Высшая инстанция также обращает внимание, что право на получение страхового возмещения также независимо от даты объявления туркомпанией о прекращении своей деятельности.Суть дела

Верховный суд РФ рассмотрел дело о взыскании страхового возмещения, неустойки, штрафа и компенсации морального вреда за срыв туристической поездки.

Согласно материалам дела, трое клиентов приобрели путевку в Турцию, однако компания не перевела денежные средства иностранному туроператору, а позднее уведомила Федеральное агентство по туризму о прекращении своей деятельности из-за невозможности исполнить обязательства по договорам. Затем Ростуризм исключил сведения о туроператоре из специального Единого федерального реестра.

Но поскольку гражданская ответственность туркомпании была застрахована, клиенты обратились с заявлением о выплате страхового возмещения.

Однако страховщик им отказал со ссылкой на то, что даты планируемой поездки приходятся на срок до публичного объявления туроператором о прекращении своей деятельности, т.е. до наступления страхового случая.

Суд первой инстанции, частично удовлетворяя исковые требования, установил, что туристский продукт не был реализован истцу по вине туроператора, который прекратил свою деятельность ввиду невозможности исполнения им всех обязательств по договорам о реализации туристского продукта, что является страховым случаем, наступившем в период действия договора.

Принимая также во внимание, что законом не установлена зависимость наступления факта причинения реального ущерба и даты начала тура, суд пришёл к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения исковых требований.

Суд апелляционной инстанции не согласился с этим выводом, указав, что страховая компания не несёт обязанности по осуществлению страхового возмещения в отношении неисполненных туроператором обязательств, возникших до дня наступления страхового случая, которым является день публичного объявления туроператором о прекращении своей деятельности.

Седьмой кассационный суд общей юрисдикции при проверке законности апелляционного определения оснований для его отмены не нашёл.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ с судебными постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций не согласилась.

Позиция ВС 

Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Таким образом, страховой случай включает наступившую опасность и причинённый вследствие этой опасности вред.

По общему правилу юридически значимым для страхового случая является трёхэлементный состав, включающий в себя:

1) опасность, от которой производится страхование,

2) факт причинения вреда (убытков),

3) причинно-следственную связь между ними.

«Вместе с этим законодательство не исключает возможности дополнения названного состава указанием на иные обстоятельства. Такое дополнение может быть предусмотрено законом или договором.

При этом указание на наличие тех или иных дополнительных обстоятельств при описании страхового случая позволяет выяснить, наступил или не наступил страховой случай, учитывая, что иногда момент, когда опасность начала причинять вред, определить затруднительно», — поясняет ВС.

Он уточняет,  что страховой случай по договору страхования риска ответственности туроператора представляет собой сложный юридический состав, опосредованный возникновением совокупности последовательных и связанных между собой событий и действий:

— неисполнение туроператором своих обязательств по договору о реализации туристского продукта в связи с прекращением туроператорской деятельности по причине невозможности исполнения туроператором всех обязательств по договорам о реализации туристского продукта (опасность, от которой производится страхование);

— установление факта причинения реального ущерба туристу и (или) иному заказчику в период действия договора страхования;

— наличие причинно-следственной связи между причинением реального ущерба и неисполнением туроператором своих обязательств по договору о реализации туристского продукта в связи с прекращением туроператорской деятельности по причине невозможности исполнения туроператором всех обязательств по договорам о реализации туристского продукта;

— публичное заявление туроператора о прекращении своей деятельности по названным причинам или день принятия уполномоченным федеральным органом исполнительной власти решения об исключении туроператора из реестра на основании абзаца шестнадцатого части пятнадцатой статьи 4 Закона об основах туристской деятельности (дополнительные обстоятельства).

«При этом, как следует из содержания указанных норм, закон не устанавливает зависимость наступления факта причинения ущерба туристу и (или) иному заказчику в период действия договора страхования от дат начала и окончания тура.

Учитывая изложенное, а также то, что страховой случай (неисполнение туроператором своих обязательств по договору о реализации туристского продукта в связи с прекращением туроператорской деятельности по причине невозможности исполнения туроператором всех обязательств по договорам о реализации туристского продукта) наступает в момент причинения вреда, не всегда связанный с моментом выявления страхового случая, наличие в названном выше сложном юридическом составе указания на дополнительное обстоятельство — публичное заявление туроператора о прекращении своей деятельности или день принятия уполномоченным федеральным органом исполнительной власти решения об исключении туроператора из реестра с учётом положений статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации — следует расценивать как указание на момент, когда становится известно о наступлении страхового случая и с которого начинается осуществление страховых выплат», — разъясняет ВС.

Он напоминает, что статьёй 17 Закона об основах туристской деятельности прямо допускаются случаи, когда о прекращении туроператорской деятельности уполномоченному федеральному органу исполнительной власти становится известно позднее фактического прекращения этой деятельности.

В таком случае суду надлежит установить факт прекращения туроператорской деятельности по причине невозможности исполнить обязательства и наличие причинно-следственной связи этого события с причинёнными туристу убытками, уточняет высшая инстанция.

Судебная коллегия обращает внимание и на то, что возникновение у страховщика обязательства по выплате страхового возмещения по договору также не поставлено в зависимость от даты начала или окончания тура.

Однако, указывает ВС, судебные инстанции этот момент также не учли.

В связи с чем ВС определил направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.