Верховный суд РФ рассмотрел дело родственников, получивших право проживать в двухкомнатной квартире по договору социального найма, но имеющих конфликтные отношения, в результате чего часть членов семьи вынуждена была обосноваться в другом месте. Тогда единственный реальный житель попросил суд признать, что 6 его родственников, в том числе и несовершеннолетние дети, утратили право пользования жилым помещением. На это требование был подан встречный иск о вселении и возложении обязанности не чинить препятствий в пользовании жилым помещением.

Суды трёх инстанций первоначальные исковые требования удовлетворили, а в удовлетворении встречных исковых требований отказали.

Суд первой инстанции исходил из того, что ответчики по первоначальному иску в спорную квартиру не вселялись, в ней не проживали, расходов на ее содержание не несли, проживают со своими семьями по другим адресам.

Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с этими выводами, однако ВС счел их ошибочными.

Юридически значимые факты

Временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечёт за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма (статья 71 ЖК).

ВС отмечает, что юридически значимым по спорам о признании утраты право пользования жилым помещением по договору соцнайма вследствие постоянного отсутствия жильцов «является установление того обстоятельства, по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг».

Намерение же гражданина отказаться от пользования жилым помещением может подтверждаться различными доказательствами, «в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения», указывает ВС.

Без произвола

ВС также подчеркивает, что суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статьи 67, 71, 195 — 198 ГПК).

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможности оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом, указывает ВС.

Он считает, что приведенные обстоятельства, с которыми законодатель связывает возможность признания гражданина утратившим право пользования жилым помещением, применительно к настоящему делу судом хоть и устанавливались, но не получили надлежащей оценки при разрешении спора.

«Удовлетворяя исковые требования о признании ответчиков утратившими право пользования спорным жилым помещением, суды сослались на их добровольный выезд из квартиры в другое место жительства. Однако судами не были приняты во внимание доводы ответчиков о наличии длительных конфликтных отношений с истцом по первоначальному иску, который препятствовал им в проживании в спорной квартире», — удивляется ВС. Между тем эти доводы ответчиков подтверждаются показаниями свидетелей.

Судами, кроме того, не учтено, что ответчики по первоначальному иску не проживают в спорной квартире непродолжительное время, при этом ссылаются на то, что их непроживание носит временный и вынужденный характер ввиду невозможности пользоваться двухкомнатной квартирой несколькими разными семьями, состоящими из непрямых родственников. От своих прав пользования жилым помещением никто из них не отказывался, они несколько раз предпринимали попытки вселения и проживания, однако выезжали через непродолжительное время из квартиры ввиду конфликтов с истцом, говорится в материалах дела.

Суд также не принял во внимание позицию местной администрации, которая поддержала в споре ответчиков.

Таким образом, у суда не имелось оснований для вывода о добровольном выезде ответчиков из спорного жилого помещения и применении к возникшим отношениям статьи 83 Жилищного кодекса, считает ВС.

Права несовершеннолетних 

ВС напоминает, что в деле были затронуты права нескольких детей, которым прекратили регистрацию в спорной квартире из-за того, что их родителей лишили права пользования жилыми помещениями.

Однако данное решение идёт в разрез с нормами Конституции РФ и положениями Конвенции ООН «О правах ребенка»: материнство и детство, а также семья находятся под защитой государства, во всех действиях в отношении детей первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

При этом по смыслу законодательных норм (пункт 2 статьи 20 ГК и части 2 и 3 статьи 69 ЖК) несовершеннолетние дети приобретают право на жилую площадь, определяемую им в качестве места жительства соглашением родителей, форма которого законом не установлена. Заключение такого соглашения, одним из доказательств которого является регистрация ребенка в жилом помещении, выступает предпосылкой приобретения ребенком права пользования конкретным жилым помещением, возникающего независимо от факта вселения ребенка в такое жилое помещение, отмечает ВС.

При рассмотрении дела суды не учли, что дети приобрели право пользования спорным жилым помещением в качестве членов семьи своих родителей, но в силу возраста лишены возможности самостоятельно реализовать свои жилищные права. Судами также не установлено, что дети приобрели право пользования каким-либо иным жилым помещением, в связи с чем выводы о производности прав несовершеннолетних от прав их законных представителей являются ошибочными, подчеркивает ВС.

В связи с чем Судебная коллегия определила отменить решения апелляционной и кассационной инстанций и направить дело на новое апелляционное рассмотрение.