При этом заявительница 24 года несла бремя содержания недвижимости и предприняла меры по сохранности наследственного имущества. В связи с чем она просила установить факт принятия наследства и признать за ней права собственности на квартиру в порядке наследования по закону. А Департамент городского имущества Москвы подал встречный иск о признании имущества выморочным и переходящим в порядке наследования по закону в собственность города.

Бутырский суд Москвы удовлетворил встречные требования, и Мосгорсуд, и Второй кассационный суд общей юрисдикции это решение поддержали.

Суд первой инстанции пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований дочери, поскольку она не приняла наследство в установленный срок и в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса не представила доказательств, свидетельствующих о совершении действий по фактическому принятию наследственного имущества.

Суд также указал, что задолженность по оплате жилищно-коммунальных услуг спорной квартиры опровергает утверждения истца о должном содержании занимаемой квартиры, представленные суду квитанции отражают лишь нерегулярную оплату «коммуналки».

Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда сочла, что постановления приняты с нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя.

Позиция ВС

В соответствии с положениями статьи 546 Гражданского кодекса РСФСР, действовавшей на момент открытия наследства, для приобретения наследства наследник должен его принять. При этом признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом.

«По смыслу приведенной правовой нормы под совершением наследником действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, следует понимать совершение действий по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу.

В качестве таких действий, в частности, могут выступать: вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания)», — поясняет ВС.

Высшая инстанция уточняет, что в целях подтверждения фактического принятия наследства наследником могут быть представлены, в частности, справка о проживании совместно с наследодателем, квитанция об уплате налога, о внесении платы за жилое помещение и коммунальные услуги, сберегательная книжка на имя наследодателя, паспорт транспортного средства, принадлежавшего наследодателю, договор подряда на проведение ремонтных работ и т.п. документы.

ВС напоминает, что аналогичные правовые позиции изложены в пункте 36 постановления Пленума от 29 мая 2012 года №9.

Отказывая в удовлетворении первоначальных исковых требований, суд исходил из того, что заявитель была зарегистрирована в спорной квартире временно до 19 февраля 1999 года, а не постоянно.

Однако, в нарушении приведенной выше правовой нормы, суд не учел, что проживание наследника в принадлежавшем наследодателю жилом помещении на день открытия наследства свидетельствует о фактическом принятии наследства независимо от наличия или отсутствия регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания в указанном помещении. К тому же в нарушении пункта 2 части 4 статьи 198 ГПК суды не указали мотивов, по которым они отвергли представленную истцом справку о проживании совместно с наследодателем.

«Заслуживает внимания довод кассационной жалобы о том, что положения статьи 546 Гражданского кодекса РСФСР и иных норм материального права не предусматривают отсутствия задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг в качестве обязательного условия принятия наследства, в связи с чем ссылка судов на данное обстоятельство в обоснование отказа в удовлетворении исковых требований (истицы) не соответствует закону», — отмечает ВС.

Однако эти обстоятельства какой-либо оценки суда не получили.

Вместе с тем согласно части 1 статьи 195 ГПК решение суда должно быть законным и обоснованным, а в постановлении Пленума от 19 декабря 2003 года №23 разъяснено, что оно является таковым, когда содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Судебная коллегия по гражданским делам находит допущенные нарушения норм материального и процессуального права существенными, в связи с чем отменила состоявшиеся по делу судебные акты и направила материалы на новое рассмотрение в суд первой инстанции.