При рассмотрении дел о ДТП с участием несовершеннолетних, суд должен учитывать могло ли способствовать недостижение подростком возраста, допускающего управление транспортным средством, а также отсутствие у него права на управление, подтверждающего знание Правил дорожного движения и наличие практических навыков вождения, совершению дорожно-транспортного происшествия и увеличению вреда, причинённого как себе, так и другому участнику аварии.

Суть дела 

Верховный суд РФ изучил дело о ДТП с участием несовершеннолетнего: водитель потребовал взыскать с родителей подростка компенсацию, так как эксперты полиции сочли виновником именно мотоциклиста, однако отец подал встречный иск о взыскании морального вреда за тяжкий вред здоровью сына, посчитав, что происшествие произошло из-за автомобилиста.

Эксперты ЭКЦ УМВД России по Белгородской области сочли, что в действиях несовершеннолетнего мотоциклиста усматривается несоответствие с технической точки зрения требованиям п. 9.1 Правил дорожного движения. Таким образом, ДТП случилось в связи с нарушениями, допущенными водителем мотоцикла.

Между тем ответчики  представили заключение специалиста ООО «Центр судебных экспертиз и независимой оценки», согласно которому именно действия водителя автомобиля не соответствовали требованиям пп. 1.3, 1.5, 9.10 ПДД и находились с технической точки зрения в причинной связи с возникновением ДТП, а в действиях мотоциклиста не усматривается несоответствий требованиям Правил.

Районный суд частично удовлетворил требования автовладельца, а во встречном иске отказал. Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что ДТП произошло в светлое время суток на участке дороги, где отсутствует дорожная разметка и дорожные знаки, что подтверждается схемой места происшествия, из которой следует, что столкновение произошло на полосе движения автомобиля, что опровергает доводы ответчиков и выводы представленного ими заключения специалиста.

Оценив представленные доказательства, в частности, рапорт об аварии, схему ДТП, включая сведения о месте столкновения и характере полученных транспортными средствами механических повреждений, а также объяснения участников столкновения, суд первой инстанции пришёл к выводу о доказанности вины мотоциклиста: он не имел права управления мотоциклом, при этом не справился с его управлением и выехал на встречную полосу движения.

Учитывая, что допущенное подростком нарушение п. 9.1 Правил дорожного движения состоит в прямой причинно-следственной связи с ДТП, суд возложил на него как на виновника аварии ответственность за причинённый ущерб.

Апелляционным определением решение суда первой инстанции отменено, постановлено новое решение: иск водителя удовлетворён частично, но и встречный иск удовлетворён.

В процессе рассмотрения дела суд по ходатайству ответчика  назначил судебную авто-трасологическую экспертизу, согласно заключению которой установить в полном объёме механизм ДТП не представилось возможным по причинам, поэтому специалист выполнил масштабную реконструкцию наиболее вероятного положения транспортных средств на проезжей части в момент первоначального контакта.

Рассматривая дело, суд апелляционной инстанции исходил из составленной судебным экспертом графической схемы, посчитав, что это автомобилист частично выехал на полосу встречного движения и создал препятствие для двигающегося во встречном направлении мотоцикла.

В свою очередь, мотоциклист, обнаружив препятствия для движения, не выполнил требования п. 10.1 ПДД, решил суд.

Таким образом он посчитал, что ДТП явилось следствием нарушения ПДД обоими водителями — автомобилиста на 80%, а мотоциклиста — 20%.

Основываясь на такой степени вины, суд уменьшил размер подлежащего взысканию в пользу автовладельца возмещения материального ущерба и отказал ей во взыскании компенсации морального вреда со ссылкой на необоснованность данных требований. При этом он удовлетворил встречный иск отца подростка о компенсации морального вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции с выводами суда апелляционной инстанции согласилась.

Позиция ВС

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции было принято и оценено как доказательство заключение судебной автотехнической экспертизы, хотя оно не содержит ответы ни на один из поставленных перед экспертом вопросов, удивился ВС.

Так, выполнив «масштабную реконструкцию наиболее вероятного положения транспортных средств на проезжей части», эксперт пришёл к выводу, что установить в полном объёме механизм ДТП, расположение места столкновения транспортных средств на проезжей части, а также фактическое положение транспортных средств относительно границ проезжей части в момент столкновения не представляется возможным, указывает ВС.

Однако на основании той же «схемы масштабной реконструкции» суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о наличии вины водителя автомобиля, поражается высшая инстанция.

При этом, отмечает ВС, суд не устанавливал, имелась ли у участников аварии техническая возможность избежать столкновения, чьи именно действия привели к аварии, а ведь это имело существенное значение для правильного разрешения спора.

Он считает, что суд апелляционной инстанции немотивированно положил в основу своего решения заключение судебной экспертизы, не указав, в чём его преимущество перед автотехническим исследованием, проведённым экспертами ЭКЦ УМВД России по Белгородской области.

«При этом суд апелляционной инстанции руководствовался не выводами эксперта, изложенными в соответствующей части заключения, а рассуждениями, приведёнными в исследовательской части. Вопросы, по которым сделаны выводы суда, не соответствуют вопросам, поставленным перед экспертом, при том, что суд не обладает специальными познаниями для их разрешения.

При таких обстоятельствах суду апелляционной инстанции надлежало обсудить вопрос о проведении повторной или дополнительной судебной экспертизы, чего сделано не было.

Кроме того, разрешая спор и определяя степень вины сторон в дорожно-транспортном происшествии, суд апелляционной инстанции не обсудил вопрос о том, способствовали ли недостижение подростком возраста, допускающего управление транспортным средством, а также отсутствие у него права на управление мотоциклом, подтверждающего знание Правил дорожного движения и наличие практических навыков вождения, совершению дорожно-транспортного происшествия и увеличению вреда, причинённого как себе, так и другому участнику дорожного движения», — подчеркивает ВС.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда расценила допущенные нарушения как существенные и непреодолимые, в связи с чем определила направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.