Главная / Новости / ВС разрешил наследнику должника жить в квартире без посторонних

ВС разрешил наследнику должника жить в квартире без посторонних

Подписаться на новости

ВС разрешил наследнику должника жить в квартире без посторонних

В отношении москвички Розы Сагазитдиновой уже после ее смерти возбудили процедуру банкротства. Умершая оставила много долгов, но не так много имущества: разнообразные вазы, тарелки, декоративные рога – и треть доли в московской квартире, в которой она жила со своей дочерью и внуком. Эта доля стала предметом спора в судах: наследница попросила исключить ее из конкурсной массы, чтобы часть жилья не досталась постороннему. Три инстанции отказали, но Верховный суд это сделал.

Чужой в доме

В рамках дела о банкротстве уже умершей Розы Сагазитдиновой ее дочь Альфира Ларина обратилась в АСГМ с заявлением об исключении из конкурсной массы 1/3 доли квартиры в 75 квадратов. Оставшиеся две трети квартиры принадлежали Лариной и ее сыну.

Свое заявление Ларина объяснила тем, что квартира в 17-этажке является единственным жильем для нее и ее семьи. Женщина считает, что продажа доли постороннему человеку ухудшит качество ее жизни и не позволит пользоваться всеми помещениями квартиры в полной мере.

Три инстанции решили, что продажа доли никак не нарушит права наследницы, поскольку она сохранит за собой право собственности на долю в помещении, а значит, сможет продолжать жить в спорной квартире. Кроме того, суды указали, что исключение ликвидного имущества из конкурсной массы при наличии у наследников права собственности на доли в квартире «существенным образом» нарушит права кредиторов.

Ларина обратилась с жалобой в Верховный суд. Она указала, что на спорное жилье распространяется имущественный исполнительский иммунитет как на единственное жилье, так как спорная квартира – не коммуналка с выделенными из нее комнатами. Заявительница в своей жалобе также сослалась на ст. 1168 Гражданского кодекса и указала, что у нее есть преимущественное право на неделимую вещь при разделе наследства (дело № А40-25142/2017).

Доли и части

В заседании экономколлегии по этому делу приняли участие Екатерина Буник, финансовый управляющий Сагазитдиновой, и ее представитель Екатерина Виноградова; они просили оставить решения нижестоящих инстанций в силе и не исключать долю квартиры из конкурсной массы. Ни Ларина, ни ее представитель в суд не пришли.

Виноградова заявила, что Ларина необоснованно смешивает два понятия. Первое – «часть жилого помещения», например, комната, отдельно поставленная на кадастровый учет, которая по закону о банкротстве подлежит исключению из конкурсной массы. Второе – «доля в праве на жилое помещение». «Продажа одной трети доли в праве, с нашей точки зрения, никак не может нарушить право на жилище госпожи Лариной», – сказала юрист. Поскольку она останется собственником своей трети и продолжит пользоваться всей квартирой целиком, а также все еще сможет распоряжаться своей долей.

Представитель управляющего раскритиковала и ссылку Лариной на норму ГК. Юрист заявила, что в этом споре нужно руководствоваться нормами банкротного законодательства, а не общими положениями о наследовании. В любом случае эта статья не предполагает безвозмездности, подчеркнула Виноградова. Поэтому, если исключить долю из конкурсной массы, Лариной придется выплатить компенсацию своей сестре, которая тоже является наследницей умершей Сагазитдиновой.

«Одной достанутся деньги, другой – имущество. А у кредиторов, получается, ничего не останется. Это нарушает смысл процедуры банкротства», – сказала представитель. Если же Ларина не хочет, чтобы доля была продана постороннему человеку, она может выкупить долю в квартире по праву преимущественного выкупа, заявила Виноградова.

– А если она не в состоянии выкупить? – спросил председательствующий в процессе Денис Капкаев.

– Значит, доля будет продана третьему лицу, – ответила юрист.

– Третье лицо, наверное, вправе инициировать процедуру выдела в натуре, приобретя долю в праве? – уточнил судья.

– Нет, думаю, что не может. Но надо смотреть на технические характеристики жилого помещения, – сказала юрист.

«А вы телевизор не смотрите?»

В отсутствие заявителей жалобы управляющей и ее представительнице «оппонировали» судьи ВС. Олег Шилохвост поинтересовался, подпадает ли доля в квартире под специальные «банкротные» нормы об исполнительском иммунитете на единственное жилье. Виноградова заявила, что, в ее представлении, доля иммунитетом не защищается.

– В моем понимании, норма, которая есть в законе о банкротстве, направлена на то, чтобы ни должник, ни члены его семьи не оказались на улице. В нашем случае такой ситуации не возникнет, – отметила представитель.

– А с чего вы взяли, что не возникнет? – продолжил дискуссию Шилохвост.

– У нее есть доля… – настаивала представитель.

– Ну а вы телевизор не смотрите совсем? Туда подселяется человек, который на законных основаниях начинает с ними конфликтовать, выживать их оттуда. На это тоже направлена эта норма, которая защищает этих людей, для которых жилье было единственным, у которых нет какой-то еще квартиры, – подчеркнул судья.

Позицию Шилохвоста развила судья Надежда Ксенофонтова. «А вот представьте себе ситуацию. Наследодатель был бы жив. Он бы отвечал сам этой одной третью перед кредиторами, его можно было бы вышвырнуть из этой одной трети квартиры? – спросила она. – Тогда почему вы на родственников накладываете большие обязательства по сравнению с наследодателем?»

Наследство – это универсальное правопреемство, напомнила Ксенофонтова.

По мнению судей, управляющий и ее представительница своей позицией хотят поставить наследников в худшее положение, чем самого должника. Раскритиковали судьи и вывод о том, что Ларина должна будет выплатить компенсацию за долю своей сестре. Ведь должник-наследодатель в таком случае никому бы не платил. «Почему исполнительский иммунитет не переходит по наследству?» – спросила Ксенофонтова у Виноградовой, которая продолжала настаивать на том, что продажа доли с торгов никак не нарушит прав наследницы. «С моей точки зрения, это личное право», – ответила та.

В конце заседания впервые выступила управляющий Екатерина Буник. Она еще раз напомнила, что в случае исключения спорной доли из конкурсной массы Лариной придется заплатить второй наследнице, своей сестре. «Та же самая компенсация, которая была бы выплачена кредиторам в банкротном деле, будет выплачена другому наследнику», – заявила она.

На это судья Шилохвост отметил, что наличие второго наследника не порочит право Лариной на единственное жилье, а со своей сестрой она может договориться и «полюбовно». По его мнению, этот вопрос не имеет отношения к рассматриваемому спору о возможности не иметь в своей квартире посторонних. «Ведь это называется «в огороде бузина, а в Киеве – дядька», – охарактеризовал судья позицию управляющей.

После этого тройка судей ненадолго удалилась в совещательную комнату, а затем отменила решения нижестоящих инстанций и исключила треть квартиры из конкурсной массы Сагазитдиновой.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26