения дополнительной процедуры их предварительного согласования общим собранием участников или советом директоров (т.н. «уставная экстраординарность», отличающаяся от «законной экстраординарности» крупных сделок и сделок с заинтересованностью).

В связи с этим в большинстве юридических компаний/служб в чек-листе «Due Diligence» можно встретить пункт «Запросить устав у контрагента для проверки полномочий директора на совершение сделки».

Однако стоит ли направлять контрагенту запрос о предоставлении устава?

Верховный суд последовательно развивает презумпцию неограниченной компетенции директора, непротивопоставимости уставной экстраординарности третьим лицам и отсутствия у них обязанности по изучению учредительных документов контрагента на предмет наличия «внутренних» ограничений.

Пункт 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

«Юридическое лицо не вправе в отношениях с лицом, добросовестно полагавшимся на данные ЕГРЮЛ, ссылаться на данные, не включенные в указанный реестр, а также на недостоверность данных, содержащихся в нем, за исключением случаев, если соответствующие данные включены в указанный реестр в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица (абзац второй пункта 2 статьи 51 ГК РФ).

По общему правилу закон не устанавливает обязанности лица, не входящего в состав органов юридического лица и не являющегося его учредителем или участником (далее в этом пункте — третье лицо), по проверке учредительного документа юридического лица с целью выявления ограничений или разграничения полномочий единоличного исполнительного органа юридического лица или нескольких единоличных исполнительных органов, действующих независимо друг от друга либо совместно.»

Пункт 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 №27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность»

«По общему правилу, закон не устанавливает обязанности третьего лица по проверке перед совершением сделки того, является ли соответствующая сделка сделкой с заинтересованностью для его контрагента и была ли она надлежащим образом одобрена (в том числе отсутствует обязанность по изучению списков аффилированных лиц, контролирующих и подконтрольных лиц контрагента, устава общества). Третьи лица, полагающиеся на данные ЕГРЮЛ о лицах, уполномоченных выступать от имени юридического лица, по общему правилу, вправе исходить из наличия у них полномочий на совершение любых сделок (абзац второй пункта 2 статьи 51 ГК РФ).».

Пункт 6 «Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019)

» Опубликование учредительного документа юридического лица, в том числе в сети Интернет, само по себе не создает презумпцию знания контрагентом его содержания.».

Нижестоящие суды в целом поддерживают подход Верховного суда. Так, например, в постановлении от 29 октября 2018 года по делу №А07-13547/2018 Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд указал, что: «Как правило, в преамбуле договора вместе с фамилией, именем и отчеством генерального директора указывается, что он действует на основании устава. Такая ссылка на устав сама по себе не доказывает, что контрагент знал об ограничении полномочий генерального директора. Ведь контрагент, не входящий в состав органов организации и не являющийся ее учредителем или участником, не обязан проверять учредительные документы такой организации с целью выявить ограничение полномочий у генерального директора. Для проверки ему доступны только сведения, внесенные в ЕГРЮЛ.».

Более категорично решает данный вопрос Право Европейского союза. Согласно пункту 2 статьи 10 Директивы о публикациях не противопоставляются третьим лицам ограничения полномочий, содержащиеся в уставе или решении уполномоченного органа компании, даже если содержание указанных документов было раскрыто (2. Article 10 DIRECTIVE 2009/101/EC «The limits on the powers of the organs of the company, arising under the statutes or from a decision of the competent organs, may not be relied on as against third parties, even if they have been disclosed».

То есть нельзя вменять контрагенту в вину то, что он не запросил и не изучил устав организации на предмет наличия «внутренних» ограничений. Такое вменение не должно происходить даже в тех случаях, когда сделка носит достаточно серьезный характер и выходит за рамки обычной хозяйственной деятельности. Третьим лицам противопоставимы только те ограничения компетенции директора, сведения о которых внесены в ЕГРЮЛ. (Насколько мне известно, такой раздел отсутствует в публичном реестре юридических лиц. По крайней мере, новой формой Р13014 (утв. приказом ФНС России от 31.08.2020 № ЕД-7-14/617@) внесение таких сведений не предполагается).

Данная позиция мне представляется правильной, поскольку способствует снижению издержек в части юридического сопровождения сделок, сужает практику их оспаривания, а также не перекладывает бремя контроля за нанимаемыми директорами на контрагентов.

Большинство юристов (я в их числе) все равно не перестанут изучать учредительные документы контрагента на предмет наличия ограничений компетенции ЕИО, чтобы свести к нулю вероятность оспаривания сделки. Но не нужно запрашивать их у контрагента по электронной почте или, еще хуже, получать по акту приема-передачи, чтобы не формировать своими же действиями состав недействительности по п. 1 ст. 174 ГК РФ (запросил устав, то должны были знать о наличии уставных ограничений). Лучше направить запрос в ИФНС и получить копию устава. Если случайно «проморгали» хорошо спрятанное ограничение, то всегда остается аргумент, что устав вы не получали, да и вообще изучать его не обязаны.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26