Главная / Новости / Взыскание убытков с арбитражных управляющих: практика набирает обороты

Взыскание убытков с арбитражных управляющих: практика набирает обороты

Подписаться на новости

Арбитражный управляющий — одна из ключевых фигур в делах о банкротстве, именно он во многом
определяет его ход. С одной стороны, арбитражный управляющий должен принимать меры по сохранности
имущества должника, увеличению его конкурсной массы, в том числе заниматься поиском, выявлением и
возвратом имущества должника, находящегося у третьих лиц. С другой — действия арбитражного
управляющего по формированию конкурсной массы должны носить разумный, рациональный характер, он
должен не допускать бесперспективных, формальных действий, которые повлекут за собой неоправданное
увеличение расходов на проведение процедуры банкротства. Мы проанализировали судебную практику по
спорам о привлечении арбитражных управляющих к ответственности в виде взыскания убытков и
предлагаем вашему вниманию выявленные нами самые распространенные основания взыскания с
арбитражных управляющих убытков.

Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей арбитражного управляющего
установлена Федеральным законом от 26.10.2002 No 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее —
Закон о банкротстве).

В соответствии с п. 4 ст. 20.4 Закона о банкротстве арбитражный управляющий обязан возместить должнику,
кредиторам и иным лицам убытки, которые причинены в результате неисполнения или ненадлежащего
исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и факт
причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда.
Ответственность арбитражного управляющего, установленная п. 4 ст. 20.4 Закона о банкротстве, — это мера
гражданско-правовой ответственности, поэтому убытки подлежат взысканию по правилам ст. 15 ГК РФ.
Согласно этой статье лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему
убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
С учетом п. 2 ст. 15 ГК РФ, в соответствии с которым под убытками понимаются также неполученные доходы,
которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено
(упущенная выгода), к убыткам (упущенной выгоде) кредиторов относятся требования кредиторов, не
удовлетворенные по причине действий (бездействия) арбитражного управляющего, нарушающих российское
законодательство.

Совокупность обстоятельств, ведущая к взысканию убытков
Согласно п. 48 постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 No 29 «О некоторых вопросах практики
применения Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» арбитражный управляющий несет
ответственность в виде возмещения убытков при условии, что эти убытки причинены в результате его
неправомерных действий.
Из перечисленных норм права следует, что лицо, заявляющее требование о возмещении убытков, обязано
доказать:
неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим своих обязанностей,
размер причиненных кредитору убытков;
причинно-следственную связь между ненадлежащим исполнением обязанностей и причиненными
убытками.

Под убытками, причиненными должнику, а также его кредиторам, понимается любое уменьшение или утрата
возможности увеличения конкурсной массы, которые произошли из-за неправомерных действий
(бездействия) конкурсного управляющего, при этом права должника и конкурсных кредиторов считаются
нарушенными всякий раз при причинении убытков (п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от
22.05.2012 No 150 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением
конкурсных управляющих»).
В соответствии с п. 53 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 No 35 «О некоторых процессуальных
вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» с даты введения первой процедуры банкротства и
далее в ходе любой последующей процедуры банкротства требования должника, его участников и кредиторов
о возмещении убытков, причиненных арбитражным управляющим (п. 4 ст. 20.4 Закона о банкротстве), могут
быть предъявлены и рассмотрены только в рамках дела о банкротстве. После завершения конкурсного
производства либо прекращения производства по делу о банкротстве требования о возмещении упомянутых
убытков, если они не были предъявлены и рассмотрены в рамках дела о банкротстве, могут быть заявлены
лишь в общеисковом порядке в пределах оставшегося срока исковой давности.

Таким образом, арбитражный управляющий может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности в
виде взыскания убытков при наличии совокупности обстоятельств, а именно:
противоправности действий арбитражного управляющего;
факта причинения убытков;
вины арбитражного управляющего;
причинно-следственной связи между причинением арбитражным управляющим убытков и
наступившими неблагоприятными последствиями (ущерба).
При недоказанности хотя бы одного из указанных обстоятельств правовые основания для взыскания убытков
отсутствуют.

Основания привлечения арбитражных управляющих к ответственности
Нами была проанализирована судебная практика с 2016 по 2021 г. (с января по июль) по спорам о взыскании
убытков с арбитражных управляющих. Отметим, что их число растет с каждым годом

Так, если в 2016 г. было выявлено 54 случая привлечения арбитражных управляющих к ответственности в
виде взыскания убытков на общую сумму 189,37 млн руб., то в 2020 г. их число выросло до 99, а сумма
взысканий выросла до 692,24 млн руб., по состоянию на 01.08.2021 уже зафиксировано 116 случаев на сумму
1204,41 млн руб.

Рассмотрим самые распространенные основания привлечения арбитражных управляющих к ответственности
в виде взыскания убытков, выявленные нами за анализируемый период, подробнее.

1. Бездействие, несвоевременность действий по оспариванию сделок или отказу от сделок,
пропуск срока исковой давности или утрата возможности отказа, оспаривания или применения
последствий недействительности сделок по иным причинам
53 случая на 1504,0 млн руб.
В силу п. 2 и 3 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан принимать меры, направленные
на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, вправе подавать в
арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о
применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником.
Соответственно, неисполнение указанных требований закона влечет за собой ответственность арбитражного
управляющего (см. определения Арбитражного суда Новосибирской области от 28.02.2019 по делу No А45-
684/2014 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 145851630,00 руб., Арбитражного суда
Омской области от 24.12.2020 по делу No А46-13385/2016 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в
размере 103518713,12 руб.)

Рекордное взыскание почти на 325 млн руб. состоялось в 2017 г. в деле о банкротстве ООО «Племптица». В
преддверии банкротства должник провел реорганизацию с выделением ликвидного имущества на эту сумму
в ООО, получив взамен 13,47% доли ООО. Бездействие конкурсного управляющего в пределах срока исковой
давности по обращению в арбитражный суд с заявлением об оспаривании сделки привело к отказу в
удовлетворении требований о признании сделки недействительной. Стоимость неоспоренной сделки
должника взыскана с управляющего (см. Определение Арбитражного суда Тульской области от 30.03.2017 по
делу No А68-6322/2010).

2. Бездействие по принятию и инвентаризации имущества должника, обеспечению его
сохранности, нарушение обязательства передать реализованное имущество должника
вследствие его ухудшения или утраты
50 случаев на 666,7 млн руб.
В соответствии с п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан принять в ведение
имущество должника, провести инвентаризацию такого имущества, принимать меры по обеспечению
сохранности имущества должника (см. Определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от
09.12.2019 по делу No А07-17801/2015 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере
117117000,00 руб., решение Арбитражного суда города Москвы от 28.01.2021 по делу No А40-150458/20-8-232 о
взыскании с конкурсного управляющего убытков за включение в конкурсную массу и последующую продажу
несуществующего права требования в размере 4 197 855 руб.).

3. Нарушение законного или исполнение (неоспаривание) экономически необоснованного
порядка распоряжения имуществом должника, повлекшее убытки должника или третьих лиц
33 случая на 432,3 млн руб. (см. определения Арбитражного суда Калининградской области от 20.02.2019 по
делу No А21-2377-74/2015 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 50746166,83 руб.,
Арбитражного суда города Москвы от 16.09.2019 по делу No А40-24442/17-186-33Б о взыскании с конкурсного
управляющего убытков в размере 21972365,00 руб., Арбитражного суда Новгородской области от 19.11.2020
по делу No А44-7516/2017 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 1426000,00 руб.:
«…внешний управляющий не провел инвентаризацию имущества, публикаций и объявлений о продаже
автомобиля не размещал. Следовательно, указанным бездействием лишил кредиторов права заявить о
проведении оценки имущества, определить порядок продажи имущества. Кроме того, оспариваемые действия
внешнего управляющего привели к ограничению конкуренции потенциальных покупателей, и, как следствие,
отчуждение автомобиля не по рыночной цене, что не соответствует целям процедуры банкротства, а именно:
условия продажи предприятия должны быть направлены на реализацию имущества должника по наиболее
высокой цене и должны обеспечивать привлечение к торгам наибольшего числа потенциальных
покупателей»).

4. Бездействие, несвоевременность действий по выявлению дебиторской задолженности или
неосновательного обогащения, предъявлению исковых заявлений к третьим лицам о взыскании, пропуск
срока исковой давности или утрата возможности взыскания по иным причинам
42 случая на 348,4 млн руб.
В соответствии с п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан предъявлять к третьим
лицам, имеющим задолженность перед должником, требования о ее взыскании в порядке, установленном
Законом о банкротстве (см. постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.11.2019 по
делу No А32-49714/2011 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 8664445,64 руб.,
Восьмого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2019 по делу No А75-14406/2015 о взыскании с
конкурсного управляющего убытков в размере 4445259,58 руб., Определение Арбитражного суда
Нижегородской области от 26.03.2021 по делу No А43-32028/2014 о взыскании с конкурсного управляющего
убытков в размере 302220,00 руб.).

5. Погашение за счет имущества должника необоснованных или незаконных текущих требований
кредиторов, бездействие по оспариванию таких требований
24 случая на 285,7 млн руб.
В данном случае речь идет о нарушении арбитражным управляющим положений ст. 20.7 и 134 Закона о
банкротстве (см. определения Арбитражного суда Республики Башкортостан от 07.06.2019 по делу No А07-

16218/2015 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 3849460,00 руб., Арбитражного суда
города Москвы от 28.01.2021 по делу No А40-142779/14-124-175Б о взыскании с конкурсного управляющего
убытков в размере 33079141,69 руб.).

6. Погашение требований последующих очередей в ситуации, когда арбитражный управляющий знал или
должен был знать о требованиях предшествующих очередей (включая бездействие по резервированию
необходимых сумм)
44 случая на 142,3 млн руб.
В таких ситуациях арбитражный управляющий нарушает положения ст. 134 Закона о банкротстве (см.
определения Арбитражного суда Республики Коми от 22.11.2018 по делу No А29-3281/2012 (Ж-37328/2018) о
взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 22520723,70 руб., Арбитражного суда города
Москвы от 24.07.2019 по делу No А40-45790/12-88 (4-147 «Б») о взыскании с конкурсного управляющего
убытков в размере 418468,17 руб., решение Арбитражного суда Ивановской области от 02.07.2020 по делу No
А17-196/2019 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 3560002,59 руб.).

7. Незаконное или необоснованное привлечение по гражданско-правовым договорам или в штат должника
специалистов (нарушение порядка привлечения или возложение на привлеченного специалиста функций,
которые законом возложены на арбитражного управляющего)
100 случаев на 139,3 млн руб.
Законодательство устанавливает презумпцию компетентности арбитражного управляющего в областях
знаний, включающих в себя познания в области гражданского, налогового, трудового права, гражданского и
арбитражного процесса, бухгалтерского учета и финансового анализа, оценочной деятельности и
менеджмента для осуществления деятельности в качестве арбитражного управляющего. Необходимость
привлечения специалистов, как правило, вызвана тем, что арбитражный управляющий не обладает
соответствующими знаниями в определенной области либо объем работы, который следует выполнить в
рамках дела о банкротстве, не позволяет арбитражному управляющему выполнить эту работу без
привлечения иных лиц.
Во многих случаях суды приходят к выводу, что привлечение лиц на основании трудовых договоров не
отвечает целям конкурсного производства, причиняет значительный ущерб правам конкурсных кредиторов,
так как существенные затраты на выплату заработной платы, НДФЛ, страховых взносов и иных социальных
гарантий лишают конкурсных кредиторов и кредиторов по текущим платежам возможности получить
удовлетворение своих требований. Кроме того, принятие на работу специалистов по трудовым договорам и
сохранение штатных единиц позволяет конкурсному управляющему избежать лимитов, установленных ст.
20.7 Закона о банкротстве, и нести дополнительные расходы в связи с предоставлением работнику
предусмотренных трудовым законодательством дополнительных социальных выплат и гарантий, что
противоречит целям конкурсного производства. Трудовое законодательство не требует наличия актов
выполненных работ от работника, из-за этого кредиторы организации-банкрота лишены возможности
анализировать фактический объем, качество, соразмерность и необходимость оказанных услуг. Как
следствие, сохранение штатных единиц и заключение трудовых договоров с работниками в процедуре
конкурсного производства не должно возлагаться исключительно на усмотрение арбитражного
управляющего и не может подменять собой практику заключения гражданско-правовых договоров оказания
услуг со специалистами, привлеченными управляющим для обеспечения своей деятельности. Эта форма
привлечения специалистов допускается только при наличии к тому оснований, то есть является исключением
(см. определения Арбитражного суда Кемеровской области от 23.05.2019 по делу No А27-11528-89/2014 о
взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 16912464,74 руб., Арбитражного суда Челябинской
области от 25.03.2019 по делу No А76-12680/2011 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере
3425760,00 руб., Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.12.2020 по делу
No А56-2442/2014/уб.1 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 500000,00 руб.).

8. Неправильное определение очередности требования в реестре требований кредиторов, бездействие по
изменению ошибочной очередности требования в реестре требований кредиторов, погашение такого
требования в ущерб требованиям предшествующих очередей
Два случая на 74,2 млн руб.

В таких случаях арбитражный управляющий нарушает положения ст. 134 Закона о банкротстве (см.
определения Арбитражного суда Кемеровской области от 30.04.2019 по делу No А27-11528-89/2014 о
взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 52738196,68 руб.; Арбитражного суда Вологодской
области от 28.01.2019 по делу No А13-4427/2014 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере
21421357,59 руб.).

9. Неправильное распределение залоговой выручки
12 случаев на 60,7 млн руб.
Здесь речь идет о нарушении арбитражным управляющим положений ст. 138 Закона о банкротстве (см.
Определение Арбитражного суда Республики Коми от 22.11.2018 по делу No А29-3281/2012 (Ж-37328/2018) о
взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 22520723,70 руб., решение Арбитражного суда
Курской области от 13.05.2021 по делу No А35-6330/2020 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в
размере 3967384,93 руб.).

10. Возложение на должника экономических санкций за нарушение публично-правовых норм (лицензионных
условий, налоговых норм, ПДД, правил пожарной безопасности и др.)
13 случаев на 54,8 млн руб.
Это относительно новый повод для взысканий. Чаще всего в делах этой категории речь идет о возложении на
конкурсного управляющего ответственности за нарушение налогового законодательства руководителем
должника (см. Определение Арбитражного суда Воронежской области от 30.05.2019 по делу No А14-10127/2015
о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 100000,00 руб., постановление Десятого
арбитражного апелляционного суда от 20.01.2021 по делу No А41-47860/12 о взыскании с конкурсного
управляющего в пользу ФНС России 2768968,26 руб. убытков и в конкурсную массу должника убытков в виде
штрафа в размере 1387062,6 руб.).

11. Отсутствие доказательств допустимого расходования денежных средств должника
22 случая на 33,0 млн руб. (см. определения Арбитражного суда Московской области от 24.03.2017 по делу No
А41-32313/13 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 6467469,49 руб., Арбитражного
суда Новосибирской области от 08.11.2019 по делу No А45-6100/2013 о взыскании с конкурсного
управляющего убытков в размере 1028093,00 руб., Арбитражного суда города Москвы от 31.05.2019 по делу No
А40-116735/14-103-107 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 6240523,04 руб.).

12. Неосмотрительность в выборе контрагентов (хранитель имущества должника, банк для ведения
основного счета должника и др.)
Шесть случаев на сумму 277,8 млн руб.
В соответствии с п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан в том числе принимать
меры по обеспечению сохранности имущества должника, вправе распоряжаться имуществом должника в
порядке и на условиях, которые установлены Законом о банкротстве (п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве).
Согласно абз. 2 п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве порядок и условия сохранности предмета залога
определяются конкурсным кредитором, требования которого обеспечены залогом имущества должника. В
силу п. 4 ст. 18.1 Закона о банкротстве должник вправе отчуждать имущество, являющееся предметом залога,
передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им
или обременять предмет залога правами и притязаниями третьих лиц только с согласия кредитора,
требования которого обеспечены залогом такого имущества, если иное не предусмотрено федеральным
законом или договором залога и не вытекает из существа залога. Таким образом, из указанной выше нормы
следует обязанность конкурсного управляющего согласовывать заключение договора хранения с залоговым
кредитором, так как имущество в результате переходит во владение третьего лица, несмотря на сохранение у
должника права собственности на имущество. Передача имущества на хранение влечет переложение риска
утраты данного имущества на хранителя, в связи с этим залогодержателю не безразлично, кто будет
хранителем, так как от хранителя зависит степень риска и возможность компенсировать утрату предмета
залога (см. постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2019 по делу No А41-
45296/13 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 1584676,91 руб., определения
Арбитражного суда города Москвы от 09.03.2021 по делу No А40-93748/16-30-145 Б о взыскании с конкурсного
управляющего убытков в размере 247877000,00 руб. (за неосмотрительность в выборе банка для ведения

специального банковского счета должника), Арбитражного суда города Москвы от 15.07.2021 (в полном
объеме изготовлено 27.09.2021) по делу No А40-233991/16-30-380 Б с конкурсного управляющего взысканы
убытки в размере 16830004,90 руб.).

13. Неисполнение обязанности предупредить о предстоящем увольнении, увольнение с нарушением
трудового законодательства
Восемь случаев на 14,8 млн руб.
В соответствии со ст. 129 Закона о банкротстве с даты утверждения конкурсного управляющего до даты
прекращения производства по делу о банкротстве, или заключения мирового соглашения, или отстранения
конкурсного управляющего он осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления
должника, а также собственника имущества должника — унитарного предприятия в пределах, в порядке и на
условиях, которые установлены этим законом. В соответствии с абз. 6 п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве
конкурсный управляющий обязан уведомлять работников должника о предстоящем увольнении не позднее
чем в течение месяца с даты введения конкурсного производства (см. Определение Арбитражного суда
Калининградской области от 20.02.2019 по делу No А21-2377-74/2015 о взыскании с конкурсного
управляющего убытков в общем размере 50746166,83 руб., постановление Семнадцатого арбитражного
апелляционного суда от 30.09.2021 по делу No А71-17395/2019 о взыскании с конкурсного управляющего
убытков в размере 381690,92 руб.).

14. Включение в реестр требований кредиторов необоснованных или незаконных требований кредиторов,
незаявление возражений (в том числе о сроке давности), бездействие по исключению таких требований,
расходование конкурсной массы на погашение таких требований
Пять случаев на 14,6 млн руб.
В данном случае речь идет о нарушении арбитражным управляющим положений абз. 9 п. 2 ст. 129, п. 1 ст. 16,
ст. 134 Закона о банкротстве (см. постановления Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от
08.06.2018 по делу No А13-18818/2014 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 934432,51
руб., Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.01.2019 по делу No А76-6593/2013 о взыскании
с конкурсного управляющего убытков в размере 7827322,92 руб.).

15. Бездействие или несвоевременность выявления и взыскания убытков с третьих лиц (включая
контролирующих должника лиц и предшествующих арбитражных управляющих) или непривлечение
контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности
Три случая на 6,1 млн руб. (см. постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2019 по
делу No А46-1949/2013 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 402500,00 руб., Восьмого
арбитражного апелляционного суда от 30.10.2019 по делу No А75-14406/2015 о взыскании с конкурсного
управляющего убытков в размере 4445259,58 руб.).

16. Пониженный объем работ или ненадлежащее исполнение обязанностей, повлекшие снижение судом
фиксированного вознаграждения арбитражного управляющего
15 случаев на 6,0 млн руб.
В соответствии с п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 No 97 вопрос о снижении размера
вознаграждения арбитражного управляющего рассматривается судом при наличии возражений лица,
участвующего в деле о банкротстве или в арбитражном процессе по делу о банкротстве, при рассмотрении
заявления арбитражного управляющего о взыскании такого вознаграждения. Если этот вопрос не был
рассмотрен при рассмотрении указанного заявления либо если вознаграждение уже было выплачено
управляющему без рассмотрения такого заявления, то участвующее в деле о банкротстве лицо вправе
потребовать от управляющего возврата соответствующей части выплаченной ему суммы (см. Определение
арбитражного суда Омской области от 10.07.2019 по делу No А46-9178/2015, постановление Первого
арбитражного апелляционного суда от 12.07.2019 по делу No А43-10349/2014 о взыскании с конкурсного
управляющего убытков в размере 355000,00 руб., Определение Арбитражного суда Республики Коми от
06.07.2020 по делу No А29-7340/2016 З-5489/2020 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в
размере 230172,04 руб.).

17. Необоснованное возмещение расходов АУ — транспортных, командировочных, на ГСМ, аренду и др.

18 случаев на 4,5 млн руб. (см. определения Арбитражного суда Алтайского края от 08.04.2019 по делу No А03-
17270/2012 о взыскании с конкурсного управляющего убытков в размере 1352067,00 руб., Арбитражного суда
Саратовской области от 03.12.2020 по делу No А57-8167/2013 о взыскании с конкурсного управляющего
убытков в размере 1722435,30 руб.).

18. Иное
15 случаев на 43,9 млн руб.
В одном из дел с арбитражного управляющего взысканы убытки в размере 3800,00 руб. (расходов по уплате
государственной пошлины), поскольку, действуя разумно и обоснованно, конкурсный управляющий не мог не
знать о поступлении от контрагента на счет должника денежных средств в период, предшествующий подаче
искового заявления. Кроме того, данные обстоятельства стали известны в процессе судебного
разбирательства до момента вынесения решения по существу требований. Однако конкурсный управляющий
не уточнил заявленные требования в части оплаченной суммы, допустив отнесение за счет общества
дополнительных расходов в виде уплаты государственной пошлины в части необоснованных требований (см.
Определение Арбитражного суда Амурской области от 14.07.2021 по делу No А04-3531/2016).

Подходы к определению исковой давности
При рассмотрении споров о привлечении арбитражного управляющего к ответственности в виде взыскания
убытков у судов отсутствует единый подход к определению срока исковой давности привлечения
арбитражных управляющих к ответственности. Нами выявлено четыре основных подхода:

1. От получения информации о правонарушении арбитражного управляющего (постановление АС Западно-
Сибирского округа от 24.06.2019 по делу No А67-4135/2008: суд вычел из прошедшего с даты утверждения

следующего за ответчиком конкурсного управляющего срока период объективной невозможности
исполнения обязанностей конкурсного управляющего (нахождения в служебной командировке и
нетрудоспособности по причине болезни) и отказал в применении срока исковой давности правопреемником
конкурсного управляющего).

2. От судебного акта о незаконности действий арбитражного управляющего (Определение АС Омской области
от 10.07.2019 по делу No А46-9178/2015: «…течение срока исковой давности в части требований по возврату
полученного управляющим вознаграждения следует начинать с даты вынесения постановления, которым суд
признал ненадлежащим исполнения арбитражным управляющим… обязанностей конкурсного управляющего
должника, поскольку именно указанным судебным актом установлены все обстоятельства, необходимые для
предъявления требований о возврате полученного ранее управляющим вознаграждения»).

3. От завершения реализации конкурсной массы (постановление ФАС Поволжского округа от 12.12.2013 по
делу No А57-25188/2012: «…при определении срока исковой давности по иску о взыскании убытков с
арбитражного управляющего необходимо учитывать, что размер ответственности невозможно определить с
разумной достоверностью до момента реализации имущества должника, в связи с чем такой срок следует
исчислять с даты завершения реализации имущества и окончательным формированием конкурсной массы»).

4. От завершения конкурсного производства (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от
20.11.2017 по делу No А27-4775/2017: «Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности
начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является
надлежащим ответчиком по иску о защите этого права… По общему правилу течение срока исковой давности
по данному спору начинается с даты завершения конкурсного производства»).
***
В заключение отметим основные тенденции по вопросам взыскания убытков с арбитражных управляющих.
Число убытков, взысканных с арбитражных управляющих, ежегодно растет примерно на 15% при общей сумме
взыскания на уровне одного миллиарда рублей ежегодно.
Больше всего, свыше 1,5 млрд руб. за пять лет, взыскано с арбитражных управляющих за бездействие в
оспаривании сделок или отказе от сделок. Значительное число взысканий связано с необоснованным
привлечением лиц в процедурах банкротства за счет средств конкурсной массы.

Растет риск привлечения арбитражных управляющих к ответственности за нарушения должником публично-
правовых норм (лицензионных, налоговых, ПДД, правил пожарной безопасности и др.).

Судя по всему, размер потерь арбитражных управляющих за нарушения правил проведения процедур
банкротства с каждым годом будет только расти.