Главная / Новости / Взыскание убытков с арбитражных управляющих за несвоевременное обжалование сделок

Взыскание убытков с арбитражных управляющих за несвоевременное обжалование сделок

Подписаться на новости

Взыскание убытков с арбитражных управляющих за несвоевременное обжалование сделок должника популярно и у кредиторов, и у самих АУ в отношении своих предшественников.

У арбитражного управляющего на обжалование сделки по основаниям главы III.1 Закона о банкротстве  есть один год с момента назначения внешним или конкурсным управляющим или с момента, когда ему стало известно о такой сделке, но при этом арбитражный управляющий должен  доказать – когда и как эта информация у него появилась, а его действия должны соответствовать критериям разумности,  добросовестности и профессионализма.

В деле о несостоятельности ОАО «Иркутский завод сборного железобетона» (А19-14791/2014) арбитражный управляющий обратился с заявлением об оспаривании сделки по требованию налогового органа за пределами годичного срока и, как следствие, в удовлетворении заявления было отказано. С управляющего было взыскано 13 031 475 руб. 22 коп. так как из-за его несвоевременных действий по оспариванию соответствующей сделки пополнить конкурсную массу должника стало невозможно.

Любопытным оказался подход к распределению ответственности между управляющими, так как на период срока исковой давности пришлись назначения еще двух арбитражных управляющих (кроме того, с которого в итоге убытки были взысканы). Суд отказался взыскивать убытки с трех арбитражных управляющих солидарно, возложив ответственность  только на первого из них. По мнению суда именно от него в суд поступили документы спорной сделки, а в отношении других управляющих суд не нашел подтверждения, что эти документы имелись в их распоряжении.

В деле о банкротстве Крымова А.И. (А53-35511/2016) кредитор неоднократно обращался к арбитражному управляющему с требованием обжаловать сделки об отчуждении четырнадцати объектов недвижимого имущества по заниженной цене. Управляющий сделки не оспорил. Процедура реализации имущества должника была завершена, однако он не был освобожден от исполнения требований кредиторов, так как отчуждение имущества в преддверии наступления срока возвращения займов было признано умышленным выводом активов и злоупотреблением правом. При этом суд отметил, что спорные сделки совершены более чем за трехлетний период до возбуждения дела о банкротстве должника и не подпадают под признаки оспоримости.

Тем не менее, кредитор обратился с заявлением о взыскании убытков с арбитражного управляющего на сумму непогашенных требований.  Решением Арбитражного суда Ростовской области от 31.01.2019, поддержанным ВС РФ,  в удовлетворении заявления было отказано.

Именно арбитражный управляющий должен решать – целесообразно или бесперспективно оспаривание сделки в каждом конкретном случае.

ВС РФ подтвердил, что если сделка совершена должником за пределами трехлетнего периода подозрительности, то вполне очевидно, что ее оспаривание по основаниям, предусмотренным главой III.1 Закона о банкротстве, не имеет судебных перспектив на положительное удовлетворение. Следовательно, бездействие арбитражного управляющего в отношении оспаривания подобных сделок разумно.

И наоборот, активное возбуждение судебных производств по заведомо бесперспективным требованиям может указывать либо на непрофессионализм, либо на недобросовестность арбитражного управляющего. Уменьшение конкурсной массы, вызванное подобными неправомерными действиями, может в свою очередь стать основанием для взыскания нанесенных убытков с арбитражного управляющего.

ВС РФ также указал, что для квалификации сделки как ничтожной по статьям 10 и 168 ГК РФ требовалось выявление нарушений, выходящих за пределы диспозиции части 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, а их не усматривалось. Следовательно, судебных перспектив для оспаривания сделок в деле о банкротстве по статьям 10 и 168 ГК РФ также не было.

Судебный отказ в освобождении должника от исполнения требований кредиторов из-за допущенного им недобросовестного поведения при отчуждении своего имущества сам по себе не является достаточным основанием для признания сделок ничтожными в деле о банкротстве.

В заключение заметим, что при взыскании просроченной дебиторской задолженности суд не может сам, без заявления ответчика, применить исковую давность. А вот в оспаривании сделки суды отказывают даже без возражения ответчика.

P.S. Обращайтесь за консультациями по вопросам банкротства граждан и юр.лиц, в т.ч. регистрации и ликвидации компаний по тел: +7 (495) 258 0038