Главная / Новости / Верховный суд решал, кто ответит за трещины в квартире

Верховный суд решал, кто ответит за трещины в квартире

Подписаться на новости

Верховный суд решал, кто ответит за трещины в квартире

В 2007 году ОАО «12 Военпроект» разработало техническую документацию на фундамент жилого дома для ООО «СДС-Строй». Эта компания входит в крупный строительный холдинг в Сибири, который, как сообщается на его сайте, возвел 1,5 млн кв. м жилья. Стороны заключили договор, по которому «СДС-Строй» получил право на использование документации от «12 Военпроекта» для строительства 16-этажного здания в Кемерове. После чего ОА «Росжелдорпроект» подготовило для заказчика дополнительную документацию на базе проекта.

Жилой дом ввели в эксплуатацию в 2009 году. Через 7 лет в одной из квартир стали появляться трещины. Собственница обратилась в Рудничный районный суд города Кемерово с иском к застройщику и потребовала взыскать с «СДС-Строй» рыночную стоимость жилья (3,6 млн руб.), неустойку, компенсацию морального вреда и штраф на основании закона «О защите прав потребителей».

Судебная экспертиза пришла к заключению, что в строительной документации есть существенные ошибки и нарушения норм проектирования, которые и стали причиной дефектов.

Рудничный районный суд решением по делу № 2–2/2019 удовлетворил требования истицы. Кемеровский областной суд согласился с решением первой инстанции, но снизил размер неустойки и штрафа. В итоге суды взыскали с застройщика более 9 млн руб. Эти деньги «СДС-Строй» решил отсудить у проектировщиков.

В период рассмотрения спора ОАО «12 Военпроект» прекратило свою деятельность. Его правопреемником стал «31 Государственный проектный институт специального строительства», который занимается инженерно-техническим проектированием.

Летом 2019 года «СДС-Строй» обратился в Арбитражный суд города Москвы с требованием о взыскании с «Росжелдорпроекта» и АО «31 ГПИСС» убытков в размере 9,6 млн руб. в солидарном порядке.

29 октября 2019 года АСГМ частично удовлетворил требования истца и взыскал с ответчиков 8,9 млн руб. Но это решение отменил АС Московского округа. Хотя убытки истца возникли по причине недостатков проектной документации, кассация не увидела оснований для взыскания с ответчиков убытков в солидарном порядке. По мнению суда, «СДС-Строй» должен был «конкретизировать» требования в отношении каждого из ответчиков либо обосновать, почему их необходимо прилечь к солидарной ответственности. Из материалов дела также не следует, что солидарная ответственность ответчиков предусмотрена договором или законом, посчитала кассация.

При новом рассмотрении АСГМ отказал в удовлетворении иска. Это решение оставили без изменения апелляция и кассация. После чего «СДС-Строй» обратился в Верховный суд.

Степень вины

В своей кассационной жалобе заявитель указал, что не мог определить степень вины каждого из ответчиков, так как у него нет специальных знаний для этого. По мнению истца, проблему могло решить заключение специалистов, но суд первой инстанции отклонил ходатайство «Росжелдорпроекта» об экспертизе.

Кроме того, «СДС-Строй» обратил внимание, что Рудничный районный суд в своем решении не определил степень виновности каждого из проектировщиков. Это позволяет сделать вывод о солидарной вине ответчиков, уверен истец. Застройщик также сослался на положения ст. 707 ГК, согласно которой обязательство двух подрядчиков является солидарным, если предмет такого обязательства неделим.

Эту жалобу ВС выделил и передал на рассмотрение, которое состоялось 27 января 2022 года.

Непонятное требование

Первой на заседании выступила представитель ООО «СДС-Строй» Екатерина Смолякова, которая поддержала доводы жалобы.

— Подскажите, пожалуйста, вы заключали какой-либо договор с «Росжелдорпроектом»? На каком основании оно проводило работы? — спросила председательствующая судья Рамзия Хатыпова.

— «Росжелдорпроект» дорабатывал проект «12 Военпроекта», поэтому договорные отношения были. Но я не могу пояснить, когда и какой договор был заключен, — ответила Смолякова.

—  А что, по вашему мнению, могла установить судебная экспертиза? — поинтересовалось судья Хатыпова.

— Мы о ней не ходатайствовали. Но в целом она могла бы установить вклад каждого из ответчиков в создание проекта, что позволило бы определить ответственность в долях, — пояснила представитель.

— Вы же настаивали, что ответственность должна быть солидарной. Но сейчас говорите, что ее можно определить в долях. Поэтому, наверное, суд первой инстанции и оказался в тупике. Вы не можете сформулировать свое требование.

На это Смолякова отметила, что ответчики все же разрабатывали единый проект, по которому застройщик и строил здание. На основании этого ответственность должна быть солидарной, сказала представитель.

Экспертиза без документов

Второй слово взяла представитель «Росжелдорпроекта» Ольга Мясникова. Она рассказала, что «СДС-Строй» заключал договор с ее доверителем. Это подтверждают акты приемки проектной документации. Но договор ответчик так и не нашел, так как филиал, который выполнял работы, уже ликвидировали, пояснила представитель.

— Вы заявляли ходатайство о проведении экспертизы. Что, по вашему мнению, она могла установить? — спросила председательствующая.

— Экспертиза в деле Рудничного районного суда исследовала только дом. Документацию у нас никто не запрашивал. Мы хотели, чтобы была назначена экспертиза именно проектной документации. Никто также не выяснял, соответствует ли дом нашему проекту.

Проект для другого дома

Начальник юридической службы АО «31 ГПИСС» Артем Акопян обратил внимание суда на то, что в материалах дела нет полного комплекта проектной документации, а лишь разные части проектов для разных домов. По словам Акопяна, документация «12 Военпроекта» также не исследовалась при проведении экспертизы, так как об этом не указано в ее заключении.

Кроме того, представитель АО «31 ГПИСС» рассказал суду, что сотрудники «12 Военпроекта» разработали проектную документацию только для фундамента дома, а над надземной частью здания не работали. «Трещины были на 16 этаже, но мы-то работали только над фундаментом. Документация для надземной части в деле наша, но мы ее разработали для другого заказчика и другого дома. При разработке проекта также предполагалось, что здание будет иметь 16 этажей, но в итоге построили 17», — пояснил Акопян.

— Все же эксперты сделали вывод, что причиной недостатков стали ошибки в документации, — отметила судья Хатыпова.

— Но там не сказано, что это наша документация. В деле нет нашего проекта для фундамента. Есть только наши документы для другого дома, которые как-то попали к истцу, — сказал представитель.

Поле чего председательствующая попросила представителя истца пояснить, чью документацию исследовали эксперты.

— Мы представили суду проекты двух ответчиков. Они тоже участвовали в деле и могли проверить документы, — ответила Смолякова.

— Квартира сейчас же находится в вашей собственности. Почему вы тогда требуете за нее деньги с ответчиков? — спросила судья Хатыпова.

— Да, она у нас. Но она непригодна для проживания. Мы не сможем ее продать.

Выслушав стороны, суд отменил все судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение в АС города Москвы.