Главная / Новости / Судьба совместно нажитого имущества при банкротстве супруга

Судьба совместно нажитого имущества при банкротстве супруга

Подписаться на новости
Судьба совместно нажитого имущества при банкротстве супруга
Брачный договор или соглашение о разделе общего имущества помогут минимизировать риски имущественных потерь до возбуждения дела о банкротстве. Если же они не были заключены, супругу, не являющемуся должником, сохранить свою долю поможет обращение в суд с требованием о разделе совместно нажитого имущества

Институт банкротства гражданина уже успел набрать популярность. По данным Федресурса, количество решений судов о банкротстве граждан, включая индивидуальных предпринимателей, за I полугодие 2020 г. увеличилось c 29 014 до 42 718, т.е. на 47,2%. В июне 2020 г. суды признали банкротами 11 483 человека – в 2,18 раза больше, чем в том же месяце прошлого года.

Как показывает анализ судебной практики, по состоянию на I полугодие 2020 г. 94% дел были возбуждены на основании заявлений должников. Для сравнения: в I полугодии 2019 г. процент дел, инициированных должниками, составлял 89,8%. Но с заявлением о признании гражданина банкротом обращаются и кредиторы, что может негативно сказаться на жизни должника. Об одном из таких случаев пойдет речь в статье.

С чего начинается банкротство?

Весной 2019 г. в нашу юридическую компанию обратилась клиентка с просьбой спасти единственное жилье их семьи. До этого она уже обращалась к юристам, однако их действия не дали положительных результатов. Но обо всем по порядку.

История нашей клиентки началась в 1980 г., когда она, уроженка Грузинской ССР, вышла замуж. Затем последовали рождение троих детей, переезд в Москву и поиск подходящего жилья. Москва всегда была недешевым городом, поэтому новоиспеченным жителям столицы было весьма затруднительно обзавестись жильем. На помощь пришли знакомые, которые согласились дать взаймы. В 1995 г. глава семейства по расписке получил денежные средства на покупку квартиры и в том же году заключил договор купли-продажи. Забегая вперед, отмечу, что заемные средства удалось вернуть лишь в 2002 г.

Время шло, наша клиентка со своей семьей прочно закрепилась на новом месте. В квартире регулярно делали ремонт, кто-то из детей переехал на новое место жительства, кто-то привел в отчий дом жену и наполнил его долгожданным смехом внуков. Однако тихая, размеренная жизнь стала рушиться, когда началась череда неутешительных событий. В 2014 г. глава семьи заявил, что намерен развестись, поскольку встретил другую женщину.

Пережив тяжелый развод и уход мужа из семьи, клиентка начала приходить в себя, но в 2017 г. раздался тревожный звонок в дверь. Выйдя на порог, она увидела человека, который представился судебным приставом-исполнителем. Гость сообщил, что квартира, в которой она проживает, передана на торги.

В дальнейшем выяснилось, что за месяц до развода ее супруг оформил кредит на сумму 4 млн руб. под залог общей квартиры. У нас сразу возник вопрос: как такая сделка могла быть совершена без согласия жены, ведь она ничего не знала о взятом кредите. Но внятного ответа получить не удалось. В итоге: кредит выдан, залог оформлен, долг просрочен – да так просрочен, что общий его размер составил более 6 млн руб.

Понимание того, что вся семья может оказаться на улице, заставило нашу клиентку и ее младшего сына, живущего в этой квартире со своей женой и малолетними детьми, прибегнуть к юридической помощи. Как я писала, изначально они обратились к другим юристам, которые подали иск о признании договора залога недействительным. В обоснование своих требований коллеги указали, что в 2014 г., перед тем как был взят заем под залог квартиры, супруги оформили соглашение о разделе совместно нажитого имущества, согласно которому квартира является общей собственностью и каждому из них принадлежит по ½ доли. Но этот документ суд не принял во внимание, поскольку не была соблюдена нотариальная форма соглашения. А в удовлетворении иска было отказано на основании того, что квартира оформлена только на супруга, поэтому согласие жены на заключение договора залога не требовалось.

Помимо иска о признании договора залога недействительным от имени мужа нашей клиентки другие юристы подали административный иск о признании незаконным постановления о передаче на торги арестованного имущества (квартиры), а также иск об освобождении этого имущества от ареста. Ввиду того что данные требования были незаконными, в удовлетворении исков было отказано.

В сентябре 2017 г. последовал новый удар. В Арбитражный суд г. Москвы обратился один из кредиторов бывшего мужа с заявлением о признании его несостоятельным (банкротом). Оказалось, что был не один долг, а два. Причем второй на большую сумму – 8 млн руб. Он тоже возник в браке, о чем нашей клиентке не было известно. Кредитная организация, у которой в залоге находилась спорная квартира, поспешила включиться в реестр требований кредиторов. Далее события начали разворачиваться более стремительно: квартира снова стала предметом реализации на торгах, но уже в рамках дела о банкротстве.

Только спустя два года, когда торги дважды признавались несостоявшимися, клиентка обратилась к нам. Команда наших юристов сразу начала искать подходящие пути решения. Ситуацию осложняло то, что юристы, ранее занимавшиеся этим делом, уже успели подать несколько исков, которые не спасли положение. Действовать надо было быстро, и права на ошибку не было. Выяснив, как нам казалось, все детали, мы решили подать иск в Кунцевский районный суд г. Москвы о разделе совместно нажитого имущества, чтобы спасти хотя бы его часть.

Как делится имущество супругов при банкротстве?

Хотелось бы более подробно остановиться на нашей правовой позиции, изложенной в иске.

Согласно семейному законодательству РФ, раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов (п. 1 ст. 38 СК РФ). При этом срок исковой давности по требованиям о разделе совместно нажитого имущества составляет три года, который начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»). Ввиду того что о нарушении своего права наша клиентка узнала лишь в 2017 г., срок исковой давности не был пропущен.

Спор о разделе совместно нажитого имущества осложнялся тем, что в отношении ответчика была введена процедура реализации имущества, поэтому необходимо было учесть и нормы законодательства о банкротстве. Обосновывая исковые требования, мы обратили внимание суда на то, что при наличии спора о разделе общего имущества супругов оно не может быть включено в конкурсную массу. В противном случае будет иметь место принудительная реализация имущества супруга, не являющегося должником. К исковому заявлению мы приложили тексты судебных решений, которые подтверждали законность наших требований. Суды при рассмотрении аналогичных споров удовлетворяли требования о разделе совместно нажитого имущества, несмотря на то что оно являлось предметом торгов в рамках дела о банкротстве. Более того, для сохранения имущества до рассмотрения дела о его разделе мы направили заявление о принятии обеспечительных мер, которое было удовлетворено.

Пока шли судебные разбирательства по нашему делу, в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве появилась информация о том, что финансовый управляющий провел торги и выбрал победителя, который уже внес полную плату за квартиру. Однако, поскольку по ранее поданному нами заявлению на квартиру были наложены обеспечительные меры, заключение сделки купли-продажи было невозможно.

Позже на одно из судебных заседаний пришел финансовый управляющий, который сообщил, что спорное имущество было приобретено в браке не с нашей клиенткой, а с другой женщиной. Поворот, которого мы не ожидали. После небольшого расследования наши юристы выяснили, что в 1987 г. супруги развелись, но продолжали жить вместе. В 1992 г. муж нашей клиентки зарегистрировал брак с некой Светланой, который был расторгнут в 1995 г. А в 1996 г. брак снова был зарегистрирован с нашей клиенткой.

Вопросов было больше, чем ответов: почему не рассказали всю правду сразу? Зачем оформлялся развод? Зачем нужен был брак с посторонней женщиной? Но искать логику в поступках было поздно. Мы выяснили, что брак был фиктивный. Муж нашей клиентки, чтобы трудоустроиться и обеспечивать свою семью, принял решение заключить брак со знакомой своих друзей с целью оформить регистрацию у нее в квартире. К слову, прописка в московской квартире в 1990-е позволяла заниматься предпринимательской деятельностью «без лишних проблем», что и требовалось главе семейства.

Пришлось срочно разыскивать вторую бывшую жену, которая смогла бы подтвердить в суде правду. Ведь наша клиентка и ее муж на протяжении долгих лет проживали вместе, растили детей, приобрели квартиру, долг по которой был выплачен в 2002 г., уже после того, как в 1996 г. был зарегистрирован второй брак. С фиктивной женой мужчина виделся несколько раз: когда заключал брак и когда разводился. Все указывало на то, что квартира является общим имуществом нашей клиентки и ее бывшего мужа как с точки зрения закона, так и фактически.

В день последнего судебного заседания мы пригласили нашего ключевого свидетеля – фиктивную жену Светлану. Она подтвердила, что не имеет никакого отношения к спорной квартире. Ей было известно, что наша клиентка и ее муж приобрели квартиру и проживали в ней одной семьей на протяжении 20 лет. Пришел и ответчик, который не возражал против удовлетворения исковых требований.

Финансовый управляющий, в свою очередь, заявил ходатайство о снятии обеспечительных мер, обосновывая его тем, что договор купли-продажи уже заключен с победителем торгов и ему необходимо завершить процедуру реализации имущества. Замечу, что иск был подан 20 мая 2019 г., во время процедуры реализации, но до проведения торгов. И только спустя два месяца после подачи иска, а именно 16 июля 2019 г., финансовый управляющий провел торги. Они были признаны состоявшимися и договор купли-продажи заключили, когда судебный процесс был в самом разгаре, на что мы и обратили внимание судьи. Однако она сняла ею же наложенные обеспечительные меры, руководствуясь п. 5 ст. 213.25 Закона о несостоятельности. Эта норма гласит, что с даты признания гражданина банкротом снимаются ранее наложенные аресты на его имущество и иные ограничения распоряжения им.

Как итог: отказ в удовлетворении исковых требований и судебное решение на двух страницах, из которых полторы страницы содержали банальные нормы семейного законодательства. Из решения Кунцевского районного суда по гражданскому делу № 2-3217/2019 следует, что спорная квартира была приобретена в период нахождения ответчика в другом браке, поэтому она не является совместно нажитым имуществом. Судья не дала должной правовой оценки тому факту, что денежные средства, взятые на покупку квартиры в 1995 г., были возвращены в 2002 г., когда наша клиентка и ее муж состояли в браке.

Обжалование этого решения в вышестоящие инстанции не дало положительного результата, чего и следовало ожидать. Квартира была приобретена в браке с другой женщиной. Да, брак был фиктивным, но тем не менее.

Какие доказательства увеличат шансы на выигрыш в суде? Есть два варианта.

1. Супруга может потребовать взыскания компенсации произведенных платежей в счет уплаты долга за квартиру. Для этого необходимо представить в суд:

  • документы, подтверждающие, что денежные средства, на которые приобреталось имущество, являются заемными (расписки, договоры и т.д.);
  • документы, подтверждающие выплаты (расписки, акты, выписки по банковскому счету и т.д.);
  • свидетельские показания.

2. Супруга может потребовать признания имущества совместно нажитым, если в период брака за счет доходов семьи производились такие вложения, которые значительно увеличили стоимость имущества. Для этого необходимо представить в суд:

  • документы, подтверждающие стоимость квартиры (до и после); сравнение оценки БТИ (старой и новой);
  • фотографии (до и после ремонта);
  • квитанции, чеки на приобретение стройматериалов, договоры на ремонтные работы;
  • свидетельские показания.

Как выделить супружескую долю из конкурсной массы?

Процедура банкротства может затрагивать интересы не только должника, но и его супруга, в том числе бывшего. При этом действующее законодательство позволяет супругу должника сохранить часть совместно нажитого имущества, о чем свидетельствует положительная судебная практика.

В феврале 2019 г. Ленинский районный суд г. Воронежа удовлетворил исковые требования о разделе совместно нажитого имущества1. Так, обращаясь с иском в суд, истица указала, что она состоит в зарегистрированном браке с ответчиком. Решением Арбитражного суда от 18 декабря 2017 г. ответчик признан банкротом. В отношении него была инициирована процедура реализации имущества. Поскольку оно являлось общим имуществом супругов, истица просила произвести его раздел.

В своем решении Ленинский районный суд г. Воронежа отметил, что, по общему правилу, имущество, приобретенное супругами по возмездным сделкам в период брака, является совместно нажитым, если не доказано иное. Более того, суд указал на разъяснения, содержащиеся в п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан». Из этого пункта следует, что в деле о банкротстве гражданина-должника подлежит реализации его личное имущество и имущество, принадлежащее на праве общей собственности ему и супругу, в том числе бывшему (п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве, п. 1, 2 ст. 34, ст. 36 СК РФ). Вместе с тем если супруг (бывший супруг) полагает, что реализация общего имущества в рамках процедуры банкротства не учитывает его правомерные интересы или интересы находящихся на его иждивении лиц, в том числе несовершеннолетних детей, то он вправе обратиться в суд с требованием о разделе общего имущества до его продажи (п. 3 ст. 38 СК РФ). На основании вышеуказанных норм исковые требования о разделе совместно нажитого имущества были удовлетворены.

В августе 2018 г. Верховный Суд РФ в одном из своих определений сделал вывод о том, что при наличии спора о разделе совместно нажитого имущества супругов оно не может быть включено в конкурсную массу, даже если является залоговым. В противном случае будет иметь место принудительная реализация имущества супруга, не являющегося должником2.

И наконец, после того как супруг – не должник осуществит раздел совместно нажитого имущества в суде общей юрисдикции, он вправе обратиться в арбитражный суд с требованием об исключении из конкурсной массы принадлежащей ему ½ доли в праве общей долевой собственности на квартиру, которая была обременена залогом3.

Финансовый управляющий в деле о банкротстве самостоятельно формирует конкурсную массу. В нее включается имущество, приобретенное в браке и являющееся совместной собственностью. Но как быть с имуществом, которое было приобретено на личные денежные средства супруга – не должника? Законодательством о банкротстве предусмотрено, что в конкурсную массу включается имущество, которое принадлежит должнику или находится в совместной собственности супругов (бывших супругов). Имущество, которое было приобретено на личные денежные средства супруга – не должника, не может быть включено в конкурсную массу, на него не будет распространяться режим общей совместной собственности (п. 10 Обзора судебной практики ВС РФ № 2 (2017)). Если у супругов имеется имущество, приобретенное в браке, но на личные денежные средства одного из них, рекомендуется обращаться в суд с иском о разделе совместно нажитого имущества. В таком случае оно не будет включено в конкурсную массу должника, и удастся избежать дальнейших судебных разбирательств.

Особое внимание стоит уделить исключению из конкурсной массы имущества, которое было приобретено одним из супругов и является залоговым. Арбитражным судом Свердловской области было рассмотрено банкротное дело № А60-71030/2018. В рамках этого дела от финансового управляющего поступили письменные пояснения, в которых он указал, что супруга должника приобрела транспортное средство на залоговые денежные средства. При этом поручителем (созаемщком) по договору залога должник не выступал. Кредит супруга выплачивала самостоятельно, что подтверждалось представленной выпиской по счету. Финансовый управляющий счел, что транспортное средство не могло быть включено в конкурсную массу, поскольку его последующая реализация была невозможна ввиду нарушения прав залогодержателя – банка ВТБ (ПАО). Суд с выводами финансового управляющего согласился.

Порой должники идут на различные ухищрения, чтобы сохранить свое имущество. Например, заключают сделки, направленные не его отчуждение, в том числе брачные договоры, соглашения о разделе совместно нажитого имущества, договоры купли-продажи и т.д. Аналогичная ситуация возникла при рассмотрении Арбитражным судом Амурской области дела о банкротстве № А04-8007/2016. В рамках этого дела финансовый управляющий обратился в суд с заявлением о признании недействительным договора купли-продажи автомобиля, который был заключен между должником и его супругой. На основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве суд требования удовлетворил, поскольку сделка была совершена в пределах трехгодичного срока до принятия судом заявления о признании должника банкротом в условиях недостаточности его имущества, к тому же участником ее выступило заинтересованное лицо – супруга должника, а результатом сделки стало причинение вреда имущественным правам кредиторов.

Возможны ли совместное банкротство супругов и реализация общего имущества единым лотом?

Закон обязывает обоих супругов выплачивать долги, нажитые в браке. Это правило действует, если деньги ушли на общие нужды семьи. Но оно не распространяется на те случаи, когда кредит был взят втайне от второго супруга или деньги были потрачены на личные, а не семейные нужды. Бывает, оба супруга выступают должниками по договору (чаще такие ситуации возникают в ипотечном и потребительском кредитовании). Или один супруг является должником, а второй – поручителем.

Когда супруги-должники понимают, что не в состоянии погасить долг, нередко встает вопрос о банкротстве, а ему сопутствуют и другие вопросы: как будет происходить банкротство, ведь долг общий и имущество находится в совместной собственности. Можно ли банкротиться вместе, или суд будет рассматривать каждое дело по отдельности? В законодательстве процедура совместного банкротства супругов не предусмотрена. А вот судебная практика дает неоднозначный ответ на этот вопрос.

В 2016 г. Арбитражный суд Новосибирской области рассмотрел дело с участием двух должников-банкротов, которые состояли в зарегистрированном браке. Поскольку их имущество находилось в совместной собственности и оба супруга являлись должниками, суд счел возможным формирование единой конкурсной массы4.

В том же году Арбитражный суд Московской области удовлетворил ходатайство должницы об объединении в одно производство двух дел о банкротстве – ее и супруга. Удовлетворяя ходатайство, суд указал, что супруги имеют одних кредиторов, а все имущество находится в совместной собственности5.

Похожее дело Арбитражный суд Московской области рассмотрел в 2017 г. Супруги выступали созаемщиками по кредитному договору. Спустя время они поняли, что выплачивать кредит больше не в состоянии, и обратились с заявлениями о признании их несостоятельными. Затем супруга обратилась с ходатайством об объединении дел в одно производство, обосновывая это тем, что кредит общий, а имущество находится в совместной собственности. Суд согласился с ее доводами и удовлетворил ходатайство6.

Вместе с тем в 2017 г. Верховный Суд РФ рассмотрел жалобу супругов-должников, которые обратились в арбитражный суд с совместным заявлением о банкротстве. Однако суды первой и апелляционной инстанций отказали в принятии заявления. Верховный Суд встал на сторону нижестоящих судов и указал, что действующим законодательством не предусмотрена возможность подачи супругами совместного заявления о банкротстве7.

Ситуация прояснилась, когда было опубликовано Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан» (читайте об этом в новости «ВС дал разъяснения о формировании конкурсной массы при банкротстве граждан»). Из постановления следовало, что в целях процессуальной экономии, упрощения порядка реализации имущества и удовлетворения требований кредиторов суд может рассмотреть вопрос об объединении двух дел о несостоятельности супругов. Финансовый управляющий назначается из того дела, которое было возбуждено первым. Он ведет отдельно реестр требований кредиторов по общим обязательствам супругов и реестры требований кредиторов по личным обязательствам каждого из них. Сумма, полученная от реализации личного имущества одного из супругов, не может быть направлена на погашение личных обязательств другого. Стоит отметить, что противоречий с упомянутым выше определением Верховного Суда, которое было вынесено в 2017 г., здесь нет: рассмотрение совместного заявления о признании супругов банкротами не допускается, а вот объединение их банкротных дел в одно производство возможно.

Совместное банкротство супругов и дальнейшая реализация общего имущества единым лотом удобнее, чем раздельное банкротство. Это позволяет экономить на судебных расходах; проще вести реестр кредиторов; отпадает вопрос о том, в каком именно деле о банкротстве реализовывать совместное имущество супругов.

В ноябре 2019 г. в Госдуму был внесен законопроект № 835938-7 (читайте о нем в новости «Предлагается установить возможность совместного банкротства супругов, имеющих общие долги»). Этот законопроект как раз предусматривает возможность совместного банкротства супругов. Примечательно, что с совместным заявлением смогут обратиться и бывшие супруги. В июле 2020 г. законопроект был принят в первом чтении, потому в скором времени можно ожидать существенных изменений в законодательстве о банкротстве.

Как минимизировать риски имущественных потерь при банкротстве супруга?

Вернемся к тем случаям, когда банкротится один из супругов. Как спасти имущество второго супруга? Рассмотрим несколько вариантов.

  • Брачный договор. Брачным договором определяются имущественные права и обязанности супругов. В случае если один из них будет признан банкротом, то имущество второго не пострадает. Реализации будет подлежать лишь то имущество, которое является собственностью должника. Однако заключение брачного договора непосредственно перед введением процедуры банкротства или в процессе банкротства не спасет имущество второго супруга, поскольку такой договор легко оспаривается. Поэтому следует заблаговременно позаботиться о своем имущественном положении и заключить брачный договор до того, как возникнут денежные обязательства.
  • Соглашение о разделе совместно нажитого имущества. Этот способ схож с заключением брачного договора, только соглашение распространяется лишь на то имущество, которым супруги владеют в момент его подписания. Опять же, делать это перед введением процедуры банкротства не рекомендуется, поскольку соглашение может быть признано недействительным.
  • Раздел имущества. Если в отношении одного из супругов уже возбуждено дело о банкротстве, то второй вправе обратиться в суд общей юрисдикции с требованием о разделе совместно нажитого имущества. Когда дело о банкротстве возбуждено, раздел имущества возможен исключительно в судебном порядке. После того как оно будет разделено и реализовано, часть денежных средств перейдет второму супругу пропорционально его доле.

1 Решение Ленинского районного суда г. Воронежа от 27 февраля 2019 г. по делу № 1165/2019.

2 Определение Верховного Суда РФ от 7 августа 2018 г. по делу № 80-КГ18-7.

3 Постановление Арбитражного суда Московской области от 15 декабря 2017 г. по делу № А40-197841/2015.

4 Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 9 ноября 2015 г. по делу № А45-20897/2015.

5 Определение Арбитражного суда Московской области 12 октября 2016 г. по делу № А41-38515/16.

6 Решение Арбитражного суда Московской области от 18 января 2016 г. по делу № А41-85634/2015.

7 Определение Верховного Суда РФ от 5 мая 2017 г. № 307-ЭС17-4301 по делу № А56-91219/2016.

 

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26