Высшая инстанция поясняет, что если должник имеет несколько объектов недвижимости, то нельзя оставлять в его собственности именно наименее комфортное жилье. 

Также ВС подчеркнул, что суды обязаны играть активную роль по спорам такого рода и устанавливать все нюансы с условиями будущего местопроживания должника, а не довольствоваться формальными отписками приставов.

Суть дела 

Суд разбирал дело жительницы Воронежа, которая не вернула деньги микрофинансовой организации и в итоге по решению пристава лишилась квартиры. Должница пыталась вернуть недвижимость в суде, пояснив, что данное имущество является её единственным жилым помещением, пригодным для проживания.

Тем не менее, Левобережный суд Воронежа и Воронежский областной суд в удовлетворении требований отказал, а Первый кассационный суд общей юрисдикции оставил эти решения без изменений.

Суды исходили из того, что заемщице принадлежат на праве собственности два жилых помещения — квартира и 3/20 доли в жилом доме — поэтому действия пристава по передаче взыскателю квартиры они сочли правильными и соразмерными требованиям исполнительного документа. Суды также указали, что изъятие квартиры прав и законных интересов должника не нарушают.

Судебная коллегия ВС сочла такие выводы основанными на неправильном применении норм процессуального и материального права и неверной оценке характера и оснований заявленных требований.

Позиция ВС

Задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, и оно осуществляется на принципах законности, своевременности, уважения чести и достоинства гражданина, неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, соотносимости объёма требований взыскателя и мер принудительного исполнения, напоминает ВС.

Он указывает, что взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на имущество, которое является единственным пригодным для постоянного проживания должника и членов его семьи помещением (абзац второй части 1 статьи 446 ГПК).

«Исполнительский иммунитет в отношении жилых помещений предназначен не для того, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение, а для того, чтобы не допуская нарушения самого существа конституционного права на жилище и умаления человеческого достоинства, гарантировать гражданину-должнику и членам его семьи уровень обеспеченности жильём, необходимый для нормального существования», — приводит высшая инстанция позицию Конституционного суда (постановление от 14 мая 2012 года №11-П).

«Установленный имущественный (исполнительский) иммунитет должен распространяться на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения», — подчеркивает ВС.

Таким образом, поясняет ВС, имеющим значение для правильного разрешения подобных споров является выяснение обстоятельств о наличии или отсутствии у должника другого пригодного для проживания помещения.

Однако из материалов дела следует, что пристав не устанавливал, какое из жилых помещений собственника позволяет реализовать её естественную потребность в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения и даже не обследовал ни квартиру, ни дом, в котором у заявительницы есть доли.

Суды же не воспользовались активной ролью суда (пункт 7 статьи 6 КАС) и не стали требовать и изучать документы, подтверждающие или опровергающие, что оставленное заемщице жилое помещение соответствует санитарно-техническим и иным требованиям, предъявляемым Жилищным кодексом, удивился ВС.

Также они не убедились в том, что при передаче квартиры взыскателю конституционные права должницы будут защищены, а помещения в доме, соответствующего 3/20 доли — 15 кв. м. — будет достаточно для обеспечения ей нормальных условий существования и гарантий её социально- экономических прав, указывает высшая инстанция.

«Судами не дана правовая оценка техническому паспорту, из которого видно, что дом разделён на 3 квартиры, одна из которых является холодной пристройкой и кухней, санузлом, системой отопления не оснащена, а также тому обстоятельству, что в доме зарегистрированы и проживают 11 человек», — отмечает ВС.

При таких условиях решения судов нельзя признать законными, приходит к выводу высшая инстанция.

В связи с чем ВС определил отменить все состоявшиеся по делу судебные акты и направить материалы в первую инстанцию для нового рассмотрения.