Высшая инстанция также разъясняет, что под входящими в служебные полномочия действиями должностного лица следует понимать такие поступки, на которые оно имеет право или обязано совершить в пределах служебной компетенции. 

Суть дела 

Верховный суд РФ изучил жалобу бывшего подполковника полиции, признанного виновным в получении должностным лицом взятки за совершение незаконных действий в пользу взяткодателя, если указанные действия входят в служебные полномочия должностного лица, в крупном размере (пункт «в» части 5 статьи 290 УК РФ).

Получивший 7,5 лет колонии бывший замглавы отделения полиции (по охране общественного порядка) в жалобе утверждает, что суд первой инстанции ошибочно квалифицировал его действия: в силу занимаемой им должности и должностного регламента он не был уполномочен и не мог повлиять на принятие решения по уголовному делу, находящегося в производстве органа дознания.

Осуждённый полагает, что его действия следовало квалифицировать как мошенничество, совершенное лицом с использованием своего должностного положения.

Верховный суд РФ с его доводами согласился.

Позиция ВС 

По смыслу закона, под входящими в служебные полномочия действиями (бездействием) должностного лица следует понимать такие действия (бездействие), которые оно имеет право и (или) обязано совершить в пределах его служебной компетенции (пункт З постановления Пленума ВС от 9 июля 2013 года No 24 в редакции от 24.12.2019).

Также судам надлежит выяснять, какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности обвиняемого должностного лица, с приведением их в приговоре, со ссылкой на конкретные нормы (пункт 22 постановления Пленума ВС от 16 октября 2009 года No 19 в редакции от 11.06.2020).

Кроме того, согласно закону «О полиции», сотрудник, проходящий службу в территориальном органе, выполняет обязанности, возложенные на полицию, и реализует права, предоставленные полиции, в пределах территории, обслуживаемой этим территориальным органом, в соответствии с замещаемой должностью и должностным регламентом (пункт З статьи 25 ФЗ в редакции от 05.04.2021).

Законом закреплено, что руководитель территориального органа осуществляет полномочия на основе единоначалия, а также распределяет обязанности между своими заместителями и делегирует в установленном порядке часть предоставленных полномочий своим заместителям, руководителям (начальникам) структурных подразделений территориального органа, а также руководителям (начальникам) подчиненных органов и организаций (пункт 16, подпункт 7 пункта 19 Типового положения о территориальном органе 21 декабря 2016 года).

«Анализ вышеприведенных положений, содержащихся в постановлениях Пленума ВС РФ, Федеральных законах, нормативно-правовых актах, во взаимосвязи с положениями, содержащимися в статье 40.2 УПК РФ, свидетельствует, что заместители начальника полиции могут осуществлять полномочия начальника органа дознания лишь после наделения их данными полномочиями в строго установленном порядке, что должно быть отражено в должностном регламенте заместителя начальника или в приказе начальника полиции (например, на период отпуска начальника полиции), но никак не по своему личному усмотрению и независимо от самого начальника органа дознания.

Иное привело бы к нарушению организации деятельности территориального органа Министерства внутренних дел РФ, руководство которым осуществляется на основе единоначалия, и вступило бы в прямое противоречие с вышеприведенными положениями закона (касающихся деятельности территориального органа МВД РФ)», — отмечает ВС.

Он обращает внимание, что материалы дела не содержат данных о наделении обвиняемого в период совершения преступления полномочиями начальника органа дознания в силу своего должностного регламента заместителя начальника полиции (по охране общественного порядка) либо в соответствии с приказом начальника территориального органа полиции (на какой-либо период времени).

«Как следует из приговора, (фигурант) признан виновным и осужден за получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение в пользу взяткодателя действий, входящих в служебные полномочия должностного лица, то есть за принятие процессуального решения о прекращении уголовного дела, возбужденного отделом дознания Отдела МВД России по району Соколиная гора г. Москвы по п. «а» части 1 статьи 213 УК РФ, поскольку (обвиняемый), занимая должность заместителя начальника полиции (по охране общественного порядка) Отдела МВД России по району Соколиная гора г. Москвы, имел, согласно части З статьи 40.2 УПК РФ, полномочия начальника органа дознания.

То есть, вывод о наличии у (подсудимого) служебных полномочий начальника органа дознания сделан судом лишь на основании положений, содержащихся в части З статьи 40.2 УПК РФ, при этом вышеприведенные положения, содержащиеся в постановлениях Пленума ВС РФ, Федеральных законах, нормативно-правовых актах, имеющие существенное значение для правильного установления фактических обстоятельств дела, какой-либо оценки суда в приговоре не получили», — указывает высшая инстанция.

В связи с чем Судебная коллегия ВС отменила приговор и другие состоявшиеся по делу судебные решения и отправила дело на новое рассмотрение в Измайловский суд Москвы.