С иском к орловским чиновникам коммунального хозяйства о возмещении ущерба от ДТП обратился местный житель. К делу в качестве ответчика также привлекли «Орелводоканал».

Заявитель пояснил, что наехал на открытый люк смотрового колодца, из-за чего был повреждён его автомобиль «Мерседес Бенц 8 600». В связи с чем он просил взыскать с «Орелводоканала» почти 925 тысяч рублей материального ущерба, а также расходы на госпошлину, экспертизу, услуги представителя и оформление доверенности.

Советский суд Орла удовлетворил эти требования в полном объёме. Однако областной суд решение изменил и снизил почти вдвое как компенсацию материального вреда, так и оплату расходов в рамках дела.

По этой причине водитель и дошёл до Верховного суда, который счел расчёт апелляционной инстанции неверным.

Позиция ВС 

Вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред (статья 1064 Гражданского кодекса (ГК), напоминает ВС.

При этом если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, то в зависимости от степени его вины размер возмещения должен быть уменьшен (пункт 2 статьи 1083 ГК).

Обязанность же доказать наличие грубой неосторожности потерпевшего возложена на причинителя вреда.

Правила дорожного движения обязывают водителя при возникновении опасности для движения, которую он в состоянии обнаружить, принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки автомобиля.

Суд первой инстанции, с которым согласилась апелляционная инстанция, пришёл к выводу, что материальный ущерб заявителю причинён в результате ненадлежащего выполнения ответчиком своих обязанностей по содержанию расположенного на дороге люка. В связи с этим ответственность за причинённый материальный ущерб была возложена на МУП ВКХ «Орелводоканал».

Однако областной суд назначил дополнительную экспертизу, из которой сделал вывод, что ДТП произошло в результата грубой неосторожности водителя, в связи с чем и снизил компенсацию на 50%.

Но Верховный суд счёл такое заключение ошибочным и объяснил, почему он не может согласиться с определением суда апелляционной инстанции.

Во-первых, нормами закона установлено, что заключение эксперта не является для суда обязательным (часть 3 статьи 86 ГПК) и оценивается судом по правилам относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности, отмечает ВС.

Кроме того, суд положил в основу решения заключение экспертов, согласно которому при скорости движения 40 км/ч остановочный путь автомобиля составляет 48 метров, а при скорости 60 км/ч — 95 метров.

Суд указал, что если остановочный путь будет больше удаления автомобиля от места наезда на препятствие в момент возникновения опасности для движения, то это будет свидетельствовать о том, что водитель не располагал технической возможностью предотвратить наезд, и наоборот, если остановочный путь будет меньше удаления автомобиля от места наезда на открытый люк — это будет свидетельствовать о том, что водитель мог предотвратить наезд путём торможения.

«Однако, вопреки этим выводам суд апелляционной инстанции исходил не из удаления автомобиля в момент возникновения опасности, а из расстояния от места наезда на люк до полной остановки автомобиля», — указывает ВС.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ находит, что суд апелляционной инстанции допустил нарушения норм процессуального права в части оценки заключения эксперта при установлении фактических обстоятельств, которые являются существенными, поскольку привели к ошибочным выводам об обстоятельствах дела, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора.

В связи с чем ВС РФ отменил апелляционное определение и отправил дело на новое рассмотрение в областной суд.