Главная / Новости / Судебный дайджест по налоговым спорам

Судебный дайджест по налоговым спорам

Подписаться на новости

Описание ситуации: Истец в лице директора Общества подал заявление в суд с требованием взыскать с ответчика (предыдущий руководитель Общества) понесенные обществом убытки, в период правления обществом ответчика, в виде расходов на покупку трех автомобилей, на выплату заработной платы плюс расходы на налоги супруги ответчика, которая, по словам истца, не исполняла возложенных на нее обязанностей, согласно трудовому договору, на содержание вышеуказанных транспортных средств, а так же расходов на заключению между зависимыми лицами крайне невыгодного лицензионного договора, в рамках которого ответчик получал отчисления в виде процентов от полученной выручки. Все вышеперечисленное, по словам Истца, являются недобросовестными действиями со стороны ответчика (предыдущего руководителя Общества), которые нанесли материальный ущерб обществу на общую сумму в размере 29 млн. рублей.

Позиция истца: Истец требует возместить с Ответчика, который в период правления Обществом, занимая должность руководителя Общества, своими недобросовестными действиями нанес материальный ущерб, который привел к значительным неоправданным в экономическом плане расходам Общества, а впоследствии к убыткам, в размере 29 млн. руб.

Позиция ответчика: Ответчик с требованиями не согласен, считает, что исковые требования истцом заявлены необоснованно, наличие убытков не доказано, а также настаивает на истечении срока исковой давности для обращение истца в суд.

Решение суда: Суд оставил без удовлетворения заявление истца. Суд посчитал что Истец не смог предоставить неоспоримые доказательства, а так же обосновать понесенные Обществом необоснованные расходы в момент правление обществом ответчика. Так же суд посчитал что исковой срок пропущен, а события происходящие в момент правление обществом ответчика не могли пройти незамеченными для истца, который является учредителем общества.

В силу пункта 5 статьи 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица

Отражено в Определении Верховного Суда РФ от 27.01.2021 № 307-ЭС20-21962 по делу № А66-9479/2017.

Комментарий

Можно сделать вывод, что участник Общества должен своевременно контролировать финансово-хозяйственную деятельность, для чего необходимо наладить внутренний контроль, и в случае необходимости прибегать к услугам внешних аудиторов.

______________________________________________________________________

Описание ситуации: Налогоплательщик подал заявление в Суд на незаконное решение УФНС о повторной выездной проверке за период в который ИФНС уже убыла проведена идентичная проверка с похожим назначением о правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления), налогов и сборов, страховых взносов.

Позиция налогоплательщика: Налогоплательщик настаивает на позиции, в которой ссылается на Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 16.03.2018 № 305-КГ17-19973: «При оценке разумности срока назначения повторной выездной проверки должны учитываться все обстоятельства, имеющие отношение к обеспечению баланса частных и публичных интересов, в том числе: существование у налогового органа при должной организации контрольной работы возможности по своевременному выявлению обстоятельств хозяйственной деятельности налогоплательщика, указывающих на необоснованность изменений в исчислении налога, заявленных в уточненной декларации; способность налогоплательщика в случае проведения повторной выездной проверки обеспечить защиту своих прав по прошествии установленного пунктом 1 статьи 23 НК РФ четырехлетнего срока хранения документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов; наличие или отсутствие в действиях налогоплательщика признаков противодействия налоговому контролю (предоставление налоговому органу недостоверных и (или) неполных документов и т.п.)».

Налогоплательщик считает, что в сложившейся ситуации решение о повторной проверке незаконно, и не может считаться законным, так как в справке об окончании последней проверки до настоящего решения прошло 1,4 года что является, по мнению Налогоплательщика, затянутым решением нарушающим права налогоплательщика.

Позиция налогового органа:  Налоговый орган, ссылаясь на абзацы 4 и 5 пункта 10 статьи 89 НК РФ,  настаивает на повторной проверке, как вышестоящий налоговый орган, в порядке контроля за деятельностью налогового органа. Касательно необоснованной затянутости решения о повторной проверке, налоговый орган, руководствуясь абзацем 3 пункта 10 статьи 89 НК, указывает, что при проведении повторной выездной налоговой проверки может быть проверен период, не превышающий трех календарных лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении повторной выездной налоговой проверки.

Решение суда: Суд поддержал Налоговый орган, так как Налогоплательщик не смог доказать что действия УФНС в части решения о проведении повторной выездной проверки нарушают права Налогоплательщика и является незаконными, при этом, ссылка Заявителя на определение Верховного Суда Российской Федерации от 16.03.2018 № 305-КГ17-19973 считается необоснованной, поскольку в данном определении дана оценка разумности срока назначения повторной выездной налоговой проверки с учетом даты представления уточненной налоговой декларации, послужившей основанием для назначения повторной выездной налоговой проверки.

Таким образом, налоговым органом соблюдено требование пункта 10 статьи 89 НК РФ устанавливающее ограничение в отношении трехлетнего срока проверяемого периода.

Отражено в Решении Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области № А56-4468/2020 от 19 мая 2020 года

Комментарий

При проведении повторной выездной налоговой проверки может быть проверен период, не превышающий трех календарных лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении повторной выездной налоговой проверки. Других ограничений, для повторной выездной налоговой проверки, НК РФ не предусматривает.

_________________________________________________________________________________
Нарушение сроков налоговиками не ведет к отмене решения

Если налоговики при проведении проверки нарушили какие-то сроки, это еще не означает, что из-за этой оплошности решение по итогам проверки будет отменено.

​ФНС пояснила, что нарушение процессуальных сроков при проведении мероприятий налогового контроля не является существенным нарушением, которое влечет безусловную отмену решения ИФНС, принимаемого по результатам проверки. Например, невручение акта не лишает налогоплательщика права на участие в рассмотрении материалов проверки и представление возражений.​

Что же касается решения по итогам проверки, то его несвоевременное вынесение не создает препятствий для ведения деятельности проверяемого налогоплательщика, а также не влияет на его право на последующее обжалование «просроченного» решения.

Верховный Суд Российской Федерации еще в Определении от 21.08.2019 № 309-ЭС19-13355 по делу № А50-24146/2018 указал, что нарушение сроков рассмотрения материалов выездной налоговой проверки и вынесения решения по ее результатам не является безусловным основанием для признания решения недействительным.

Таким образом, существенными нарушениями при проведении налоговой проверки является лишь невозможность, в силу объективных причин, представить налогоплательщику свои возражения по доводам налогового органа.

_______________________________________________________________________

Какие документы ИФНС может потребовать налоговая инспекция, когда в декларации заявлен НДС к возмещению?

В соответствии с пунктом 7 статьи 88 НК РФ при проведении камеральной налоговой проверки налоговый орган не вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения и документы, если иное не предусмотрено данной статьей или если представление таких документов вместе с декларацией не установлено НК РФ. Случаи, когда налоговый орган уполномочен истребовать документы, регламентированы пунктом 8 статьи 88 НК РФ. Налоговый орган вправе истребовать у налогоплательщика документы, подтверждающие в соответствии со статьей 172 НК РФ правомерность применения налоговых вычетов.

Из содержания пункта 8 статьи 88 НК РФ следует, что право налогового органа на истребование документов ограничено определенным кругом документов и отсылка к статье 172 НК РФ указывает на то, что истребованию подлежат лишь те документы, которые поименованы в данной статье, как основания налоговых вычетов.

Аналогичная позиция отражена и в письме Министерства финансов Российской Федерации от 27.12.2007 № 03-02-07/2-209 и в письме Федеральной налоговой службы Российской Федерации от 17.01.2008 № ШС-6-03/24@.

В требовании налоговой правомерно запрашивать лишь полученные счета-фактуры и первичные учетные документы, которые и подтверждают правомерность налоговых вычетов. Положениями пункта 1 статьи 172 НК РФ предусмотрено, что право на применение налоговых вычетов поставлено в зависимость от наличия у налогоплательщика счетов-фактур и первичных документов, подтверждающих принятие на учет (работ, услуг), имущественных прав. Какие либо иные документы (в том числе, договоры и регистры бухгалтерского учета) в качестве основания для применения налогового вычета в статье 172 НК РФ не упоминаются.

Статья 54.1 НК РФ устанавливает пределы осуществления налогоплательщиком прав по исчислению налоговой базы и суммы налога. Ее положения не регулируют порядок проведения камеральных налоговых проверок и, соответственно, не могут трактоваться, как устраняющие ограничения, установленные пунктом 7 статьи 88 НК РФ, а равно, как расширяющие допустимый объем истребуемых документов, установленный пунктом 8 статьи 88 НК РФ. При проведении камеральной налоговой проверки налоговый орган не вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения и документы, не указанные пунктом 8 статьи 88 НК РФ.

Данный вывод отражен в Постановлении  ФАС Северо-Западного округа от 18.01.2021 № Ф07-15509/2020 по делу № А56-38742/2020

______________________________________________________________________

Ситуация: Налоговый орган при выездной проверке было обнаружено, что налогоплательщик реально выполнил сделку со своим контрагентом 1-го звена. Но в дальнейшем контрагент перевел свою выручку однодневкам, контролируемым налогоплательщиком. Может ли в такой ситуации налогоплательщик рассчитывать на возмещение НДС, ведь контрагент 1-го звена реально выполнил свои обязательства?

Решения суда: В сложившейся ситуации при рассмотрении вопроса о том, могут ли негативные последствия неуплаты НДС «техническими» компаниями быть возложены на налогоплательщика — покупателя в соответствии с пунктами 4 и 9 постановления Пленума № 53, в частности, имеет значение установление факта причастности налогоплательщика к нарушениям, допущенным в процессе обращения товаров (работ, услуг), то есть направленность действий налогоплательщика на получение экономического эффекта за счет непосредственного участия в уклонении от уплаты НДС совместно с лицами, не осуществлявшими реальной экономической деятельности, а равно информированность налогоплательщика о допущенных этими лицами нарушениях. При установлении названных обстоятельств само по себе реальное исполнение операций по реализации товаров (работ, услуг) непосредственным контрагентом налогоплательщика («контрагентом первого звена») не позволяет налогоплательщику — покупателю претендовать на получение налоговой выгоды в отсутствие экономического источника вычета (возмещения) налога.

Обусловленная природой НДС стадийность взимания данного налога в процессе производства и коммерческой реализации товаров (работ, услуг) предполагает, что использование права на вычет налога покупателем предопределяется непрерывным предъявлением налога по мере движения товаров (работ, услуг) от одного хозяйствующего субъекта к другому (пункт 1 статьи 168 Налогового кодекса) и принятием в связи с этим каждым из участников оборота обязанности по уплате в бюджет предъявляемых сумм налога (пункт 1 статьи 173 Налогового кодекса). Соответственно, отказ в праве на налоговый вычет может иметь место, если процесс реализации товаров (работ, услуг) не сопровождается соблюдением корреспондирующей этому праву обязанности по уплате НДС в бюджет в денежной форме, на что обращено внимание в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.11.2004 № 324-О.

Таким образом, по мнению суда, налогоплательщик не имеет право на возмещение НДС в данной ситуации, так как источник возмещения НДС не был сформирован.

Данная позиция отражена отражена в Определении ВС РФ от 25.01.2021 г. № 309-ЭС20-17277

_________________________________________________________________________________

Ситуация: Налогоплательщик выиграл суд у налогового органа. Приглашенные юристы несли командировочные расходы, которые им возмещал налогоплательщик. Возможно ли в качестве судебных издержек взыскать с налоговой командировочные юристов?

Решения суда: Согласно статье 101 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом. К судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся:

— денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, свидетелям, переводчикам,

— расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

По смыслу данной нормы, разумные пределы расходов являются оценочной категорией, четкие критерии их определения применительно к тем или иным категориям дел не предусматриваются. В каждом конкретном случае суд вправе определить такие пределы с учетом обстоятельств дела, сложности и продолжительности судебного разбирательства, сложившегося в данной местности уровня оплаты услуг адвокатов по представлению интересов доверителей в арбитражном процессе.

Расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах. В определении Конституционного суда от 21.12.2004 № 454-О сделан акцент на недопустимость произвольного уменьшения соответствующих сумм, то есть немотивированного уменьшения, при отсутствии признаков чрезмерности таких расходов.

Изложенная позиция подтверждена пунктом 3 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.12.2007 № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах», в соответствии с которым лицо, требующее возмещения расходов на оплату услуг представителя, доказывает их размер и факт выплаты, другая сторона вправе доказывать их чрезмерность. Вместе с тем, если сумма заявленного требования явно превышает разумные пределы, а другая сторона не возражает против их чрезмерности, суд в отсутствие доказательств разумности расходов, представленных заявителем, в соответствии с частью 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возмещает такие расходы в разумных, по его мнению, пределах.

Критериями определения разумных пределов расходов на оплату услуг представителя согласно разъяснениям, изложенным в пункте 20 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», являются: нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами; стоимость экономных транспортных услуг; время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг; продолжительность рассмотрения и сложность дела.

При оценке юридической сложности спора необходимо обращать внимание на объем судебной практики по данной категории споров, объем доказательственной базы по конкретному делу, количество судебных заседаний, продолжительность подготовки к рассмотрению дела.

По смыслу Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2010 № 100/10 суду при рассмотрении вопроса о взыскании судебных издержек необходимо установить:

— наличие доказательств, подтверждающих факт понесенных расходов;

— соответствие их размера стоимости аналогичных услуг в регионе;

— наличие возражений против заявленных судебных расходов и доказательств их

чрезмерности.

Кроме того, данным Постановлением установлено, что в отсутствие доказательств чрезмерности понесенных расходов, суд вправе по собственной инициативе возместить расходы в разумных, по его мнению, пределах в том случае, если заявленные требования превышают разумные пределы.

Определяя сумму, подлежащую взысканию в возмещение понесенных расходов, суд должен руководствоваться принципами разумности и справедливости, исходить из необходимости соблюдения баланса между правами лиц, участвующих в деле, учитывает совокупность критериев, позволяющих правильно определить понесенные заявителем расходы.

Таким образом, командировочные расходы являются обоснованными затратами, подлежащие возмещению.

 Данная позиция отражена в Постановлении ФАС  Северо-Кавказского округа распределении судебных расходов по делу № А63- 19345/2018 от 07.12.2020 г.

 __________________________________________________________________________________

ЗНАКОВЫЕ РЕШЕНИЯ ВЫСШИХ СУДОВ

Ситуация: Истец обратился в суд с иском к Ответчику о взыскании денежных средств, как к единственному лицу, имеющему прямое отношение к управлению организации ответчика, которая имеет задолженность перед организацией истца, и которая была ликвидирована налоговым органом, как недействующая организация.

Позиция истца: Истец требует закрыть задолженность общества ответчика личными средствами ответчика, потому как считает, что ответчик не принял мер по устранению задолженность на момент существования общества ответчика.

Позиция ответчика: Ответчик не считает ликвидацию организации, за которой числится задолженность перед организацией истца, основанием для оплаты такой задолженности силами ответчика. К тому же ответчик, после того как его организация была ликвидирована, предлагал истцу воспользоваться правом по уступке требования задолженности к сторонней организации, однако истец не предпринял никаких действий.

Решение суда: Суд посчитал что  п. 8 статьи 22 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» исключение недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц может быть обжаловано кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц, в течение года со дня, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своих прав.

Между тем истцом решение регистрирующего органа об исключении из единого государственного реестра юридических лиц оспорено не было.

Суд заметил, что само по себе исключение юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа не свидетельствует о недобросовестности и  неразумности действий  директора общества.

Директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия, повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового риска. При этом именно на истце лежит обязанность по доказыванию того, что несвоевременность погашения долга ответчиком возникла по его вине в результате неразумных либо недобросовестных действий.

При таких обстоятельствах применение норм Закона о банкротстве без указания на правовую норму, позволяющую руководствоваться Законом о банкротстве в отношении лица, не являющегося банкротом, нельзя признать правильным.

Определение Верховного суда № 66-КГ20-10-К8 от 22 декабря 2020 г. № 66-КГ20-10-К8

_______________________________________________________________________

Ситуация: Приговором Волгоградского гарнизонного военного суда от 16 октября 2018 года В.В. Калугаров по предъявленному обвинению осужден и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 50 тыс. руб. Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Северо-Кавказского окружного военного суда от 24 декабря 2018 года приговор оставлен без изменения. Установлено, что подсудимый действительно представил договор купли-продажи, кредитный договор и сообщил, что жилое помещение приобретено «по военной ипотеке», однако не уточнил, что расходов из личных сбережений он не понес. По мнению судов, он не мог заблуждаться относительно правомерности своих действий с учетом положения пункта 5 статьи 220 НК РФ, в силу которого ему не положен имущественный налоговой вычет, поскольку жилое помещение приобретено им за счет средств бюджетной системы Российской Федерации, а не за счет собственных средств. Утверждение же, что он 3 мая 2018 года добровольно, до возбуждения уголовного дела возместил незаконно полученные денежные средства в полном объеме, также не повлияло на решения судов, поскольку рассматриваемые мошеннические действия были установлены в апреле 2018 года, после его объяснений прокурору в ходе проводившейся проверки.

По мнению В.В. Калугарова, часть первая статьи 159 УК Российской Федерации противоречит статьям 18 и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет привлекать действовавшего добросовестно налогоплательщика к уголовной ответственности, возлагая лишь на него одного, не имеющего специального образования, ответственность за ошибочные решения налоговых органов о предоставлении ему налогового вычета.  Поэтому, В.В. Калугаров обратился в Конституционный суд РФ.

Решение суда: Само по себе даже необоснованное обращение налогоплательщика в налоговый орган с целью реализации права на имущественный налоговый вычет в связи с приобретением жилого помещения не может считаться представляющим достаточную для криминализации общественную опасность, поскольку предоставление вычета должно быть в такой ситуации исключено действиями сотрудников налогового органа, которые принимают решение — по результатам камеральной налоговой проверки — о действительном размере налоговой обязанности лица за конкретный налоговый период. Тем более что Налоговый кодекс Российской Федерации предполагает возможность отмены или изменения решений нижестоящих налоговых органов в случае их несоответствия законодательству о налогах и сборах вышестоящим налоговым органом (пункт 3 статьи 31), что имеет целью восстановление в административном порядке законности, нарушенной неправомерным актом нижестоящего органа, по инициативе самого вышестоящего налогового органа, осуществляющего текущий контроль за деятельностью нижестоящих органов (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2010 года N 595-О-О); размер налоговых обязательств налогоплательщика также может быть пересмотрен в рамках выездной налоговой проверки с вынесением нового решения (статьи 89 и 101). Достаточны для минимизации потенциального вреда и правовые механизмы, закрепленные в налоговом и гражданском законодательстве, которым дана оценка в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 24 марта 2017 года N 9-П. Привлечение же лица к уголовной ответственности за невиновные (в уголовно-правовом смысле) действия нарушает принципы законности, вины и справедливости.

Постановление Конституционного Суда РФ от 4 марта 2021 г. № 5-П “По делу о проверке конституционности части первой статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.В. Калугарова”.

 __________________________________________________________________________________

Справедливость восторжествовала для Застройщиков

Минфин и ФНС неоднократно высказывало позицию о невозможности учета для целей налогообложения прибыли убытка застройщика. Например, в  Письме от 20.04.2009 № 03-03-06/1/263 Минфин РФ указал, что, в  соответствии с пп. 14 п. 1 ст. 251 НК РФ, при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются доходы в виде аккумулированных на счетах организации-застройщика средств дольщиков и (или) инвесторов, а убытки, полученные заказчиком-застройщиком в виде превышения затрат на строительство над договорной стоимостью, не учитываются в целях налогообложения прибыли.

В Письме Минфина России от 07.08.2018 № 03-03-06/1/55395 со ссылкой на Определение Верховного Суда Российской Федерации от 05.06.2017 № 303-КГ17-5474 указано, что финансовый результат необходимо рассчитывать по каждому отдельному дольщику.

Теперь данная позиция финансистов будет пересмотрена. Справедливость восторжествовала для Застройщиков, ведь нормами НК РФ, для них не предусмотрен особый порядок исчисления прибыли. ФНС же требовала от них, чтобы прибыль определялась по каждому договору с дольщиком отдельно, но ВС РФ не поддержал такой подход, заявив, что  в Законе № 214-ФЗ отсутствуют положения, которые бы определяли целевой характер использования средств дольщиков с оплатой строительства (возмещением расходов застройщика на строительство) только тех объектов (помещений), которые подлежат передаче конкретным дольщикам.

Исходя из положений НК РФ и Закона № 214-ФЗ финансовый результат застройщика от использования средств дольщиков по целевому назначению определяется в целом по объекту строительства (многоквартирному дому).

Данное мнение было отражено в Определении ВС РФ № 309-ЭС20-17578 от 17.02.2021 года. Теперь организации Застройщики, как того требует НК РФ, будут учитывать финансовый результат по налоговому периоду (год), а не по каждому договору с участником долевого строительства, как того требовала ФНС РФ.

_______________________________________________________________________

Ситуация с движимым и недвижимым имуществом все более запутывается.

С недавних пор, ФНС достаточно творчески стало подходить к вопросу, что считать недвижимым имуществом. И теперь уже очень достаточно сложно разобрать где это имущество движимое, а где уже нет.

Теперь всё движимое имущество, которое задействовано в процессе выработки и транспортировки является неотъемлемой частью единого недвижимого комплекса, т.е. недвижимым имуществом, об этом нам говорит Решение Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-244883/18-108-4731 от 18.02.2021 года.

Судом были сделаны следующие выводы: Вещь является недвижимой либо в силу своих природных свойств (абзац первый пункта 1 статьи 130 ГК РФ), либо в силу прямого указания закона, что такой объект подчинен режиму недвижимых вещей (абзац второй пункта 1 статьи 130 ГК РФ).

При решении вопроса об отнесении объектов к объектам недвижимости, государственный кадастровый учет и государственная регистрация прав на которые должны осуществляться в порядке, установленном Законом о регистрации, необходимо руководствоваться наличием у таких объектов признаков, способных относить их в силу природных свойств или на основании закона к недвижимым вещам, наличием самостоятельного функционального (хозяйственного) назначения, а также их возможностью выступать в гражданском обороте в качестве самостоятельного объекта гражданских прав.

Общий подход определения имущественного объекта в качестве движимого или недвижимого имущества, связанный с определением природных свойств объекта либо прямого указания Закона.

В соответствии со статьей 135 ГК РФ вещь, предназначенная для обслуживания другой, главной, вещи и связанная с ней общим назначением (принадлежность), следует судьбе главной вещи, если договором не предусмотрено иное.

Статьей 133.1 ГК РФ установлено, что недвижимой вещью, участвующей в обороте как единый объект, может являться единый недвижимый комплекс — совокупность объединенных единым назначением зданий, сооружений и иных вещей, неразрывно связанных физически или технологически, в том числе линейных объектов (железные дороги, линии электропередачи, трубопроводы и другие), либо расположенных на одном земельном участке, если в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество зарегистрировано право собственности на совокупность указанных объектов в целом как одну недвижимую вещь. К единым недвижимым комплексам должны применяться правила о неделимых вещах.

Так как законодательство четко не регулирует, что такое недвижимый комплекс и какое именно движимое имущество к нему относится возникает абсурдная ситуация, когда налоговый орган может посчитать любое движимое имущество, как относящееся к недвижимому комплексу, что только усугубляет и без того запутанную ситуацию, связанную с определением недвижимого имущества.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26