Главная / Новости / Субсидиарная ответственность юриста — реальность или вымысел?

Субсидиарная ответственность юриста — реальность или вымысел?

Подписаться на новости
Субсидиарная ответственность юриста — реальность или вымысел?, изображение №1
Согласно п. 1 ст. 61.11. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам Должника.

Исходя из разъяснений абз. 1 п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», под такими действиями (бездействием) понимаются действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы.
В силу подп. 1 п. 2 ст. 61.11. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» презумпция доведения до банкротства в результате совершения сделки (ряда сделок) может быть применена к контролирующему Должника лицу (далее – «КДЛ»), если данной сделкой (сделками) причинен существенный вред кредиторам.

При этом новая редакция Закона о банкротстве не содержит критериев, по которым возможно квалифицировать вред как существенный или несущественный.

В этой связи с учетом аналогии п. 2 ст. 61.2., ст. 78 ФЗ от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ
«Об акционерных обществах», ст. 46 ФЗ от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» предполагаю, что под существенным вредом возможно считать вред, причиненный сделками с активами на сумму сделки, эквивалентную 20–25% общей балансовой стоимости имущества должника.
Согласно п. 1 ст. 61.10. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», КДЛ – это физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за 3 года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.
Согласно подп. 2 п. 2 ст. 61.10. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», указанная возможность определять действия Должника может достигаться в силу наличия полномочий совершать сделки от имени Должника, основанных на доверенности, нормативном правовом акте либо ином специальном полномочии.

Вывод: к КДЛ может быть отнесен представитель Должника по доверенности, например, Юрист.

Типичный пример № 1 существенного вреда от действий Юриста:
1. Директор (Клиент) ООО «СХЕМАТОЗ № 1» попросил пойти Юриста в суд и подписать по доверенности Мировое соглашение с ООО «СХЕМАТОЗ № 1», по которому первая компания соглашается с предъявленными к ней исковыми требованиями (например, в 1 млн. у.е.).
Действия юриста: не сомневаясь в добросовестности своего «Покровителя», Юрист подписывает по доверенности Мировое соглашение (зачастую не разобравшись в предмете спора).
Банальная причина заключения Мирового соглашения для Руководства: создание «Лояльного кредитора» и подконтрольного ему Должника, чьи активы станет возможным в последующем вывести через «контролируемое банкротство».
2. Затем в процедуре банкротства происходят, например, корпоративный конфликт, ссора между Директором (Клиентом) ООО «СХЕМАТОЗ № 1» и Юристом либо просто на кого-то «надо повесить грехи» по заключенному ранее Мировому соглашению.
3. Встает вопрос, кто подписывал «убыточное» Мировое соглашение?
4. Появляется очевидный ответ – Юрист по доверенности.
Последующие вопросы, которые могут быть заданы Юристу:
— Почему Вы решили заключить Мировое соглашение с Истцом?
— Почему вместо того, чтобы отстаивать свою позицию через Отзыв на Исковое заявление, Вы заключили Мировое соглашение?
— Директор (Клиент) акцептовал Вам максимальную сумму требований, которую ООО «СХЕМАТОЗ № 1» готово принять на себя через Мировое соглашение? Если да – где доказательства такого акцепта?
— Иные вопросы (в зависимости от фантазии заинтересованных лиц и внутреннего убеждения арбитражного суда).

Типичный пример № 2 существенного вреда от действий Юриста:

  1. Юрист по доверенности подписал отказ от Искового заявления
    ООО «СХЕМЕТОЗ № 1» к ООО «СХЕМАТОЗ № 2» на крупную сумму.

2. Затем ввиду невозможности получения дебиторской задолженности у ООО «СХЕМАТОЗ № 1» она списывается, при этом возникают проблемы по расчетам уже со своими кредиторами.

3. Далее у ООО «СХЕМАТОЗ № 1» возникают признаки банкротства, и Компания падает в банкротство.

4. В процедуре банкротства оказывается, что сумма требования к ООО «СХЕМАТОЗ № 2» подлежала взысканию, но по непонятным причинам Юрист отказался от иска.

Последующие вопросы, которые могут быть заданы Юристу:
— Почему Вы решили подписать отказ от Иска?
— Почему вместо того, чтобы взыскивать дебиторскую задолженность, Вы решили подписать отказ от Иска?
— Директор (Клиент) акцептовал Вам подписание отказа от Иска? Если да – где доказательства такого акцепта?
— Иные вопросы (в зависимости от фантазии заинтересованных лиц и внутреннего убеждения арбитражного суда).

Ярким примером признания Юриста КДЛ-ом является обособленный спор по делу № А76-22330/2018 по Заявлению о принятии обеспечительных мер в отношении имущества Вотиновой Т.Ю. (привлеченный юрист), в котором, на мой взгляд, есть намек на наличие у Юриста статуса КДЛ применительно к ст. 61.10. ФЗ «О банкротстве».

С учетом приведенных выше примеров, предполагаю, что будет лучше для Юриста, если:

  1. Мировое соглашение, Отказ от Искового заявления и иные сделки, влекущие либо которые могут повлечь неблагоприятные последствия для представляемой Компании, будут подписаны за подписью Руководителя представляемой Компании.

2. Оригиналы документов, подписанных Руководителем представляемой Компании, следует подавать в суд лишь двумя способами:
— нарочно в экспедицию суда;
— по «Почта России» (самый лучший способ).

3. В судебное заседание идти с соответствующими копиями поданных документов.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26