Главная / Новости / Верховный суд разъяснил права арендаторов жилья

Верховный суд разъяснил права арендаторов жилья

Подписаться на новости
Чужие личные вещи, даже если они в вашей квартире, остаются чужими…

Суть спора проста. Некая гражданка жила в съемной квартире и задержала очередной платеж. Собственница жилья пришла в квартиру в отсутствие жилички и забрала ее дорогой ноутбук, пообещав вернуть его, когда ей заплатят долг. Девушка обратилась в полицию с заявлением, что ноутбук у нее украли. Полиция возбудила уголовное дело и признала хозяйку ноутбука потерпевшей, а владелицу квартиры — подозреваемой в совершении кражи. Хозяйка квартиры ноутбук вернула, и уголовное дело было прекращено «в связи с примирением сторон».

Но собственница ноутбука через некоторое время отнесла в суд иск к хозяйке квартиры. В иске она попросила компенсировать ей моральный вред от незаконного проникновения хозяйки в квартиру, где она жила, и переживания от «неправомерного доступа» к ее ноутбуку, в котором хранилась личная информация.

Местные суды в таком иске нашей героине отказали, а Верховный суд полностью поддержал гражданку. А теперь — детали.

Районный суд, получив иск, отказал гражданке, требовавшей получить деньги за свои моральные страдания. Объяснив, что хозяйка, конечно, нарушила имущественные права истицы, но права на компенсацию за такие действия в нашем законе нет. По мнению суда, истица не представила доказательств того, что ее личные неимущественные права нарушены. Ведь вреда здоровью от кражи ноутбука не было. Также в деле нет доказательств, что хозяйка причинила истице психологическую травму, чему доказательством должно было бы стать заключение врача. Апелляция с таким решением согласилась. Она добавила, что ноутбук действительно содержал личную информацию истицы. Но на ноутбуке был пароль, и нет доказательств, что хозяйка квартиры познакомилась с личной жизнью своей жилички.

По поводу жалобы истицы, что хозяйкой квартиры нарушена неприкосновенность своего собственного жилища и арендаторша от этого морально пострадала, апелляция сказала, что уголовного дела о незаконном проникновении в квартиру нет.

Все отказы арендаторша обжаловала в Верховном суде РФ. И там сказали, что она в своих требованиях права.

Сначала ВС напомнил о статье 150 Гражданского кодекса, в которой говорится о неприкосновенности частной жизни и жилища. Эта неприкосновенность принадлежит человеку с рождения, она непередаваема и неотчуждаема. Нематериальные блага гражданина защищают и другие статьи Гражданского кодекса.

Определяя размер компенсации, суд должен рассмотреть степень вины нарушителя и оценить страдания, «связанные с индивидуальными особенностями гражданина». О праве каждого на неприкосновенность жилища сказано в 25-й статье Конституции. Там записано, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих там людей. Исключение — только решение суда или случаи, специально оговоренные в законе.

У нашей героини был договор о найме и там сказано, что наймодатель может посещать квартиру не чаще одного раза в месяц и предупреждать о своем визите за 24 часа. А по ГК (статьи 420, 425, 431) выходит, что договор обязателен для обеих сторон.

Верховный суд подчеркнул, что местная апелляция должна была дать оценку заявлению истицы о том, что хозяйка квартиры посягнула на ее конституционное право неприкосновенности жилища. Но почему-то этого не сделала. А вывод апелляции о том, что раз нет уголовного дела о незаконном проникновении в жилище, то и говорить не о чем, ВС назвал необоснованным.

Напомнил ВС и про статью 152 ГК. Там сказано, что нельзя без согласия человека собирать, использовать, хранить и распространять сведения о его личной жизни. В своем иске наша героиня указала, что использовала ноутбук для личных и рабочих целей и для ведения активной общественной жизни. Есть решение Пленума Верховного суда о компенсации морального вреда (N 10 от 20 декабря 1994 года). Там сказано, что моральный вред может заключаться и в нравственных переживаниях от невозможности вести активную общественную жизнь, потери работы, раскрытия семейной тайны и т.д. Ноутбук не возвращала хозяйка квартиры аж 9 месяцев, из-за чего истица не могла вести общественную жизнь и морально страдала. А местный суд этому факту оценки не дал.

Верховный суд подчеркнул: ноутбук — это персональный переносной компьютер, который «предназначен для эксплуатации только одним пользователем — т.е. для личного использования», а сведения, содержащиеся в переписке, видео и фото, составляют личную тайну. В заявлении в апелляцию наша героиня написала, что доступ хозяйки к данным о ее личной жизни доставлял ей моральные страдания. Отклоняя этот довод, апелляция сослалась на слова ответчицы о том, что на ноутбуке стоял пароль и она ничего не узнала. Но суд по непонятной причине не дал оценку словам истицы, что украла хозяйка ноутбук тогда, когда он был включен и ввода пароля не требовалось.

Верховный суд отменил все решения местных судов.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26