Главная / Практика / Юридическая консультация президиума Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа

Юридическая консультация президиума Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа

Вопросы, рассмотренные президиумом Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа №3
Вопрос № 1: Вправе ли таможня применять не прошедший аттестацию Справочник лесотаксационных нормативов для Северного Кавказа (утвержден приказом Федеральной службы лесного хозяйства от 19.01.95 № 10) для исчисления объема лесоматериалов в целях установления достоверности сведений о количестве поставленных на экспорт материалов?
Ответ: При поставке на экспорт неокоренной древесины ее объем должен определяться с учетом коры. Для таможенных целей действующим законодательством не установлено разделение материалов на окоренные и неокоренные, так как они декларируются одним кодом Товарной номеклатуры внешнеэкономической деятельности с применением одинаковых вывозных таможенных пошлин. Древесина с корой до соответствующей обработки является единым товаром и должна декларироваться с учетом коры.
Таким образом, в случае, когда декларант поставил на экспорт лесоматериалы неокоренные, а в грузовой таможенной декларации указал объем лесоматериалов без коры и не принял мер для достоверного декларирования груза, таможенный орган вправе при исчислении объема лесоматериалов с корой применить Справочник лесотаксационных нормативов для Северного Кавказа, утвержденный приказом Федеральной службы лесного хозяйства от 19.01.95 № 10, который содержит таблицы соотношения диаметров ствола в коре и без коры для основных лесообразующих пород Северного Кавказа.
Вопрос № 2: Налогоплательщик осуществлял деятельность по розничной торговле с использованием безналичной формы расчетов. Товары приобретались покупателями для собственных нужд, для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Правомерно ли в данном случае решение налогового органа о доначислении налогов по общей системе налогообложения за 2003 — 2005 годы?
Ответ: Абзац восьмой статьи 346.27 Налогового кодекса Российской Федерации, введенной в действие Федеральным законом от 24.07.02 № 104 ФЗ с 01.01.03, устанавливает, что для целей Главы 26.3 Кодекса под розничной торговлей понимается торговля товарами и оказание услуг покупателям за наличный расчет, а также с использованием платежных карт.
С 1 января 2006 года введена новая редакция статьи 346.27 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которой розничной продажей признается продажа товаров по договорам розничной купли-продажи независимо от формы расчетов.
В соответствии с определением Конституционного Суда Российской Федерации от 20.10.05 № 405-О включение в понятие розничной торговли безналичной формы расчетов относится к полномочиям законодателя, который, обладая в рамках Конституции Российской Федерации свободой усмотрения в сфере налогового регулирования, с 01.01.06 ввел в действие новую редакцию оспариваемой нормы, признающую продажу товаров по договорам розничной купли-продажи в качестве розничной торговли независимо от формы расчетов (Федеральный закон от 21.07.05 № 101-ФЗ). Однако изменение законодательства не является основанием для применения системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход при розничной продаже товаров с применением безналичной формы расчетов в 2003 — 2005 годах, так как в этот период действовало четкое указание законодателя о том, что розничной торговлей в целях налогообложения в виде единого налога на вмененный доход является торговля за наличный расчет.
Следовательно, арбитражному суду при проверке законности решений налоговых органов по данным вопросам необходимо для определения характера осуществляемой деятельности и системы налогообложения руководствоваться критериями, предусмотренными абзацем восьмым статьи 346.27 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до 01.01.06.
Вопрос № 3: В какой форме должно быть выражено согласие сторон на рассмотрение дела в упрощенном порядке в случае, если инициатором рассмотрения дела в таком порядке явился суд?
Ответ: В соответствии с частью 3 статьи 228 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в определении о принятии искового заявления к производству арбитражный суд указывает на возможность рассмотрения дела в порядке упрощенного производства и устанавливает пятнадцатидневный срок для представления сторонами возражений в отношении рассмотрения дела в порядке упрощенного производства, а также для представления отзыва на заявленные требования или других доказательств. Из приведенной нормы следует, что согласием сторон на рассмотрение дела в порядке упрощенного производства признается отсутствие их возражений, заявленных в пятнадцатидневный срок.
Таким образом, при наличии в материалах дела уведомления о получении сторонами определения о принятии искового заявления к производству в порядке упрощенного производства и непредставлении возражений в отношении рассмотрения дела в порядке упрощенного производства суд вправе рассмотреть дело в порядке упрощенного производства.
Вопрос № 4: Возможно ли привлечение арендаторов нежилого фонда, находящегося в федеральной собственности, к административной ответственности по статье 7.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при отсутствии надлежаще оформленного договора аренды?
Ответ: Согласно пункту 2 статьи 295 Гражданского кодекса Российской Федерации предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника. Аналогичная норма содержится в пункте 2 статьи 18 Федерального закона от 14.11.02 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».
Частью 2 статьи 7.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность за использование находящегося в федеральной собственности объекта нежилого фонда без надлежаще оформленных документов либо с нарушением установленных норм и правил эксплуатации и содержания объектов нежилого фонда.
Таким образом, эта норма предусматривает ответственность субъекта, использующего объект федеральной собственности без законных на то оснований (без документов или на основании ненадлежащее оформленных документов).
Вопрос № 5: Предъявлен иск о признании недействительным договора об отчуждении имущества. Может ли быть удовлетворено ходатайство истца о наложении ареста на данное имущество (либо принятии иной сходной меры обеспечения), если требование о возврате имущества в порядке реституции не заявлено?
Ответ: В силу статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обеспечительные меры допускаются на любой стадии арбитражного процесса, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю. При разрешении спора о признании сделки недействительной не исключаются случаи, когда непринятие мер обеспечения может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта либо повлечь причинение значительного ущерба заявителю. Арбитражный суд признает заявление стороны о применении обеспечительных мер обоснованным, если имеются доказательства, подтверждающие наличие хотя бы одного из оснований, предусмотренных частью 2 статьи 90 названного Кодекса (пункт 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.06 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер»).
Таким образом, ходатайство истца о наложении ареста на имущество (либо принятии иной сходной меры обеспечения) может быть удовлетворено, если истец доказал, что непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта либо что мера обеспечения направлена на предотвращение причинения значительного ущерба заявителю.
22.01.07
Вопрос № 1: Применимы ли правила статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации о сносе и признании права собственности на самовольную постройку при заявлении иска о признании за застройщиком права собственности на объект недвижимости в случае перепланировки помещений и изменения несущих конструкций?
Ответ: Правовая оценка самовольных работ по перепланировке помещений и изменению несущих конструкций зависит от того, создается ли в результате этого новый объект или изменяются характеристики существующего.
Если строительные работы по перепланировке и изменению несущих конструкций существенно изменяют первоначальные индивидуально-определенные признаки объекта недвижимости, в результате чего он фактически не сохраняется, а возникает новый объект, к такому объекту применимы правила статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации о сносе и признании права собственности.
Вопрос № 2: Возможно ли в рамках исполнительного производства о взыскании с крестьянского (фермерского) хозяйства денежных средств обратить взыскание на принадлежащий хозяйству земельный участок?
Ответ: Статьями 129, 130 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена возможность отчуждения или перехода земельных участков от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах. Земельное законодательство Российской Федерации не допускает такой меры воздействия на должника-фермера, как изъятие земельного участка и продажа его с торгов.
В пункте 1 статьи 19 Федерального закона от 11.06.03 № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» указано, что основными видами деятельности фермерского хозяйства являются производство, переработка и реализация сельскохозяйственной продукции. Таким образом, земельный участок, предоставленный для сельхозпроизводства, является основой крестьянского (фермерского) хозяйства, которое, занимаясь любым видом деятельности, не запрещенным законодательством, должно сохранить в качестве главного вида деятельности производство, переработку и реализацию сельхозпродукции. Следовательно, изъятие земельного участка, принадлежащего крестьянскому (фермерскому) хозяйству, фактически означает прекращение деятельности последнего. Между тем основания прекращения деятельности крестьянского (фермерского) хозяйства указаны в статье 21 Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», согласно которой в случае неплатежеспособности деятельность крестьянского (фермерского) хозяйства может быть прекращена через процедуру банкротства (подпункт 3 пункта 1).
Таким образом, действующее законодательство не допускает обращения взыскания на земельный участок, принадлежащий крестьянскому (фермерскому) хозяйству, в рамках исполнительного производства.
29.01.07
Вопрос № 1: Может ли факт предоставления исправленных счетов фактур только в судебное заседание повлиять на действительность (недействительность) решения налоговой инспекции о доначислении налога на добавленную стоимость, пени и штрафа?
Ответ: Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 06.07.04 № 1200/04 указал, что при рассмотрении заявлений о признании решения налоговой инспекции недействительным оценка законности этого решения должна осуществляться судом исходя из тех обязательных к представлению в силу закона документов, которые на момент его вынесения были представлены в налоговую инспекцию обществом в целях подтверждения права на налоговые вычеты.
12 июля 2006 года Конституционный Суд Российской Федерации вынес два определения:
№ 266-0 «По жалобе ЗАО «Производство продуктов питания» на нарушение конституционных прав и свобод отдельными положениями статей 88, 171, 172 и 176 Налогового кодекса Российской Федерации»;
№ 267-0 «По жалобе ОАО «Востоксибэлектросетьстрой» на нарушение конституционных прав и свобод положениями частей 3 и 4 статьи 88, пункта 1 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации и части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».
В определении № 266-0 Конституционный Суд Российской Федерации указал следующее. Положения статьи 88, пунктов 1 и 2 статьи 171, пункта 1 статьи 172 и пунктов 1 — 3 статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу, выявленному Конституционным Судом Российской Федерации в данном определении на основе правовых позиций, изложенных в ранее принятых и сохраняющих свою силу постановлениях, не обязывают налогоплательщика одновременно с подачей налоговой декларации (и/или заявления о возврате из бюджета сумм налога на добавленную стоимость в случае превышения сумм налоговых вычетов общей суммы налога) представлять документы, подтверждающие правильность применения налогового вычета, при том что налоговый орган вправе требовать от налогоплательщика документы, необходимые и достаточные для проведения проверки правильности применения налоговых вычетов.
В определении № 267-0 указано следующее. Полномочия налогового органа, предусмотренные статьями 88 и 101 Налогового кодекса Российской Федерации, носят публично-правовой характер, что не позволяет налоговому органу произвольно отказаться от необходимости истребования дополнительных сведений, объяснений и документов, подтверждающих правильность исчисления и своевременность уплаты налогов. Налогоплательщик вправе предполагать, что если налоговый орган не обращается к нему за объяснениями или документами, подтверждающими декларируемые налоги, то у налогового органа нет сомнений в правильности уплаты налогов. Иное означало бы нарушение принципа правовой определенности и вело бы к произволу налоговых органов.
Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 06.06.95 № 7-П и от 13.06.96 № 14-П в случаях, когда суды при рассмотрении дела не исследуют по существу его фактические обстоятельства, а ограничиваются только установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, закрепленное статьей 46 Конституции Российской Федерации, оказывается существенно ущемленным.
Из указанной правовой позиции, конкретизированной Конституционным Судом Российской Федерации применительно к налоговым спорам в постановлении от 28.10.99 № 14-П и определении от 18.04.06 № 87-0, следует, что гарантируемая статьями 35 и 46 Конституции Российской Федерации судебная защита прав и законных интересов налогоплательщиков не может быть обеспечена, если суды при принятии решения о правомерности отказа в предоставлении заявленных налоговых вычетов исходят из одного только отсутствия у налогового органа документов, подтверждающих правильность их применения, без установления, исследования и оценки всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств, в частности, счетов-фактур и иных документов, подтверждающих уплату налога, а также других фактических обстоятельств, которые в соответствии с налоговым законодательством должны учитываться при решении вопросов о возможности предоставления налоговых вычетов и привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.
Этому корреспондирует толкование статьи 100 Налогового кодекса Российской Федерации, данное в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.04.01 № 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации». Согласно пункту 29 указанного постановления при оспаривании решения о привлечении к налоговой ответственности, вынесенного по результатам выездной налоговой проверки, арбитражный суд обязан принять и оценить документы и иные доказательства, представленные налогоплательщиком в подтверждение своих возражений по акту выездной налоговой проверки.
Таким образом, часть 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в силу приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в сохраняющих свою силу решениях, предполагает, что налогоплательщик в рамках судопроизводства в арбитражном суде во всяком случае не может быть лишен права представлять документы, которые являются основанием получения налогового вычета, независимо от того, были ли эти документы истребованы и проверены налоговым органом при решении вопроса о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности и предоставлении налогового вычета, а суд обязан исследовать соответствующие документы.
Выводы Конституционного Суда Российской Федерации согласуются с изменениями, внесенными в первую часть Налогового кодекса Российской Федерации, которые введены в действие с 01.01.07.
Правоприменительная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации относительно норм Налогового кодекса Российской Федерации, действовавших до 01.01.07, не пересмотрена.
Следовательно, выводы президиума Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, изложенные в постановлении от 05.12.05 № 52, сохраняют свое действие.
Вопрос № 2: Подлежит ли рассмотрению в арбитражном суде спор по заявлению о признании недействительным постановления главы муниципального образования о предоставлении земельного участка гражданину для жилищного строительства?
Ответ: Согласно статье 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе об оспаривании ненормативных правовых актов органов местного самоуправления, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В силу статьи 198 Кодекса заявление о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействий) незаконными рассматриваются в арбитражном суде, если их рассмотрение в соответствии с федеральным законом не отнесено к компетенции других судов.
Оспариваемое постановление о предоставлении земельного участка гражданину может нарушать права заявителя в сфере экономической деятельности. В то же время данным постановлением физическому лицу предоставлены определенные права на земельный участок для жилищного строительства, что не относится к сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Правомерность издания постановления должна анализироваться судом с учетом норм жилищного законодательства, что не относится к компетенции арбитражного суда.
Статья 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определяет, что при обращении в суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие — арбитражному суду, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции. Таким образом, дело по заявлению о признании недействительным постановления о предоставлении земельного участка физическому лицу для строительства подведомственно суду общей юрисдикции.
Вопрос № 3: Вправе ли таможенный орган, в котором не производилось таможенное оформление товара (таможенное оформление производилось другим таможенным органом), при выявлении признаков незаконного использования товарных знаков на данном товаре, находящемся в гражданском обороте, составить протокол об административном правонарушении по статье 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении лица, не являющегося декларантом этого товара?
Ответ: В соответствии с пунктом 5 статьи 403 Таможенного кодекса Российской Федерации одной из основных функций таможенных органов является обеспечение защиты прав интеллектуальной собственности.
Таможенные органы осуществляют таможенный контроль с применением форм таможенного контроля, определенных главой 35 Таможенного кодекса Российской Федерации, в том числе осмотр помещений и территорий (часть 2 статьи 375 Кодекса).
Отдельные вопросы полномочий таможенных органов в связи с проверкой правомерности использования товарного знака в ходе проведения таможенного контроля установлены в пункте 4 статьи 363 Таможенного кодекса Российской Федерации. Согласно данной норме в целях осуществления проверки достоверности сведений после выпуска товаров таможенные органы вправе запрашивать и получать коммерческие документы, документы бухгалтерского учета и отчетности и другую информацию, относящуюся к внешнеэкономическим операциям с этими товарами, а в отношении товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, — также и к последующим операциям с данными товарами, у декларанта или иного лица, имеющего отношение к операциям с товарами. Учитывая изложенное, обязанность по представлению соответствующих документов возлагается не только на декларанта, но и на любое иное лицо, имеющее отношение к операциям с товарами. При этом глава 35 Таможенного кодекса Российской Федерации не содержит запрета для использования таможенным органом, в котором не производилось таможенное оформление товара, той или иной формы таможенного контроля при наличии информации о неправомерном использовании зарегистрированного товарного знака.
В силу пункта 12 статьи 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях должностные лица таможенных органов вправе составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 14.10 Кодекса.
Таким образом, таможенный орган, в котором не производилось таможенное оформление товара, вправе осуществлять проверки по заявлениям правообладателей и иных лиц о незаконном использовании зарегистрированного товарного знака и составлять протоколы об административном правонарушении по статье 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в случае выявления признаков данного правонарушения.
Вопрос № 4: При наличии оснований, установленных пунктом 4 статьи 81 Налогового кодекса Российской Федерации, налогоплательщик освобождается от ответственности, предусмотренной статьей 122 Кодекса, если до представления уточненной налоговой декларации он уплатил недостающую сумму налога и соответствующие ей пени. Возможно ли освобождение налогоплательщика от ответственности в случае неуплаты пени?
Ответ: Согласно пункту 1 статьи 81 Кодекса при обнаружении налогоплательщиком в поданной им налоговой декларации неотражения или неполноты отражения сведений, а равно ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, налогоплательщик обязан внести необходимые дополнения и изменения в налоговую декларацию.
Пунктом 4 этой статьи установлено, что если предусмотренное пунктом 1 статьи 81 Кодекса заявление о дополнении и изменении налоговой декларации делается после истечения срока подачи налоговой декларации и срока уплаты налога, то налогоплательщик освобождается от ответственности, если указанное заявление налогоплательщик сделал до момента, когда он узнал об обнаружении налоговым органом обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 статьи 81 Кодекса, либо о назначении выездной налоговой проверки. Налогоплательщик освобождается от ответственности при условии, что до подачи такого заявления он уплатил недостающую сумму налога и соответствующие ей пени.
Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 26 постановления от 28.02.01 № 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации» разъяснил, что при применении положений пунктов 3 и 4 статьи 81 Кодекса, предусматривающих освобождение налогоплательщика от ответственности в случае самостоятельного обнаружения и исправления им в установленном указанными нормами порядке допущенных при составлении налоговой декларации ошибок, судам необходимо исходить из того, что в данном случае речь идет об ответственности, предусмотренной пунктом 3 статьи 120 «Грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения» и статьей 122 «Неуплата или неполная уплата сумм налога» Налогового кодекса Российской Федерации.
Пунктом 1 статьи 122 Кодекса установлена ответственность за неуплату или неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия).
Из приведенных норм следует, что Налоговым кодексом Российской Федерации предусмотрена возможность освобождения от ответственности налогоплательщика, допустившего налоговое правонарушение в виде неуплаты (неполной уплаты) налога, если он самостоятельно выявит допущенное нарушение, произведет расчет (перерасчет) подлежавшей уплате за конкретный налоговый период суммы налога, исчислит пени за просрочку уплаты доначисленной в результате выявленной ошибки суммы налога, уплатит доначисленные суммы налога и пеней в бюджет, внесет исправления в ранее представленную декларацию путем подачи дополнительной (уточненной) декларации. Только при выполнении всех перечисленных условий в совокупности налогоплательщик может быть освобожден от ответственности за неуплату или неполную уплату налога за соответствующий налоговый период.
Неуплата налога в срок должна быть компенсирована полным возмещением ущерба, понесенного государством в результате несвоевременного внесения налога. Пеня является компенсацией потерь государственной казны в результате недополучения налоговых сумм в срок.
Таким образом, неуплата пени должна рассматриваться как несоблюдение одного из условий освобождения налогоплательщика от ответственности в ситуации, предусмотренной пунктом 4 статьи 81 Кодекса.
05.02.07
Вопрос: Что следует понимать под термином «населенный пункт», который употребляется в решении городского собрания г. Сочи от 21.11.05 № 349?
Ответ: Согласно статье 346.26 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 29.07.04 № 95-ФЗ) система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности устанавливается Кодексом, вводится в действие нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных районов, городских округов, законами городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга. Пунктом 7 статьи 346.29 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что значения корректирующего коэффициента К2 определяются для всех налогоплательщиков представительными органами муниципальных районов, городских округов, законами городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга.
В соответствии с предоставленными законом полномочиями городское собрание города Сочи приняло решение от 21.11.05 № 349 «О едином налоге на вмененный доход для отдельных видов деятельности», которым установило систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности на территории города Сочи и значения корректирующего коэффициента базовой доходности К2. Значение данного коэффициента зависит от численности населенных пунктов. Решением городского собрания города Сочи от 24.05.02 № 92 утвержден Перечень населенных пунктов в составе единого муниципального образования город Сочи для применения при исчислении единого налога на вмененный доход. В данном Перечне перечислены села, поселки, аулы, находящиеся в Адлерском, Лазаревском, Хостинском районах и в городской черте.
Согласно Уставу город-курорт Сочи является муниципальным образованием, в состав которого входят Адлерский, Лазаревский, Хостинский и Центральный внутригородские районы. В соответствии с Федеральным законом от 06.10.03 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» муниципальное образование — городское или сельское поселение, муниципальный район, городской округ либо внутригородская территория города федерального значения. Муниципальный район — несколько поселений, объединенных общей территорией, в границах которой местное самоуправление осуществляется в целях решения вопросов местного значения. В Законе Краснодарского края от 06.10.04 № 780-КЗ «Об административно-территориальном устройстве Краснодарского края и порядке его изменения» дано понятие административно-территориальной единицы и указаны следующие виды административно-территориальных единиц Краснодарского края: города краевого подчинения, районы, города районного значения, внутригородские районы, внутригородские округа в районах, сельские, поселковые, станичные округа, поселки городского типа (рабочие, курортные, дачные), сельский населенный пункт (станица, село, поселок, хутор, аул).
Из содержания названных нормативных актов следует, что под термином «населенный пункт», который употребляется в решении городского собрания города Сочи от 21.11.05 № 349, понимаются населенные пункты, указанные в Перечне населенных пунктов, утвержденном решением городского собрания города Сочи от 24.05.02 № 92.
09.02.07
Вопрос № 1: Вправе ли налоговый орган обратиться с самостоятельным исковым требованием (вне рамок процедуры банкротства) о взыскании с налогоплательщика (налогового агента) налоговой санкции после введения арбитражным судом в отношении налогоплательщика (налогового агента) процедуры банкротства?
Ответ: Пунктом 7 статьи 114 Налогового кодекса Российской Федерации, действовавшим до 01.01.07, и пунктом 1 статьи 115 Кодекса, действующим с 01.01.07, предусмотрен судебный порядок взыскания налоговых санкций. Это означает необходимость подтверждения в судебном порядке факта налогового правонарушения, вины налогоплательщика, отсутствия обстоятельств, освобождающих от ответственности, а также обстоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность налогоплательщика.
В пункте 26 постановления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.06 № 25 «О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциями за публичные правонарушения в деле о банкротстве» (далее — постановление от 22.06.06 № 25) указано, что при применении статьи 126 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) судам необходимо учитывать, что данные положения Закона о банкротстве не являются основанием для отказа в удовлетворении заявленного после введения соответствующей процедуры банкротства требования налогового (уполномоченного) органа о взыскании (включении в реестр) сумм налоговых санкций, в том числе предъявляемых за налоговые правонарушения, ответственность за которые предусмотрена статьями 120, 122, 123 Налогового кодекса Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 31 постановления от 22.06.06 № 25 требования о взыскании суммы налоговых санкций включаются судом в реестр требований кредиторов по заявлению уполномоченного органа на основании вступившего в законную силу решения суда об их принудительном взыскании, вынесенного в порядке главы 26 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и погашаются в очередности, предусмотренной пунктом 3 статьи 137 Закона о банкротстве.
Следовательно, налоговый орган вправе вне рамок процедуры банкротства обратиться в арбитражный суд с самостоятельным требованием о взыскании налоговых санкций с налогоплательщика (налогового агента) после введения арбитражным судом в отношении этого налогоплательщика (налогового агента) процедуры банкротства.
Вопрос № 2: Вправе ли ответчик требовать возмещения судебных расходов при отказе истца от иска и прекращении производства по делу по данному основанию?
Ответ: В соответствии с частью 1 статьи 151 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) в определении арбитражный суд указывает основания для прекращения производства по делу, а также разрешает вопрос о распределении между сторонами судебных расходов. Вопрос распределения судебных расходов разрешается арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении (статья 112 Кодекса). Таким образом, прекращая производство по делу, суд должен разрешить вопрос о распределении между сторонами судебных расходов.
В соответствии с частью 2 статьи 110 Кодекса судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другой стороны. В указанной норме реализуется принцип возмещения правой стороне всех понесенных ею расходов, связанных со вступлением либо привлечением ее в судебный процесс, за счет неправой стороны в споре. Принятие судом отказа от иска влечет вынесение определения, содержание которого объективно свидетельствует в пользу ответчика. Следовательно, в случае прекращения производства по делу по основанию, предусмотренному пунктом 4 части 1 статьи 150 Кодекса, судебные расходы, понесенные ответчиком, должны относиться на истца. Исключение из этого правила установлено подпунктом 3 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому уплаченная государственная пошлина не подлежит возврату при добровольном удовлетворении ответчиком требований истца после обращения последнего в арбитражный суд и вынесения определения о принятии искового заявления к производству.
Вопрос № 3: Подпадает ли под понятие «реклама», определенное в статье 2 Федерального закона от 18.07.95 № 108-ФЗ «О рекламе», конструкция с указанием наименования юридического лица и продаваемых им товаров, расположенная на крыше и фасаде здания, в котором это лицо осуществляет розничную продажу товаров?
Ответ: Согласно статье 2 Федерального закона от 18.07.95 № 108-ФЗ «О рекламе» под рекламой понимается распространяемая в любой форме, с помощью любых средств информация о физическом или юридическом лице, виде деятельности, товарах, идеях и начинаниях (рекламная информация), которая предназначена для неопределенного круга лиц и призвана формировать интерес к рекламодателю, виду деятельности, товарам, идеям и начинаниям и способствовать реализации товаров, идей и начинаний.
В силу статьи 9 Закона Российской Федерации от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей» потенциальный продавец товара или исполнитель работ, услуг для удовлетворения личных, семейных и бытовых потребностей гражданина обязан довести до сведения последнего фирменное наименование своей организации, место ее нахождения (юридический адрес) и режим работы, разместив указанную информацию на вывеске.
В информационном письме от 25.12.98 № 37 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о рекламе» Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснил, что по смыслу статьи 2 Федерального закона от 18.07.95 № 108 ФЗ «О рекламе» под рекламой понимаются сведения, распространяемые исключительно для формирования и поддержания интереса к юридическому или физическому лицу, его товарам, идеям и начинаниям. Указание юридическим лицом своего наименования на вывеске (табличке) по месту нахождения преследует иные цели и не может рассматриваться как реклама. Сведения, распространение которых по форме и содержанию является для юридического лица обязательным на основании закона или обычая делового оборота, не относятся к рекламной информации независимо от манеры их исполнения на соответствующей вывеске. Таким образом, основным признаком, отграничивающим рекламу от обязательной информации, является цель ее размещения: цель рекламы — привлечение внимания к юридическому или физическому лицу, его товарам, идеям и начинаниям; цель обязательной информации — обеспечение публичных интересов неопределенного круга лиц.
С учетом изложенного можно сделать вывод, что указание наименования юридического лица и продаваемых им товаров на конструкции, расположенной на крыше и фасаде здания, не может быть отнесено к сведениям, которые юридическое лицо в обязательном порядке в силу закона или обычая делового оборота должно размещать на вывеске. В данном случае такая информация призвана формировать интерес неопределенного круга лиц к этому юридическому лицу, т. е. представляет собой рекламную информацию.
Вопрос № 4: Являются ли ничтожными (статья 49 Закона Российской Федерации «О недрах», статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации) либо оспоримыми (статья 173 Кодекса) сделки по распоряжению полезными ископаемыми, заключенные лицом, осуществляющим недропользование без лицензии?
Ответ: В силу статьи 9 Федерального закона «О недрах» в случае, если федеральными законами установлено, что для осуществления отдельных видов деятельности, связанных с пользованием недрами, требуются разрешения (лицензии), пользователи недр должны иметь лицензии на осуществление соответствующих видов деятельности или заключать договоры с организациями, имеющими лицензии на осуществление соответствующих видов деятельности. Права и обязанности пользователя недр возникают с момента государственной регистрации лицензии на пользование участками недр.
В силу статьи 49 Закона «О недрах» сделки, связанные с пользованием недрами, заключенные с нарушением Закона, являются недействительными. Указанная норма носит императивный характер. В силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна. Статья 173 Гражданского кодекса Российской Федерации не может применяться в этом случае, поскольку она связывает недействительность сделки с отсутствием лицензии на занятие соответствующей деятельностью. Федеральный закон «О недрах» основанием недействительности сделки указывает отсутствие лицензии на пользование недрами, т. е. иную категорию лицензирования. Учитывая особое публичное значение такого лицензирования, закон не связывает возможность признания сделки недействительной с условиями, перечисленными в статье 173 Гражданского кодекса Российской Федерации (в частности, с осведомленностью контрагента о незаконности сделки).
Вопрос № 5 (вопрос Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики): По договору уступлено право требования по исполнительному листу, выданному в соответствии с решением суда о взыскании задолженности по кредитному договору с обращением взыскания на заложенное недвижимое имущество. Необходимо ли в данном случае соблюдение требований статьи 389 Гражданского кодекса Российской Федерации к форме договора цессии и государственной регистрации перехода права по договору об ипотеке? Являются ли решение суда о взыскании суммы задолженности и выданный на его основании исполнительный лист новым обязательством, или обязательство и правовые последствия остаются прежними, а судебный акт и исполнительный лист — это мера принудительного исполнения существующей обязанности?
Ответ: Статья 8 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает основания возникновения обязательств. Решение суда, которым взыскана задолженность по договору, и выданный на его основании исполнительный лист представляют собой не новое обязательство, а способ принудительного исполнения существующего обязательства.
Согласно пункту 2 статьи 339 Гражданского кодекса Российской Федерации договор о залоге должен быть заключен в письменной форме, договор об ипотеке — зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации сделок с соответствующим имуществом. На основании пункта 2 статьи 389 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требований по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.
Реализация кредитором своего права на обращение взыскания на предмет залога не изменяет правовой природы отношений сторон, поскольку в силу статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации залог прекращается в случае продажи заложенного имущества с публичных торгов.
Таким образом, при уступке прав требования по исполнительному листу, выданному в соответствии с решением суда о взыскании задолженности по кредитному договору с обращением взыскания на заложенное недвижимое имущество, необходимо соблюдение требований пункта 2 статьи 389 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Вопрос № 6: Применяется ли срок исковой давности к требованию о признании недействительной ничтожной сделки?
Ответ: В силу статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее судом таковой. Для того чтобы считать эту сделку недействительной, не требуется обращения в суд. Статья 181 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит указания о применении к требованию о признании сделки ничтожной срока исковой давности, данное требование относится к искам о признании права. Следовательно, на требование о признании неисполненной ничтожной сделки недействительной срок исковой давности не распространяется.
Как надлежащий способ защиты (статья 12 Гражданского кодекса Российской Федерации) такой иск может использоваться только в том случае, если ничтожная сделка не исполнена. Если сделка исполнена, судам следует исходить из того, что в этом случае право истца не может быть восстановлено предъявлением иска о признании ничтожной сделки недействительной. Надлежащим способом защиты в таких ситуациях (в зависимости от обстоятельств дела) могут быть иски о применении последствий недействительности ничтожной сделки, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о взыскании убытков, неосновательного обогащения. Срок исковой давности к указанным требованиям применяется.
Вопрос № 7: Какие последствия влечет отсутствие государственной регистрации ограничений, возникших на основании акта о резервировании земельного участка для государственных или муниципальных нужд?
Ответ: Согласно статье 4 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон) наряду с государственной регистрацией вещных прав на недвижимое имущество подлежат государственной регистрации ограничения (обременения) прав на него, в том числе сервитут, ипотека, доверительное управление, аренда. Ограничения прав на землю подлежат государственной регистрации в порядке, установленном Законом (статья 56 Земельного кодекса Российской Федерации). Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права (статья 2 Закона). По смыслу названной нормы государственная регистрация ограничений прав также является единственным доказательством их существования.
Таким образом, не прошедшие государственной регистрации ограничения, указанные в акте о резервировании земельных участков для публичных нужд, не влекут предусмотренных законом обременений для собственников, пользователей, землевладельцев и арендаторов этих участков. Опубликование акта о резервировании земельных участков в средствах массовой информации носит лишь информативный характер.
05.03.07
Вопрос № 1: Требование пункта 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации о восстановлении налогоплательщиком, перешедшим с 01.01.06 на специальный налоговый режим в соответствии с главами 26.2 и 26.3 Кодекса, сумм НДС, ранее принятых к вычету, действует с 01.01.06. Предъявляется ли оно к налогоплательщику, перешедшему на указанные налоговые режимы с 01.01.06?
Ответ: Согласно пункту 2 статьи 346.11 и пункту 4 статьи 346.26 Налогового кодекса Российской Федерации применение упрощенной системы налогообложения и единого налога на вмененный доход организациями предусматривает их освобождение от обязанности по уплате налога на прибыль организаций, налога на имущество организаций и единого социального налога. Организации, применяющие упрощенную систему налогообложения или являющиеся плательщиками единого налога на вмененный доход, не признаются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость, за исключением налога на добавленную стоимость, подлежащего уплате в соответствии с данным Кодексом при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации.
Пунктом 19 статьи 1 Федерального закона от 22.07.05 № 119-ФЗ «О внесении изменений в главу 21 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений актов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах» (далее — Закон № 119-ФЗ), вступившего в силу с 01.01.06, внесены изменения в пункт 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми суммы налога на добавленную стоимость, принятые к вычету налогоплательщиком по товарам (работам, услугам), в том числе по основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам в порядке, предусмотренном главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации, подлежат восстановлению налогоплательщиком в случае дальнейшего использования таких товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, и имущественных прав для осуществления операций, указанных в пункте 2 названной статьи, за исключением операции, предусмотренной подпунктом 1 указанного пункта, а также при передаче основных средств, нематериальных активов и (или) иного имущества, имущественных прав правопреемнику (правопреемникам) при реорганизации юридических лиц. Восстановлению подлежат суммы налога на добавленную стоимость в размере, ранее принятом к вычету, а в отношении основных средств и нематериальных активов — в размере суммы, пропорциональной остаточной (балансовой) стоимости без учета переоценки. Абзацем 5 подпункта 3 этой статьи установлено, что при переходе налогоплательщика на специальные налоговые режимы в соответствии с главами 26.2 и 26.3 Налогового кодекса Российской Федерации суммы налога на добавленную стоимость, принятые к вычету налогоплательщиком по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, и имущественным правам в порядке, предусмотренном главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации, подлежат восстановлению в налоговом периоде, предшествующем переходу на указанные режимы.
Закон № 119-ФЗ в части, устанавливающей перечни случаев восстановления налога на добавленную стоимость и порядок такого восстановления, вступил в силу с 01.01.06. Редакция статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации, действовавшая до 01.01.06, не содержала требования о восстановлении сумм налога на добавленную стоимость в случае перехода налогоплательщика на специальные налоговые режимы. Для налогоплательщиков, переходящих на специальный налоговый режим с 01.01.06, предыдущий налоговый период приходится на 2005 год, т. е. на период, когда у них не было обязанности по восстановлению налога на добавленную стоимость.
В соответствии с пунктом 2 статьи 5 Налогового кодекса Российской Федерации акты законодательства о налогах и сборах, устанавливающие новые налоги и (или) сборы, повышающие налоговые ставки, размеры сборов, устанавливающие или отягчающие ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах, устанавливающие новые обязанности или иным образом ухудшающие положение налогоплательщиков или плательщиков сборов, а также иных участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, обратной силы не имеют.
Подача налоговой декларации за IV квартал (декабрь) 2005 года по сроку 20.01.06 не является основанием для восстановления налога на добавленную стоимость, поскольку срок подачи налоговой декларации не изменяет установленного главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации налогового периода.
Таким образом, у налогоплательщика, перешедшего с 01.01.06 на специальный налоговый режим, предусмотренный главами 26.2 и 26.3 Налогового кодекса Российской Федерации, отсутствует обязанность по восстановлению ранее возмещенного налога на добавленную стоимость в IV квартале (декабре) 2005 года.
Вопрос № 2: Стороны внешнеторгового контракта заключили дополнительное соглашение об изменении сроков оплаты продукции, но в паспорт сделки изменения не внесли. Привлекается ли резидент к ответственности за несвоевременное получение валютной выручки по части 4 статьи 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях?
Ответ: Часть 4 статьи 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает административную ответственность за невыполнение резидентом в установленный срок обязанности по получению на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты Российской Федерации, причитающейся за переданные нерезидентом товары, выполненные работы, оказанные услуги.
Согласно статье 19 Федерального закона от 10.12.03 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» при осуществлении внешнеторговой деятельности резиденты обязаны в сроки, предусмотренные внешнеторговыми договорами (контрактами), обеспечить получение от нерезидентов на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты Российской Федерации, причитающейся в соответствии с условиями указанных договоров (контрактов). В силу статьи 20 Закона паспорт сделки является документом, который оформляется в целях обеспечения учета и отчетности по валютным операциям.
Центральный банк Российской Федерации для обеспечения учета и отчетности установил единые правила оформления резидентами в уполномоченных банках паспорта сделки в Инструкции от 15.06.04 № 117-и «О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации при осуществлении валютных операций, порядке учета уполномоченными банками валютных операций и оформления паспортов сделок». Согласно Инструкции в целях обеспечения учета и отчетности по валютным операциям резидент по каждому контракту (кредитному договору) оформляет один паспорт сделки в одном банке в порядке и в соответствии с требованиями раздела Порядка оформления паспорта сделки при осуществлении валютных операций между резидентами и нерезидентами. В случае внесения в контракт (кредитный договор) изменений или дополнений, затрагивающих сведения, указанные в оформленном паспорте сделки, резидент представляет в банк два экземпляра паспорта сделки, переоформленного с учетом изменений, внесенных в контракт (кредитный договор), документы, подтверждающие вносимые изменения и дополнения в контракт (кредитный договор).
По смыслу валютного законодательства в случае, когда стороны внешнеторгового контракта заключили дополнительное соглашение об изменении условия контракта о сроке оплаты поставленного на экспорт товара, которое изменяет сведения в оформленном паспорте сделки, однако изменения в паспорт сделки не внесли, такое дополнительное соглашение не может иметь силу доказательства при рассмотрении вопроса о выполнении резидентом обязанности по получению валютной выручки в установленный срок.
Таким образом, в случае невнесения в паспорт сделки изменений о сроке оплаты продукции резидент может быть привлечен к ответственности за несвоевременное получение валютной выручки по части 4 статьи 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Вопрос № 3: Образует ли состав правонарушения по части 2 статьи 19.19 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях факт продажи бывших в употреблении сотовых телефонов без сертификата соответствия?
Ответ: Частью 2 статьи 19.19 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — Кодекс) предусмотрена ответственность за нарушение правил обязательной сертификации, т. е. за реализацию сертифицированной продукции, не отвечающей требованиям нормативных документов, на соответствие которым она сертифицирована, либо реализацию сертифицированной продукции без сертификата соответствия (декларации о соответствии) или без знака соответствия.
Порядок проведения сертификации определен Федеральным законом от 27.12.02 № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (далее — Закон № 184 ФЗ). Согласно статье 2 Закона № 184-ФЗ сертификация продукции представляет собой форму осуществляемого органом по сертификации подтверждения соответствия объектов требованиям технических регламентов, положениям стандартов или условиям договоров.
В статье 41 Федерального закона от 07.07.03 № 126-ФЗ «О связи» указано, что подтверждение соответствия установленным требованиям средств связи, используемых в сети связи общего пользования, является обязательным. Подтверждение соответствия средств связи техническому регламенту осуществляется посредством их обязательной сертификации. Средства связи, подлежащие обязательной сертификации, предоставляются для проведения сертификации изготовителем или продавцом. Перечень подлежащих обязательной сертификации средств связи включает в себя, в частности, радиоэлектронные средства связи. На основании особых условий приобретения радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17.07.96 № 832, абонентские носимые (портативные) радиостанции сотовых сетей радиосвязи федеральных и региональных стандартов отнесены к радиоэлектронным средствам.
Согласно пункту 17 Правил комиссионной торговли непродовольственными товарами, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 06.06.98 № 569, в случае, когда на комиссию принимается товар, в отношении которого должна быть представлена информация о подтверждении соответствия товара установленным требованиям, сроках годности или сроках службы, однако данная информация отсутствует, комиссионер при продаже такого товара обязан представить покупателю информацию о том, что соответствие товара установленным требованиям должно быть подтверждено, на него должен быть установлен срок годности или срок службы, но сведения об этом отсутствуют. Однако Правила комиссионной торговли непродовольственными товарами не могут применяться при продаже бывших в употреблении сотовых телефонов без сертификата соответствия, поскольку Федеральным законом от 07.07.03 № 126-ФЗ «О связи» предусмотрено обязательное соответствие сотовых телефонов установленным требованиям, независимо от того, является средство связи новым или бывшим в употреблении.
Таким образом, реализация бывших в употреблении сотовых телефонов без сертификатов соответствия образует состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 19.19 Кодекса.
Вопрос № 4: Является ли основанием для отказа в предоставлении льготы по налогу на имущество за 2001 год то, что Минэнерго России утвердило перечень имущества, относящегося к объектам мобилизационного назначения, не в 2001, а в 2004 году?
Ответ: Согласно статье 56 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) льготами по налогам и сборам признаются предоставляемые отдельным категориям налогоплательщиков и плательщиков сборов преимущества, которые предусмотрены законодательством о налогах и сборах. Кроме того, в соответствии с пунктом 1 статьи 21 Кодекса налогоплательщик вправе использовать налоговые льготы при наличии оснований и в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах.
В пункте «и» статьи 5 Закона Российской Федерации «О налоге на имущество предприятий» установлено, что стоимость имущества предприятия для целей налогообложения уменьшается на балансовую стоимость мобилизационного резерва и мобилизационных мощностей. Порядок применения данной льготы разъяснен в Методических рекомендациях для использования в практической работе при осуществлении контроля за правомерностью использования налогоплательщиками льгот по налогу на имущество предприятий — приложении к письму Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 11.03.01 № ВТ-6-04/197@ (далее — Методические рекомендации). Согласно пункту 6 Методических рекомендаций льгота, предусмотренная пунктом «и» статьи 5 Закона Российской Федерации «О налоге на имущество предприятий», распространяется на мобилизационные мощности как используемые, так и не используемые в текущем производстве. Данная льгота предоставляется налогоплательщикам независимо от организационно-правовых форм и форм собственности на основании мобилизационного задания, установленного соответствующими органами исполнительной власти или организацией, уполномоченной Правительством Российской Федерации доводить эти задания до непосредственных исполнителей, утвержденного перечня имущества, связанного с его обеспечением, и договоров (контрактов) о выполнении мобилизационных заданий (заказов).
Таким образом, для применения спорной льготы налогоплательщик должен доказать наличие у него мобилизационного задания, перечня имущества, связанного с обеспечением этого задания, а также договора о выполнении мобилизационных заданий.
Подпунктом 5 пункта 1 статьи 9 Федерального закона «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» предусмотрена обязанность организаций по выполнению мобилизационных заданий (заказов) в соответствии с заключенными договорами (контрактами) в целях обеспечения мобилизационной подготовки и мобилизации.
Временный порядок оформления документов для экономического стимулирования мобилизационной подготовки предприятий определял до 2002 года порядок оформления предприятиями перечня имущества мобилизационного назначения, необходимый для исключения стоимости такого имущества из налогооблагаемой базы, обязывал предприятия направлять эти перечни на согласование в Минэкономики России, однако порядка такого согласования не определял. Минэкономразвития России письмами от 26.12.02 и 30.06.03 разъяснило, что перечни имущества мобилизационного назначения предприятий и организаций утверждаются федеральными органами исполнительной власти или органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, установившими этим организациям мобилизационные задания.
Федеральный закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» и Налоговый кодекс Российской Федерации не содержат ограничений в части применения льготы по налогу на имущество по сроку утверждения перечня мобилизационного имущества.
Предприятия энергетического комплекса имеют мобилизационные задания и договоры на выполнение мобилизационных заданий, следовательно, для предоставления льготы по уплате налога на имущество за 2001 год срок утверждения Минэнерго России перечня имущества, относящегося к объектам мобилизационного назначения, значения не имеет.
Вопрос № 5: Банк списал со счета клиента денежные средства в погашение задолженности по налогам по неправомерно выставленным налоговым органом инкассовым поручениям. Необоснованно списанные денежные средства судебным решением взысканы с банка в пользу клиента, банк решение исполнил. Подлежит ли удовлетворению иск банка к налоговому органу о возврате из соответствующих бюджетов сумм, списанных по спорным инкассовым поручениям? Какова правовая природа взыскиваемой суммы (неосновательное обогащение, убытки)?
Ответ: В соответствии с пунктом 2 статьи 854 Гражданского кодекса Российской Федерации без распоряжения клиента списание денежных средств, находящихся на счете, допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом. На основании статьи 46 Налогового кодекса Российской Федерации налоговый орган вправе выставлять инкассовые поручения на списание со счета должника недоимки по налогам.
В силу пункта 12.9 Положения о безналичных расчетах в Российской Федерации банк не рассматривает по существу возражения плательщиков против списания денежных средств с их счетов в бесспорном порядке, а проверяет формальное соблюдение правил оформления инкассовых поручений и на основании статьи 60 Налогового кодекса Российской Федерации обязан исполнить эти поручения. Следовательно, суд не вправе взыскать в пользу клиента с банка, надлежаще исполнившего эту обязанность, сумму, списанную по незаконному инкассовому поручению.
В то же время, если такое судебное решение вынесено и исполнено, банк вправе потребовать в судебном порядке возмещения из бюджета взысканной с него суммы. Это требование соответствует нормам о неосновательном обогащении, поскольку неправомерно списанная со счета клиента сумма возвращена последнему не налоговым органом, получившим данную сумму, а банком за счет собственных средств.
Вопрос № 6: Возможно ли признание права собственности на самовольную постройку за лицом, осуществившим постройку, у которого земельный участок под ней находится на праве долгосрочной аренды (49 лет)?
Ответ: В силу пункта 2 статьи 264 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, не являющееся собственником земельного участка, осуществляет принадлежащие ему права владения и пользования участком на условиях и в пределах, установленных законом или договором с собственником. Согласно статье 263 Кодекса собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, разрешать строительство на своем участке другим лицам. Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о назначении земельного участка.
Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 40 Земельного кодекса Российской Федерации собственник земельного участка имеет право возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов. В силу статьи 41 Кодекса лица, не являющиеся собственниками земельных участков, за исключением обладателей сервитутов, осуществляют те же права.
Таким образом, арендаторы земельных участков вправе возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.
Согласно статье 37 Градостроительного кодекса Российской Федерации разрешенное использование земельных участков и объектов капитального строительства может быть следующих видов: основные виды разрешенного использования, условно разрешенные виды использования, вспомогательные. Пунктом 4 статьи предусмотрено, что основные и вспомогательные виды разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства правообладателями земельных участков и объектов капитального строительства, за исключением органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных и муниципальных унитарных предприятий, выбираются самостоятельно без дополнительных разрешений и согласования.
В силу изложенных правовых норм арендатор вправе осуществлять строительство на предоставленном ему земельном участке с учетом разрешенного использования земельного участка. При этом разрешенное использование определяется не собственником земельного участка применительно к конкретному участку, а градостроительным регламентом применительно к каждой территориальной зоне (пункт 2 статьи 37 Градостроительного кодекса Российской Федерации).
С 1 сентября 2006 г. из пункта 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации исключен абзац 1, в силу которого право собственности на самовольную постройку могло быть признано судом за лицом, осуществившим постройку на не принадлежащем ему земельном участке, при условии, что данный участок будет в установленном порядке предоставлен этому лицу под возведенную постройку. По смыслу абзаца 1 пункта 3 статьи 222 Кодекса (в редакции, действовавшей до 01.09.06), право собственности на самовольную постройку могло быть признано судом за лицом, осуществившим такую постройку. Право собственности признавалось при условии, что постройка осуществлена на принадлежащем ему земельном участке, либо при условии, что участок под возведенную постройку будет ему предоставлен в установленном порядке. Данная норма не ограничивала принадлежность земельного участка застройщику только правом собственности, пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования. Достаточно наличия законного основания владения землей, в том числе и на праве аренды.
Абзац 2 пункта 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 01.09.06, теперь — абзац 1) содержит положения о признании права собственности за другим субъектом — не застройщиком, а лицом, которому принадлежит земельный участок. За лицом, не осуществлявшим строительство, право собственности на самовольную постройку может быть признано, если владение землей осуществляется на праве собственности, пожизненного наследуемого владения, постоянного бессрочного пользования.
Таким образом, исключение абзаца 1 из пункта 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 01.09.06) означает лишь невозможность признания права собственности за лицом, осуществившим постройку на не принадлежащем ему земельном участке, т. е. на участке, занимаемом без какого-либо правового титула. Наличие у самовольного застройщика арендного права на землю (а не собственности, пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования) само по себе не является препятствием для признания за ним права собственности на самовольную постройку.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26