Главная / Новости / Субсидиарная ответственность бухгалтера

Субсидиарная ответственность бухгалтера

Подписаться на новости

Стандартная ситуация для бизнеса — директор или владелец компании принял управленческое решение, сказал «надо делать» и сотрудники делают.

Сегодня мы будем освещать судебную практику по субсидиарной ответственности главного бухгалтера. Главный бухгалтер личность в компании не ординарная, вторая после бога, иногда третья.

Тем не менее, иногда главный бухгалтер знает, что не все то, что поручается ради сиюминутной выгоды можно исполнить без налоговых или иных последствий. Встает вопрос — исполнять или нет?

Кстати, для генеральных директоров, которым например общее собрание участников ООО поручило заключить заранее невыгодную сделку и при этом директор это осознает, Верховный суд РФ разрешил такие сделки не исполнять, так как именно директор осуществляет руководство деятельностью юридическим лицом и владеет информацией о финансах такого управляемого юридического лица.

Вернемся к главному бухгалтеру.

  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.07.2019 N Ф05-11711/2019 по делу N А40-161770/2014 Дело ООО «Сплинкер».

Выдержка из дела:

Являясь ответственным за ведение бухгалтерского и налогового учета в Обществе, Цыбин В.А. включал в налоговые и бухгалтерские регистры заведомо недостоверную информацию, на основании которой им составлялись налоговые декларация для представления в налоговый орган. Таким образом, Цыбин В.А. осознанно ежеквартально отражал в налоговом учете Общества операции по вышеуказанным контрагентам, составлял недостоверную отчетность и сообщал об этом директору — Рыжкову А.Я., вместе с Рыжковым А.Я. подписывал бухгалтерскую отчетность. Действия Цыбина В.А. и Рыжкова А.Я. были согласованны и направлены на реализацию общего намерения — причинение ущерба бюджетной системе РФ.

Цыбин В.А. и Рыжков А.Я. совместно осуществляли перечисление денежных средств Общества на расчетные счета вышеуказанных контрагентов.

Действия (бездействия) Цыбина В.А. (сокрытие от участников Общества информации о представлении им и Рыжковым А.Я. заведомо ложных сведений в налоговых декларациях, приведших к существенному занижению сумм налогов, подлежащих оплате в бюджет РФ, начислению штрафа в размере 20% от суммы недоимки, начислению пени за период с 2009 года) привели к доначислению Обществу существенной недоимки, единовременное погашение которой в 2014 году было невозможно в связи со спецификой конструкции юридического лица, и явилось причиной банкротства Общества.

Меры по погашению недоимки Общества Цыбин В.А. не предпринимал. Доказательств обратного ответчиком не представлено. Таким образом, действия Цыбина В.А. повлекли негативные последствия для Общества, нарушили принцип добросовестности и разумности при исчислении и уплате налогов.

На основании вышеизложенного Цыбин В.А. является контролирующим должника лицом, отражал заведомо недостоверную информацию в бухгалтерском и налоговом учете Общества, соответственно Цыбин В.А. подлежит привлечению к субсидиарной ответственности по обязательствам Должника. Размер ответственности совместно с директором 97 112 993 руб. 64 коп.

Определением Верховного Суда РФ от 27.11.2019 N 305-ЭС19-21244 по делу N А40-161770/2014 в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку суды установили факт непогашенности требований кредиторов должника в результате действий ответчиков.

  • Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24.10.2019 N Ф08-9528/2019 по делу N А63-577/2015

Выдержка из дела:

Феофанова Е.Г. являлась главным бухгалтером должника в период с 19.10.2005 по 16.10.2017.

В соответствии с пунктом 1 статьи 7 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее Закон N 402-ФЗ) ведение бухгалтерского учета и хранение документов бухгалтерского учета организуются руководителем экономического субъекта.

В силу пункта 3 статьи 7 Закона N 402-ФЗ руководитель экономического субъекта обязан возложить ведение бухгалтерского учета на главного бухгалтера или иное должностное лицо этого субъекта либо заключить договор об оказании услуг по ведению бухгалтерского учета, либо принять ведение бухгалтерского учета на себя.

В соответствии с абзацем четвертым пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии, в том числе следующего обстоятельства: документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

Вышеприведенные положения Закона о банкротстве применяются в отношении лиц, на которых возложена обязанность организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника. Если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия нескольких контролирующих должника лиц, то такие лица отвечают солидарно. Контролирующее должника лицо, вследствие действий и (или) бездействия которого должник признан несостоятельным (банкротом), не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в признании должника несостоятельным (банкротом) отсутствует. Такое лицо также признается невиновным, если оно действовало добросовестно и разумно в интересах должника.

По смыслу статьи 10 Закона о банкротстве лица, на которых возложена обязанность по ведению и хранению соответствующей документации (например, главный бухгалтер), несут солидарно с бывшим руководителем субсидиарную ответственность за доведение до банкротства как соучастники, если будет доказано, что они по указанию бывшего руководителя или совместно с ним совершили действия, приведшие к уничтожению документации, ее сокрытию или к искажению содержащихся в ней сведений.

В соответствии с должностной инструкцией на Феофанову Е.Г. возлагались обязанности по организации бухгалтерского учета хозяйственно-финансовой деятельности и контроль использования товаро-материальных, трудовых и финансовых ресурсов должника, обеспечение законности, своевременности и правильного исчисления и перечисления налогов и сборов в бюджет, обеспечение сохранности бухгалтерских документов.

Первичные учетные документы должника находились в ведении Феофановой Е.Г. до момента их передачи временному управляющему Джамбатову А.А. 29.06.2015 для проведения финансового анализа деятельности ЗАО ФСК «Гарант», а также после их возвращения Джамбатовым А.А. директору ЗАО ФСК «Гарант» Горяинову С.Ф. (12.02.2016) до момента их уничтожения −16.02.2016.

В ходе проведения финансового анализа деятельности ЗАО ФСК «Гарант» временным управляющим было установлено, что бухгалтерская отчетность должника за период 2012-2015 не подтверждена аудиторским заключением, имеет существенные расхождения с бухгалтерским учетом, система внутреннего контроля не регламентирована, аудит бухгалтерской отчетности и инвентаризация имущества должника перед составлением годовой бухгалтерской отчетности не проводились.

Изложенное свидетельствует о том, что Феофановой Е.Г. была искажена информации в документах бухгалтерского учета и отчетности в соучастии с поочередно сменяющими друг друга директорами должника.

…Доказательства наличия разногласий между Феофановой Е.Г. и руководством должника об отражении или не отражении в бухгалтерском учете тех или иных данных об объектах учета, необходимости проведения аудита и т.п., в материал дела не представлены.

Отсутствие каких-либо разногласий между Феофановой Е.Г. и руководителями должника подтверждается тем, что она работала главным бухгалтером на одном и том же предприятии 12 лет, а затем перешла бы на работу в другое юридическое лицо под руководство тех же лиц.

Поскольку, как было указано выше, сведения бухгалтерского учета и отчетности не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, имеют искажения, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы, сохранность первичных учетных документов Феофановой Е.Г. не обеспечена, мер по восстановлению документов бухгалтерского учета не принято, ведение ежегодного аудита не обеспечено, совместно с руководителями должника Феофанова Е.Г. совершила действия, приведшие к уничтожению документации, ее сокрытию или к искажению содержащихся в ней сведений, указанные обстоятельства являются основанием для привлечения Феофановой Е.Г. к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному статьей 10 Закона о банкротстве (в настоящее время статья 61.11 Закона о банкротстве).

Суды также передают пламенный привет и бухгалтерии на аутсорсе.

  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.06.2020 N Ф05-4771/2018 по делу N А40-33003/2017

Выдержка из дела:

…В отношении общества конкурсный управляющий должника указывает на то, что именно эта организация вела бухгалтерскую и налоговую отчетность должника, имела ключ от личного кабинета налогоплательщика, сдавала налоговую и бухгалтерскую отчетность не соответствующую фактическому финансовому состоянию должника.

…Конкурсным управляющим должника в материалы дела было представлено заключение общества с ограниченной ответственностью «Стройаудит-экспресс», согласно которому, в период с 2013-2016 годы произошло искажение показателей бухгалтерского учета, которое не было своевременно выявлено ответственным лицом и не были приняты соответствующие меры, что привело к формированию недостоверной бухгалтерской (финансовой) отчетности.

По результатам анализа деятельности должника судами сделан вывод о том, что система бухгалтерского учета должника не имела достаточную степень защиты от возникновения ошибок, была недостаточно эффективной, большинство операций введены вручную (формирование подобных записей увеличивает риск допущенной ошибки и т.п.), достоверность бухгалтерской (финансовой) отчетности, сформированной по данным бухгалтерского учета операций вручную, поставлена под сомнение.

…Поставлена под сомнение достоверность бухгалтерской отчетности за 2015 год, в частности, данные строки 1210 «Запасы».

…Так, инвентаризация в июле 2016 года была проведена с участием независимого консультанта, но без участия Тягунова А.Б., так как руководителем должника Панвар Н.А. было обнаружено плачевное состояние предприятия, явное несоответствие фактически имевшихся ТМЦ данным бухгалтерского учета.

…По причине некачественного ведения и очевидного искажения бухгалтерского учета потребовалось проведение инвентаризации в июле 2016 года, которая со всей очевидностью подтвердила критически существенную недостачу МПЗ.

Определением от 28.10.2019 установлено, что 13.09.2013 между должником и обществом был заключен договор на оказание профессиональных бухгалтерских услуг.

Согласно пункту 1.1 договора, исполнитель обязался оказывать заказчику услуги, в том числе: налоговый и бухгалтерский учет (полный сервис), расчет заработной платы, казначейство.

Дата начала оказания услуг — 01.09.2013.

Договор был расторгнут по обоюдном согласию сторон 31.08.2016.

Последний акт приема-сдачи работ (услуг) N 7494 датирован 31.08.2016, согласно ему, были оказаны бухгалтерские услуги за август 2016 года.

По результатам анализа деятельности должника можно констатировать, что система бухгалтерского учета должника не имела достаточную степень защиты от возникновения ошибок, была недостаточно эффективной, большинство операций введены вручную (формирование подобных записей увеличивает риск допущенной ошибки и т.п.), достоверность бухгалтерской (финансовой) отчетности, сформированной по данным бухгалтерского учета операций вручную, поставлена под сомнение.

Ссылка ответчика на непричастность общества к составлению бухгалтерской отчетности должника за 2016 год была отклонена судами, как не имеющая правового значения, поскольку данные, содержащиеся в этой отчетности, не подтвердились в результате инвентаризаций в ходе конкурсного производства, а сама эта отчетность основана на недостоверных данных бухгалтерской отчетности за 2015 год, за составление которой отвечало непосредственно общество, которое допустило ее искажение.

Ссылка ответчика на пункт 9.11 устава должника не имеет юридического значения, поскольку ведение бухгалтерского учета по договору было передано специализированной организации — обществу, позиционирующему себя как оказывающее бухгалтерские услуги юридическое лицо.

Таким образом, суд счел установленным факт причастности общества к искажению бухгалтерского учета и отчетности должника.

То обстоятельство, что у налогового органа якобы отсутствовали замечания по представленной должником отчетности, не может быть принято во внимание, поскольку недостоверность бухгалтерского учета и отчетности была установлена в конкурсном производстве.

На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о наличии оснований для привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Так как суды сходят с ума по искам о привлечении к субсидиарной ответственности, мы настоятельно рекомендуем относится к своей работе более тщательно, передавать документы только по описи и под роспись. А если вашего работодателя скоро ждет банкротство — приведите дела и документы в порядок. Запасайтесь терпением и наймите юристов.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26