Главная / Новости / Верховный Суд РФ не позволил подменить понятие «возражение» на понятие «жалоба» в отношении арбитражного управляющего

Верховный Суд РФ не позволил подменить понятие «возражение» на понятие «жалоба» в отношении арбитражного управляющего

Подписаться на новости
26.11.2021 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказала в передаче для рассмотрения в судебном заседании жалобы Управления Росреестра по г. Москве на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.04.2021, постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.07.2021 по делу № А40-187399/2020 о привлечении арбитражного управляющего Д.Г. Назарова к административной ответственности. Особо отмечу, что судьи Верховного суда уже второй раз вынуждены вникать в эту ситуацию и второй раз остаются непреклонны в своем мнении.
Решением Арбитражного суда г. Москвы по делу №А40-107097/2018 от 20.092018 года ООО «Асмато» (Застройщик) было признано банкротом, в отношении него введено конкурсное производство с применением специальных правил, предусмотренных главой 9 параграфом 7 «Банкротство застройщиков».
К этому моменту уже вступили в силу изменения к параграфу 7 главы 9 Закона о банкротстве, которые предусматривали самостоятельное включение конкурсным управляющим в реестр требований участников строительства требований участников строительства. Как следствие, действие этих изменений распространялось на Застройщика и конкурсным управляющим в соответствии со ст.201.4 Закона о банкротстве в реестр требований участников строительства было включено требование физического лица Т.
Спустя полгода после включения в реестр требований участников строительства один из кредиторов обратился с жалобой на конкурсного управляющего, в которой он просил:
•    признать незаконными действия конкурсного управляющего по включению Т. в реестр требований кредиторов,
•    исключить из реестра требований кредиторов требование Т.
Суды трех инстанций удовлетворили жалобу кредитора на конкурсного управляющего. Конкурсный управляющий подал кассационную жалобу в Верховный Суд, которая была отклонена.  При этом Верховный суд в «отказном» определении указал следующее: «Учитывая, что предметом обособленного спора являлось возражение на требование кредитора (пункт 4 статьи 201.4 Закона о банкротстве), а суды ошибочно рассмотрели настоящее заявление в отношении Назарова Д.Г. как жалобу на действия арбитражного управляющего, признав их незаконными, данный вывод не может повлечь для последнего каких-либо негативных последствий, в связи с чем оснований для передачи его жалобы на рассмотрение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации также не имеется.»
Тем не менее, так как судебный акт об удовлетворении жалобы на конкурсного управляющего не был отменен, аффилированный с должником кредитор обратился с жалобой на арбитражного управляющего в Управление Росреестра по г. Москве, в котором был составлен протокол об административном правонарушении.
Управление обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о привлечении АУ Назарова Д.Г. к административной ответственности по ч.3 ст. 14.13 КоАП РФ. Арбитражному управляющему вменялось нарушение п.4 ст.20.3 Закона о банкротстве – обязанность действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, нарушение п.6 ст.16 Закона о банкротстве – возможность включения и исключения из реестра требований кредиторов исключительно на основании судебного акта, а также нарушение пп.5 и 6 «Общих правил ведения арбитражным управляющим реестра требований кредиторов», утвержденных постановлением Правительства РФ от 09.07.2004 №345 и п.26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.02.2012 №35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве». Решением Арбитражного суда г. Москвы от 22.01.2021г. по делу №А40-187399/2020 заявление Управления Росреестра по г. Москве было удовлетворено, арбитражный управляющий Назаров Д.Г. был привлечен к административной ответственности.
Нечасто, но случается, как произошло в этом случае, что и Росреестр, и Арбитражный суд в одном деле не увидели разницы между реестром требований участников строительства и реестром требований кредиторов, и различиями в формировании и ведении этих реестров.
Понятно, что Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.04.2021 Решение Арбитражного суда г. Москвы было отменено, в удовлетворении заявления Управления Росреестра по г. Москве о привлечении к административной ответственности было отказано в связи с отсутствием состава административного правонарушения. Этот вывод поддержал и Арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 26.07.2021. Оба суда отметили вывод в «отказном» Определении Верховного Суда РФ от 21.09.2020г. по делу №А40-107097/2018, что «предметом обособленного спора являлось возражение на требование кредитора (пункт 4 статьи 201.4 Закона о банкротстве), а суды ошибочно рассмотрели настоящее заявление в отношении управляющего как жалобу на его действия, признав их незаконными, в связи с чем данный вывод не может повлечь для арбитражного управляющего каких-либо негативных последствий».
В практике Верховного Суда РФ мне не удалось найти другое подобное дело, похоже, дело №А40-187399/2020 единственное в своем роде, и оттого и само дело, и все высказанные правовые позиции судов имеют особую ценность – понятие «разногласия с арбитражным управляющим» вовсе не тождественно понятию «жалоба на действие/бездействие арбитражного управляющего».
Из-за случившейся подмены понятий в деле о банкротстве (А40-107097/2018): «разногласия в порядке ст.60 Закона о банкротстве» были заменены на жалобу на арбитражного управляющего. Именно таким образом был совершен обход пресекательного срока в 15 рабочих дней для возражений на включение требования участника строительства в реестр требований участников строительства. (ст.201.4 Закона о банкротстве).
Управление Росреестра, по сути, оказалось в заблуждении как относительно действительных правовых оснований действий арбитражного управляющего при включении требования участника строительства в реестр требований участников строительства, так и в отношении истинных намерений аффилированного с должником кредитора при подаче жалобы.  Этого могло бы и не случиться, если бы не был упущен из внимания принцип lex specialis derogat generali, т. е. принцип приоритета специальной нормы над общей. Нормы параграфа 7 главы 9 «Банкротство застройщиков» Закона о банкротстве являются специальными по отношению к общим нормам Закона о банкротстве и, соответственно, являются приоритетными. Это относится и к нормам о способе, сроках и порядке заявления возражений на включенные в реестр требований участников строительства требования участников строительства.
Установление судами грани, разделяющей «возражения» и «жалобы» к арбитражному управляющему, позволяет надеяться, что подмена разногласий с арбитражным управляющим жалобой на него же в качестве процессуального приема обхода установленного Законом о банкротстве срока на заявление возражений на требование участника строительства останется в прошлом.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26