Главная / Новости / Уход от доллара спас от убытков // ВС признал действительным соглашение об изменении валюты долга, выгодное для банкрота

Уход от доллара спас от убытков // ВС признал действительным соглашение об изменении валюты долга, выгодное для банкрота

Подписаться на новости
Можно ли оспорить дополнительное соглашение к договору аренды, в котором стороны изменили валюту долга с долларов на рубли, установив при этом арендную плату выше рынка? Верховный суд (ВС) признал, что не всегда. Необходимо сравнивать, сколько должен был бы заплатить арендатор-должник по долларовой ставке. Если дополнительное соглашение уменьшило размер платежа в рублевом эквиваленте, то это соглашение не может признаваться недействительным.

ВС подчеркнул, что для оспаривания сделки по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве необходимо доказать, что этой сделкой причинен вред кредиторам. А для этого необходимо сопоставить объем обязательств должника после совершения оспариваемой сделки с объемом его обязательств, который был бы, если бы эта сделка не заключалась.

Когда заключается сделка об изменении валюты долга, необходимо сравнить, сколько должник заплатил бы в прежней валюте и сколько он заплатил по нынешней валюте. В рассматриваемом деле после заключения дополнительного соглашения объем обязательств должника был уменьшен, если перевести сумму изначального платежа в рубли. А это означает, что никакого вреда кредиторам причинено не было.

Экономическая коллегия также обратила внимание на то, что использование доллара в качестве валюты долга фактически означает, что должник принимает на себя риск роста его курса. А изменение валюты долга на рубли этот риск нивелирует.

ВС также подчеркнул, что суды не могут делать вывод об аффилированности сторон только на том основании, что они совершили спорную сделку. Заявитель должен представить дополнительные доказательства, которые обосновывали бы связанность сторон.

По мнению суда, поскольку в данном деле не было оснований для признания сделки недействительной по мотивам причинения вреда кредиторам, то тем более нет возможности для ее оспаривания на основании ст. 10 ГК РФ. Применение статьи 10 ГК РФ возможно лишь в том случае, когда речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов подозрительных сделок. А в этом деле не было даже этих дефектов.

Экономическая коллегия также отмела возможность признания такой сделки кабальной на основании ст. 179 ГК РФ. Для того чтобы признать сделку недействительной по этому основанию, необходимо доказать стечение тяжелых обстоятельств для одной из сторон, которое вынудило ее совершить спорную сделку. Однако в этом деле заявитель не доказал, что у арендатора-должника не было возможности распродать остатки товара, освободить помещения и прекратить аренду до подписания дополнительного соглашения.

Эти выводы были сделаны в деле о банкротстве общества «ФАРМ-ЛОГИСТИК» (дело № А40-216122/2016). В 2010 году правопредшественник «ФАРМ-ЛОГИСТИК» (арендатор) заключил договор аренды с обществом «Альянс Хелскеа Рус» (арендодатель). По этому договору арендная плата была выражена в долларах (около полутора миллионов долларов в год). Договор аренды был заключен до августа 2015 года.

В марте 2015 года стороны заключили дополнительное соглашение — они продлили срок договора аренды до 2018 года, изменили валюту долга на рубли, а размер арендной платы стал составлять 104,5 млн рублей в год.

В 2016 году была возбуждена процедура банкротства арендатора, а в 2017 году арендодатель досрочно прекратил арендные отношения. Однако вещь возвращена не была.

В 2018 году арендатора признали банкротом, и конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании недействительным дополнительного соглашения к договору аренды по мотивам причинения вреда кредиторам, недобросовестности сторон и кабальности. Он ссылался на то, что размер арендной платы превышает среднерыночные ставки, стороны являлись аффилированными (поскольку только связанные стороны могли совершить такую сделку), а само заключение дополнительного соглашения было нецелесообразно.

С его доводами согласились суды трех инстанций, но не Верховный суд, который отказал в удовлетворении требований.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26