Главная / Новости / Субсидиарная ответственность - решай проблему доказательств.

Субсидиарная ответственность — решай проблему доказательств.

Подписаться на новости

Фабула дела.

ААрбитражный суд Московского округа рассмотрев 29.06.2020 в судебном заседании кассационные жалобы конкурсного управляющего КБ «КБР БАНК» (ООО) и К.Сергея Михайловича на определение Арбитражного суда города Москвы от 06.11.2019, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2020, по заявлению конкурсного управляющего должника о привлечении к субсидиарной ответственности в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) КБ «КБР БАНК» (ООО)

Решением Арбитражного суда города Москвы от 20.02.2016 Коммерческий Банк «КБР БАНК» (ООО) признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, функции конкурсного управляющего должника возложены на Государственную корпорацию «Агентство по страхованию вкладов». Соответствующее сообщение было опубликовано в газете «Коммерсантъ» №172 от 17.09.2016.
В Арбитражный суд города Москвы поступило заявление конкурсного управляющего должника о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам банка Б. Андрея Владимировича, Я. Рафиса Файзулловича, К. Сергея Михайловича в размере
343 388 000 руб.Определением Арбитражного суда города Москвы от 06.11.2019, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2020, заявление конкурсного управляющего удовлетворено частично, с К. Сергея Михайловича в пользу банка взыскано в порядке субсидиарной ответственности 343 388 000 руб. В удовлетворении требований к Б. А.В. и Я. Р.Ф. отказано.

Что решил суд?
Суды указали, что в качестве оснований для привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности конкурсный управляющий ссылался на недостаточность стоимости имущества Банка для удовлетворения требований кредиторов в результате недобросовестных и неразумных действий контролирующих банк лиц по заключению и одобрению заключения кредитных договоров накануне отзыва лицензии с юридическими и физическими лицами, заведомо неспособными выполнить свои обязательства, на отсутствие со стороны председателей правления Банка мер по предупреждению банкротства, а также на не передачу документов, отражающих хозяйственную деятельность кредитной организации.

В силу пункта 3 статьи 189.23 Закона о банкротстве установлено, что пока не доказано иное, предполагается, что банкротство кредитной организации наступило вследствие действий и (или) бездействия лиц, контролирующих кредитную организацию, при наличии одного из обстоятельств, указанных в 5 абзацах третьем и четвертом пункта 4 статьи 10 настоящего Федерального закона. Положения абзаца четвертого пункта 4 статьи 10 настоящего Федерального закона применяются в отношении лиц, на которых возложена обязанность формирования, ведения, хранения документов, отражающих экономическую деятельность кредитной организации, и баз данных кредитной организации на электронных носителях (резервных копий баз данных), а также обязанность их передачи временной администрации по управлению кредитной организацией или ликвидатору (конкурсному управляющему).

Согласно ст.189.35 Закона о банкротстве исполнительные органы кредитной организации в случае приостановления их полномочий на период деятельности временной администрации по управлению кредитной организацией не позднее дня, следующего за днем назначения временной администрации по управлению кредитной организацией, обязаны передать ей печати и штампы кредитной организации, а в сроки, согласованные с временной администрацией по управлению кредитной организацией, бухгалтерскую и иную документацию, базы данных кредитной организации на электронных носителях (резервные копии баз данных), обязанность ведения которых установлена Законом о банках и банковской деятельности, материальные и иные ценности кредитной организации.

Судами установлено, что бывшим руководителем банка К.  С.М.(который был последним Председателем Правления, непосредственно перед отзывом лицензии) не исполнена обязанность по передаче документов по сделкам о выдача кредитов 3 техническим компаниям ООО «Декор», ООО «ТК «Подряд» и ООО «Ресколд» и 27 неустановленным физическим лицам.

Суды пришли к выводам о том, что в материалы дела представлены достаточные доказательства, что вышеуказанные юридические лица являются техническими организациями, не осуществляющими хозяйственную деятельность, не имеющими активов для обслуживания кредита, зарегистрированными по адресам массовой регистрации и отсутствующими по собственному юридическому адресу. Активы заемщиков заведомо не позволяли указанным организациям и физическим лицам исполнять взятые на себя кредитные обязательства в соответствии с определенными договорами условиями; по истечении срока погашения ссудной задолженности обязательства должниками не исполнены, с момента отзыва лицензии задолженность по 8 выданным ссудам и процентам за их использование заемщиками не погашалась; исковые заявления конкурсного управляющего о взыскании ссудной задолженности с заемщиков банка удовлетворены судом, исполнительные производства окончены актами о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми исполнительные документы возвращаются взыскателю (о невозможности взыскания) в связи с отсутствием у должников имущества, на которое может быть обращено взыскание и отсутствие должников по адресам местонахождения.

Судами правильно отмечено, что для целей удовлетворения заявления о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным п.п.2 п.4 ст.10 Закона о банкротстве, конкурсному управляющему необходимо доказать, что отсутствие документации должника, либо отсутствие в ней полной и достоверной информации, существенно затруднило проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Привлекаемое к ответственности лицо вправе опровергнуть названную презумпцию, доказав, в частности, что отсутствие документации должника, либо ее недостатки, не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства, или доказав, что им приняты все необходимые меры для исполнения обязанностей по ведению, хранению и передаче документации при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась.

В данном случае, исследовав и оценив доводы сторон и собранные по делу доказательства в соответствии с требованиями статей 67, 68, 71 АПК РФ, суды установили, что документов в отношении указанных сделок банка не было передано временной администрации должника, а К. С.М. не представлены доказательства обратного, в частности, что документы переданы либо их отсутствие не привело к существенному затруднению проведения процедур банкротства.

В силу п.1 ст.189.23 Закона о банкротстве если банкротство кредитной организации наступило вследствие действий и (или) бездействия лиц, контролирующих кредитную организацию, такие лица в случае недостаточности имущества кредитной организации несут субсидиарную ответственность по ее обязательствам в порядке, установленном статьей 10 настоящего Федерального закона, с особенностями, установленными настоящей статьей.

В силу п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при причинении вреда имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 настоящего Федерального закона.

Исследовав и оценив доводы сторон и собранные по делу доказательства в соответствии с требованиями статей 67, 68, 71 АПК РФ, руководствуясь положениями действующего законодательства, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что К. С.М., осуществляя функции председателя правления банка, являясь контролирующим должника лицом, будучи обязанным действовать добросовестно и разумно, в интересах банка, обеспечить выполнение Банком требований законодательства, в тоже время, действовал недобросовестно и неразумно (не проявив требуемую от него степени заботливости и осмотрительности), в нарушение нормативных правовых актов Банка России, не предприняв никаких мер по организации проведения комплексного и объективного анализа деятельности заемщиков, обеспечению возврата денежных средств, не имея достаточной и объективной информации о них, принял решение (заключил договоры) о выдаче кредитов заведомо неплатежеспособным заемщикам, противоречащие интересам Банка, которые явились причиной значительного ухудшения его финансового положения, что привело к формированию неликвидной (безнадежной) ссудной задолженности, что, в свою очередь, привело к существенному ухудшению финансового положения банка и его банкротству.

В тоже время суды пришли и к выводам о том, что в ходе конкурсного производства установлено, что на протяжении периода с 01.01.2014 по дату 11 отзыва лицензии (14.12.2015) банк имел признак несостоятельности (банкротства) в виде недостаточности стоимости имущества для исполнения обязательств перед кредиторами в полном объеме; размер недостаточности на 01.01.2014 составил 205 327 тысяч руб. и был вызван отражением на балансе банка ссудной задолженности 8 технических компаний (абз.2 и 3 стр.6 постановления суда апелляционной инстанции).

Таким образом, суды установили, что и в период руководства банка ответчиками банк имел признаки несостоятельности (банкротства) в виде недостаточности стоимости имущества для исполнения обязательств перед кредиторами в полном объеме. Кроме того, делая вывод о том, что в материалах дела не имеется доказательств предоставления ответчиками недостоверной отчетности в Банк России, суды не дали оценку ссылкам конкурсного управляющего на установленные обстоятельства в судебных актах по делу по делу №А40- 44370/2015 об оспаривании Предписаний Банка России в отношении банка.

Выводы судов об отказе в привлечении к субсидиарной ответственности ответчиков сделаны при неполно установленных фактических обстоятельств по делу, без исследования и оценки доказательств и доводов конкурсного управляющего в соответствующей части, в связи с чем судебная коллегия суда кассационной инстанции полагает, что судебные акты в части отказа в привлечении Б. А.В. и Я. Р.Ф. к субсидиарной ответственности подлежат отмене.

СУД ПОСТАНОВИЛ:
Определение Арбитражного суда города Москвы от 06.11.2019 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2020 по делу № А40-3844/2016 в части привлечения к субсидиарной ответственности К. С.М. оставить без изменения, кассационную жалобу К.С.М. – без удовлетворения.

Определение Арбитражного суда города Москвы от 06.11.2019 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2020 по делу № А40-3844/2016 в части отказа в привлечении Б. А.В. и Я. Р.Ф. к субсидиарной ответственности отменить, обособленный спор в отмененной части направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Полный текст: https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/bbd32ed5-2f51-47c2-89d7-29bac73c7205/59b70b87-16a6-49ce-a276-4dd25be3b148/A40-3844-2016_20200707_Reshenija_i_postanovlenija.pdf?isAddStamp=True

 

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26