Суды не должны слепо вставать на сторону чиновников в спорах об истребовании недвижимости у собственника, как у незаконного владельца, и передаче имущества городским властям: судебные инстанции обязаны проверять добросовестность приобретения, отмечает Верховный суд РФ. Он также указывает, что власти должны быть расторопнее в имущественных вопросах и им необходимо укладываться в установленные законом сроки для подачи исковых заявлений.

Суть дела 

Прокурор в интересах города потребовал забрать у жительницы Сочи земельный участок, который был безвозмездно выделен гражданину в 2013 году, а ответчица оказалась третьим покупателем недвижимости. Примечательно, что в 2014 году по поводу спорного участка было возбуждено уголовное дело о мошенничестве в отношении неустановленного лица, которое, по версии следствия, «путем обмана зарегистрировало (участок) на имя первого владельца». В 2018 году уголовное дело прекратили в связи со смертью подозреваемого.

Суд первой инстанции требования властей удовлетворил, посчитав, что спорный земельный участок выбыл из владения собственника помимо его воли, а значит он подлежит истребованию из незаконного владения в пользу муниципального образования город-курорт Сочи вне зависимости от добросовестности его приобретения.

Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с выводами суда первой инстанции.

Позиция ВС 

Для истребования имущества из чужого незаконного владения необходимо установить наличие у истца права на это имущество, факт владения этим имуществом ответчиком и незаконность такого владения. Для истребования имущества у лица, приобретшего его возмездно и добросовестно, необходимо установление факта утраты этого имущества собственником помимо его воли, напоминает ВС.

Он указывает, что именно истец должен доказывать выбытие имущества из его владения помимо воли.

В данном деле суд установил, что спорный земельный участок приобретен ответчицей на основании возмездного договора у лица, право собственности которого было зарегистрировано в установленном законом порядке в публичном государственном реестре.

Основанием возникновения права собственности на земельный участок у первоначального собственника является распоряжение администрации Центрального района Сочи, которое было принято властями в рамках своей компетенции, подписано уполномоченным лицом и до сих пор не отменено и незаконным не признано. При этом факта фальсификации данного документа судом также не установлено, отмечает ВС.

Однако эти юридически значимые действия публичного собственника в лице уполномоченного органа не получили какой-либо оценки суда. Судом не установлено, могли ли вышеприведенные обстоятельства свидетельствовать о наличии (или отсутствии) воли муниципального образования на выбытие земельного участка из его владения, в связи с чем данный вопрос фактически остался невыясненным.

Доводам ответчика о защите ее права как добросовестного приобретателя судом также не была дана оценка, подчеркивает ВС.

Кроме того, общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 ГК, при этом, возражая против исковых требований прокурора, ответчик заявила о пропуске срока исковой давности, поскольку администрация города-курорта Сочи в 2014 году была признана потерпевшей по уголовному делу, а значит ещё тогда должна была узнать о нарушении своих прав. Между тем прокурор обратился в суд с иском только через 6 лет, то есть по истечении срока исковой давности, полагает ответчица.

Она представила в суд письменное заявление о применении срока исковой давности, а ее представитель в ходе заседания заявил аналогичное  ходатайство, что отражено в протоколе.

Однако суд первой инстанции заявление о пропуске срока исковой данности вообще не рассмотрел, обстоятельства относительно срока исковой давности, имеющие существенное значение для рассмотрения дела, не установил, удивился ВС.

«Суд первой инстанции не рассмотрел заявление ответчика о применении срока исковой давности, не указал на наличие возражений со стороны ответчика в отношении иска прокурора, основанных в том числе на доводе о пропуске срока исковой давности, и не дал этим возражениям какой-либо правовой оценки.

Между тем истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (пункт 2 статьи 199 ГК)», — отмечает ВС.

В связи с чем он определил направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, с указанием при новом рассмотрении учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.