Доводы жалобы Согласно материалам дела, на номер истца пришло текстовое сообщение от оператора связи о принятии заявки на замену сим-карты, потребитель немедленно связался с сотовой компанией, сотрудник которого сообщил, что номер телефона истцу больше не принадлежит. В тот же день заявитель обратился с претензией, уведомив оператора связи о совершении без его согласия неизвестными лицами действий по переоформлению принадлежащего ему номера телефона, и потребовал перевести данный номер телефона на его имя.

Через несколько недель он подал еще одну претензию с просьбой провести проверку по факту переоформления принадлежащего ему номера телефона на третьих лиц и по факту бездействия сотрудников в отношении его неоднократных обращений с требованиями заблокировать доступ к личному кабинету, а также просил переоформить номер телефона обратно на его имя. Спустя четыре дня оператор связи телефонный номер истцу вернул.

Однако клиент указал, что, получив доступ к его телефону и данным банковского счёта, у него сняли более 500 тысяч рублей, и истец потребовал вернуть их обратно, а также взыскать неполученные проценты и компенсацию морального вреда.

Решения судов

Но три судебные инстанции его претензии не поддержали: отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что на момент списания денежных средств со счетов истца договор оказания услуг связи расторгнут не был, номер телефона принадлежал истцу, который имел доступ как к номеру телефона, так и к банковским счетам. Он также счёл недоказанной причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и причиненным истцу ущербом.

Суд первой инстанции также исходил из того, что оператор сотовой связи не имеет возможности влиять на совершение банковских операций, для осуществления которых необходимо использовать данные, позволяющие идентифицировать клиента.

Суд апелляционной инстанции согласился с этими выводами, дополнительно указав, что истец самостоятельно зарегистрировал номер телефона в качестве номера доступа к дистанционному банковскому обслуживанию. При замене сим-карты сотрудник сотовой компании действовал в соответствии с законодательством, осуществив идентификацию представителя абонента на основании предъявленной нотариальной доверенности.

Позиция ВС

ВС напоминает, что посредством выдачи сим-карты осуществляется предоставление доступа к услугам связи с определенного абонентского номера, который выделен потребителю услуг связи и относится к существенным условиям договора на оказание услуг связи.

При выдаче сим-карты (ее дубликата) постороннему лицу данное лицо получает возможность передавать сообщения от имени этого абонента и получать предназначенные для этого абонента сообщения, что нарушает тайну телефонных сообщений, указывает ВС.

В обоснование своих требований истец ссылался на то, что в нарушение правил оказания услуг телефонной связи и условий договора оператор связи передал неустановленным лицам сим-карту с его абонентским номером, что повлекло нарушение правил идентификации абонента, а также нарушение тайны телефонных переговоров и сообщений.

Следовательно, правомерность выдачи сим-карты с абонентским номером истца третьему лицу являлась юридически значимым обстоятельством в настоящем случае, поясняет ВС.

Суд апелляционной инстанции указал, что сотрудник сотовой компании провёл замену сим-карты после идентификации представителя абонента на основании нотариально удостоверенной доверенности.

Между тем в материалах дела ни копии указанной нотариальной доверенности, ни иных доказательств, подтверждающих факт ее представления сотруднику ответчика, представлено не было, удивилась высшая инстанция.

«Таким образом, в отсутствие каких-либо доказательств правомерности выдачи третьему лицу сим-карты с абонентским номером истца и тем самым предоставления доступа к услугам связи с его абонентского номера вывод суда о законности этих действий ответчика и надлежащем оказании им услуг связи нельзя признать правомерным», — считает ВС.

Кроме того, как разъяснял Пленум ВС, при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя (пункт 45 постановления от 28 июня 2012 года №17).

В данном деле из-за выдачи сим-карты с абонентским номером истца постороннему человеку, тот смог пользоваться услугами сотовой связи и получать предназначенные для заявителя сообщения, а истец, напротив, доступа к услуге был лишён. Однако суды почему-то отказали в компенсации морального вреда истцу как потребителю в полном объеме, указывает ВС.

Он также отмечает, что истец, как потребитель услуг, связи вправе был рассчитывать на то, что оператор связи, надлежащим образом и добросовестно исполняя свои обязательства, не предоставит возможность третьему лицу несанкционированно использовать его абонентский номер, а при возникновении такой ситуации незамедлительно примет меры к прекращению доступа посторонних лиц к его номеру.

При этом обязанность доказать умысел или неосторожность истца относительно причиненных ему убытков, непринятие им разумных мер должна быть возложена на лицо, допустившее нарушение при исполнении обязательства, поясняет ВС.

Он обращает внимание, что в обоснование отказа в иске судебные инстанции сослались на то, что списание денежных средств со счета истца произведено с использованием данных, сохранность которых являлась обязанностью истца как держателя банковской карты, в частности с использованием кодового слова, логина, пароля и реквизитов карты.

«Однако сведений о том, на основании чего судебные инстанции пришли к такому выводу, в решении суда и в апелляционном определении не указано.

В частности, не обсуждался вопрос о том, является ли получение третьими лицами доступа к абонентскому номеру истца получением доступа к средству удаленного управления банковским счетом, передавались ли с данного номера в указанный выше период распоряжения о списании денежных средств с использованием соответствующих кодов и паролей, были ли они исполнены банком, имелась ли возможность взлома кодов и паролей и если да, то находится ли в причинной связи с этим получение доступа к дистанционному управлению счетом.

Допущенные нарушения норм права повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя», — отмечает ВС.

В связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда определила направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.