Суть дела

До высшей инстанции с жалобой дошел житель Волгограда, которого признали виновным по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ и оштрафовали на пять тысяч рублей.

ГИБДД утверждала, что водитель в зоне ограниченной видимости обогнал автомобиль, хотя в это же время впереди идущий транспорт делал аналогичный манёвр. Мировой суд счёл правонарушение доказанным, сославшись на протокол об административном правонарушении, рапорт сотрудника полиции, схему места совершения обгона, а также видеозаписи с видеорегистраторов, установленных в автомобиле нарушителя и автомобиле сотрудников ДПС.

Причём, признавая схему места совершения правонарушения, составленную инспектором ДПС, допустимым доказательством, мировой судья уточнил ее, указав на то, что автомобиль нарушителя совершает обгон сразу трёх автомобилей.

Верховный суд с таким подходом к доказательствам не согласился.

Позиция ВС

В ходе производства по делу автовладелец последовательно заявлял о том, что правонарушения не совершал, обгон транспортного средства произвел с соблюдением требований ПДД, а впереди движущийся автомобиль маневр обгона или объезда препятствий не производил, напоминает ВС.

Из протокола об административном правонарушении и схемы места совершения административного правонарушения следует, что с данными документами водитель согласен не был, указывает он.

При этом и схема ГИБДД, и схема судьи противоречат записи видеорегистратора, установленного в автомобиле водителя: на ней видно, что по дороге едут пять машин, автомобиль привлекаемого к ответственности  водителя следует последним, указывает высшая инстанция.  В момент, когда он совершает маневр обгона, впереди едущий «ВАЗ 21014» не подает сигнала поворота налево и не совершает маневр обгона или объезда препятствий, более того, и третий автомобиль таких действий также не совершает, уточняет ВС.

«Таким образом, схема совершения административного правонарушения, составленная инспектором ДПС, неверно отражает дорожную ситуацию, возникшую при вышеизложенных обстоятельствах. Более того, согласно названной видеозаписи (водитель), совершая маневр обгона, выезжает на полосу дороги, предназначенную для встречного движения, в месте, где Правилами дорожного движения это не запрещено», — отмечает высшая инстанция.

Из видеозаписи видеорегистратора патрульной машины ДПС также не усматривается, что водитель совершает обгон транспортного средства, когда впереди следовавший автомобиль делает аналогичный манёвр: видеозапись начинается в момент, когда автомобиль заявителя уже находится на полосе встречного движения, при этом по съемке невозможно  определить, какой автомобиль следовал впереди него, поясняет ВС.

Таким образом, считает он, при проведении данного разбирательства не были соблюдены требования о выяснении всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Между тем нормы  КоАП гарантируют, что неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в его пользу (части 1 и 4 статьи 1.5).

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи, а также Краснооктябрьского районного суда Волгограда и заместителя председателя Волгоградского областного суда подлежат отмене. А с учетом того, что на момент рассмотрения жалобы в ВС РФ срок давности привлечения водителя к административной ответственности истек, то судья прекратил производство по данному делу.