Пандемия COVID-19 резко увеличила спрос на банкротство физлиц. В первом квартале 2021 года число личных банкротств превысило 40 тысяч. По прогнозам экспертов, к концу года этот показатель достигнет 180 тысяч. А вот банкротства юрлиц на удивление демонстрируют обратную динамику: число их за первые три месяца 2021 года снизилось на 8% по сравнению с тем же периодом 2020 года.

Почему началась волна банкротств?

Среди причин такого снижения обычно называют введенный в прошлом году мораторий на банкротства по инициативе кредиторов, а также отсрочка по налогам. Считается, что эти меры позволили части предпринимателей реструктуризовать задолженность своих компаний, не влезть в долги по зарплате и в конечном счете своими силам удержаться на плаву.

Но есть и другое мнение: мол, помощь государства была почти символической и адресовалась незначительному числу предприятий. К тому же параллельно с сокращением числа банкротств юридических лиц вдруг так же внезапно улучшилась статистика ФНС по ликвидации коммерческих организаций. В 2019 году было ликвидировано 570 тысяч фирм, в 2020 – 460, а в январе-июне 2021 – чуть более 90, то есть за полгода 20% к суммарным показателям прошлого «пандемийного» года, когда эксперты предсказывали едва ли не обвальное закрытие предприятий.

И вот – никакого коллапса сплошного, хотя и малопонятный оптимизм. Предположить, что смена настроения от минуса к плюсу обусловлена мощным переломом в отечественной экономике довольно трудно.

Ликвидация, банкротство или альтернативная ликвидация — что выбрать предпринимателю?

И ликвидация, и банкротство до 2018 года чаще всего использовались как способ «оптимизации налогов». Есть фирма – есть долги (в том числе задолженность перед ФНС), нет фирмы – нет долгов. Существовало много способов избавиться от плохих активов: сменить адрес и учредителя, переписать на нерезидента, присоединить к другой фирме или просто бросить, не отправляя в налоговую отчетность в надежде, что налоговая через некоторое время сама принудительно ликвидирует нерадивого налогоплательщика вместе с его долгами. Для подобных способов закрытия существовало специальное название: «альтернативная ликвидация». Название вводит в заблуждение, а процедура связано с большим риском, ведь по факту фирма продолжает существовать, налоговая может и не ликвидировать юрлицо. Так или иначе, альтернативная ликвидация пользовалась популярностью.

Однако в декабре 2017 года в России у кредиторов юридических лиц появился новый способ вернуть деньги, привлекая КДЛ («контролирующих должника лиц)» к субсидиарной, дополнительной ответственности. Если с фирмы взять нечего (учредители успели вывести ценные активы), то все претензии к людям, которые приняли невыгодные для кредитора решения. Банкротство, таким образом, фактически перестает быть для владельцев бизнеса надежным способом уйти от финансовых обязательств.

Дела о субсидиарной ответственности пошли в суды, с каждым годом все больше. К «субсидиарке» стали привлекаться крупные бизнесмены, банкиры. Инструмент развивается, Верховный и Конституционный суд этому способствуют.

Естественно, предприниматели осведомлены о том, как лихо субсидиарка заработала в 2018-2021 гг. Вот и объяснение тому факту, что число ликвидаций, несмотря на кризис, сокращается: просто этот способ «оптимизации налогов» стал опасен для бизнеса. Налоговая служба все чаще обжалует решения о ликвидации и банкротстве, даже спустя годы привлекая владельцев к субсидиарной ответственности и заставляя их заплатить деньги в бюджет.

Почему же предприниматели не решаются приступить к официальной процедуре ликвидации? Скорее всего, у фирмы не нулевой и не положительный баланс. Вот как сейчас, когда тысячи фирм из-за пандемии друг другу должны. Или боятся выездной проверки ФНС, к которой готовы не все: у кого-то «замыленный» адрес, у кого-то проблемы с бухгалтерской и налоговой отчетностью. Но в большинстве случаев люди не хотят долго ждать и дорого платить, а официальная ликвидация длится от полугода и стоит не меньше 40 000-50 000 рублей.

Спецы по «альтернативной ликвидации» обещают решить вопрос за пару месяцев за смешные 15-20 тысяч. Но это – всем известный сыр в мышеловке. Не бесплатный, да только с тем же результатом. Ведь в таком случае бывшему собственнику компании можно в рамках субсидиарной ответственности предъявить требованиям в полном размере обязательств перед контрагентами. Если, конечно, истец сумеет убедить суд, что экс-руководитель предпринимал неправильные, неразумные действия, и это привело к ущербу для кредиторов.

Субсидиарная ответственность – новый способ привлечения лиц, контролирующих должника

К субсидиарной ответственности можно привлечь кого угодно, если есть основания считать, что этот кто-то был бенефициаром принимаемых решений и знал об их неправомерности.

Кто считается «лицом, контролирующим должника» (ст. 61.10 закона о банкротстве)

  • Руководитель должника или его управляющей организации, член исполнительного органа должника, ликвидатор должника, член ликвидационной комиссии;
  • Лицо, которое распоряжается 50% и более голосующих акций (долей общества);
  • Лицо, имевшее право назначать руководителя должника;
  • Выгодоприобретатель вследствие незаконного или недобросовестного поведения директоров должника;
  • Иные лица, способные определять действия должника

В случае банкротства предприятия субсидиарная ответственность является довольно действенным механизмом взыскания долгов по договорам и зарплате, тогда как в рамках обычной процедуры банкротства кредиторы в 60% случаев ничего не получают.

Итак, субсидиарная ответственности может наступить в двух случаях: когда юридическое лицо признано банкротом, установлена вина собственника и когда ФНС исключила из ЕГРЮЛ не подававшую признаков жизни фирму с долгами.

Привлекать к субсидиарной ответственности может любой кредитор, имеющий на руках доказательства причастности ЛКД к такому решению. В том числе физические лица, что подтвердил Конституционный суд в мае 2021 года.

Время исковой давности исчисляется с того момента, когда кредитор узнал об обстоятельствах, позволяющих предъявить претензии к должнику. Если речь идет о банкротстве, то это 3 года. Если же речь об исключении юрлица-должника из ЕГРЮЛ, срок тот же.

Как избежать субсидиарной ответственности при закрытии бизнеса. И как не позволить это сделать

Рекомендации кредиторам:

  • Начинайте отслеживать сведения о нем в ЕГРЮЛ, чтобы своевременно узнать о намерении ФНС исключить юрлицо из реестра и подать возражение. Не успели, и налоговая уже исключила компанию-контрагента из ЕГРЮЛ — немедленно обжалуйте решение налоговой;
  • Инициируйте процедуру банкротства, чтобы не позволить провести «альтернативную ликвидацию». Пока что получить с банкрота долг все же проще, чем с КДЛ ликвидированной организации;
  • Если вы решили задействовать механизм субсидиарной ответственности, подготовьте с помощью юриста доказательства неразумных и недобросовестных действий ЛКД, которые привели к невозможности исполнения компанией своих обязательств. Например, если применялся механизм «альтернативной ликвидации» путем смены директора и адреса, найдите этого подставного директора и получите у него показания, что он не хотел становиться руководителем, не собирался вести бизнес.

Рекомендации должникам:

  • Не скрывайте от контрагентов финансовые показатели. Не вызывайте лишние подозрения у налоговой. В случае невозможности выполнить финансовые обязательства лучше быстро заявить об этом письмом, предложив реструктурировать долг. Этим вы подтвердите отсутствие умышленных недобросовестных действий;
  • Прислушайтесь к совету адвоката использовать размытость формулировки «неразумность» и «недобросовестность». Истцу совсем непросто доказать суду, что действия контролирующих лиц были «неразумными»;
  • Используйте фактор истекшего срока исковой давности. Это работает и при банкротстве, и в случае с удалением должника из ЕГРЮЛ;
  • Не затягивайте судебные разбирательства, не выводите и не переводите активы – данные действия рассматриваются как недобросовестные и подпадают под субсидиарную ответственность;
  • Простота доказывания ваших неразумных или недобросовестных действий истцом зависит от того, кому вы должны. Если налоговой, риск привлечения к субсидиарке почти 100%, в иных случаях есть шанс.

Обращайтесь за консультациями по тел: +7 (495) 258 0038