Главная / Новости / Верховный суд не позволил скрыть недвижимость должника от обращения на нее взыскания

Верховный суд не позволил скрыть недвижимость должника от обращения на нее взыскания

Подписаться на новости

Верховный суд не позволил скрыть недвижимость должника от обращения на нее взыскания

Финансовый управляющий считал, что дарение должником недвижимости своим дочерям – сделки, навредившие кредиторам. Суды трех инстанций не нашли признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества на момент совершения сделок и отказали в признании их недействительными. Однако Верховный суд пояснил, что у судов не было оснований для отказа: несмотря на то, что деньги с должника взыскали после совершения сделок, сами обязательства на момент отчуждения имущества имелись.

Дело о банкротстве: №А40-47389/2017, должник — гражданин

Судебный акт: определение Верховного суда №305-ЭС19-13080 (2,3) от 30 августа 2021 года

Суть спора

Должник подарил своим дочерям доли в праве собственности на квартиры, жилые дома и земельные участки.

Финансовый управляющий посчитал, что эти сделки совершены для причинения вреда имущественным правам кредиторов. Ссылаясь на мнимость договоров и злоупотребление правом, управляющий обратился в суд.

В трех инстанциях ему отказали, поскольку на момент совершения сделок у должника не обнаружилось признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества. Не доказано, что должник ставил целью причинение вреда кредиторам, отметили суды. В данном случае он хотел обеспечить детей жильем в связи с ухудшением здоровья.

Судебные акты о взыскании с должника убытков суды не приняли во внимание, поскольку эти акты вступили в силу после совершения спорных сделок.

Позиция Верховного суда

Верховный суд напомнил: чтобы признать подозрительную сделку недействительной, нужно доказать вред имущественным правам кредиторов, наличие у должника цели причинения вреда и осведомленность второй стороны сделки об этой цели.

Цель причинения вреда предполагается, если на момент совершения сделки у должника были признаки неплатежеспособности, недостаточности имущества, а сделка совершалась безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.

Нижестоящие инстанции не учли, что при совершении сделок должник имел значительные обязательства:

  • 10,5 млн. рублей по договору поручительства. Банк обращался к должнику с требованием погасить долг до совершения спорных сделок — то есть должник знал об этих обязательствах. После заключения договоров дарения долг был взыскан решением третейского суда;
  • приговором суда установлено, что должник (руководитель банка) выдавал заведомо невозвратные и невозможные ко взысканию ссуды подконтрольным организациям по техническим документам. После совершения сделок с должника были взысканы убытки в размере 6 млн. рублей;
  • еще одним приговором было установлено хищение должником средств в размере 10,3 долларов США и 11,5 млн. рублей.

Судебные акты исполнены не были. Доказательств, что у должника достаточно средств для возмещения убытков, не представлено.

Верховный суд разъяснил: дата причинения вреда кредитору признается датой возникновения обязательства по возмещению вреда – вне зависимости от того, когда будет исчислен размер вреда или вступит в силу судебное решение, подтверждающее ответственность должника. В данном деле суды ошибочно отождествили момент причинения вреда кредиторам с моментом вступления в силу судебных актов.

Наличия неисполненных обязательств достаточно, чтобы установить цель причинения вреда кредиторам. Фактически спорные сделки были направлены на сокрытие имущества от обращения на него взыскания. Оснований для отказа в признании сделок недействительными у судов не имелось.

Спор был направлен на новое рассмотрение с рекомендацией проверить, имеется ли возможность возврата имущества в натуре.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26