Главная / Новости / Сарай отделили от общего имущества дома // Верховный суд удовлетворил жалобу давностного владельца

Сарай отделили от общего имущества дома // Верховный суд удовлетворил жалобу давностного владельца

Подписаться на новости

Гражданская коллегия Верховного суда (ВС) вновь высказалась в поддержку требований давностного владельца. Спор идет о сарае, расположенном рядом с многоквартирным домом (МКД) и используемым исключительно истцом. Нижестоящие суды не посчитали сарай «капитальным объектом» и отказали в удовлетворении требований. Также они признали владельца недобросовестным. ВС отменил решения и направил дело на пересмотр (см. определение).Ринат Адамов из Татарстана потребовал признать право собственности на сарай площадью 8 кв. м во дворе МКД. Квартира в этом доме в 1994 году была приватизирована его родственниками. Фактически родители Рината Адамова жили там еще с 1952 года и пользовались сараем как вспомогательной хозпостройкой. В 2008 году они подарили квартиру истцу. В иске к районной палате имущественных и земельных отношений истец утверждал, что долгое время открыто и непрерывно владеет сараем и не нарушает ничьих прав, в связи с чем стал собственником в силу приобретательной давности (ст. 234 Гражданского кодекса).

Все три инстанции Ринату Адамову отказали, приведя несколько разрозненных мотивов.

Первый был связан с тем, что истец, по мнению судов, не является добросовестным. Участок под сараем находится в муниципальной собственности. Справок о предоставлении его для строительства в деле нет. Нет информации и о зарегистрированных правах на эту хозпостройку. Поэтому, по логике судов, владелец сарая должен был знать, что участок ему не принадлежит и что права строить на нем не было. Постройка, по сути, должна считаться самовольной.

Второй мотив основывался на том, что сарай является общедомовым имуществом. Поэтому признать на него право собственности одного из жильцов невозможно — объект должен находиться в общей собственности.

Наконец, третий мотив, дополнительно введенный апелляцией, — сарай не является капитальным строением, поэтому регистрация права собственности на него невозможна.

Гражданская коллегия ВС с позицией судов не согласилась (дело было рассмотрено 30 марта), направив дело на повторное рассмотрение в апелляцию.

Содержательно коллегия проанализировала лишь два аргумента нижестоящих судов: об отнесении сарая к общему имуществу и о некапитальном характере этого строения.

По мнению ВС, для спора о приобретательной давности важно установить, является ли сарай недвижимостью. Вместо этого апелляция написала, что его нельзя отнести к капитальным постройкам. «Объект капитального строительства» — специальное понятие градостроительного законодательства, отметил ВС. Оно не может подменять собой такую правовую категорию, как «объект недвижимого имущества». У последнего иная отраслевая принадлежность, объём и содержание. Следовательно, такой вывод не мог являться основанием для отказа в удовлетворении требований, основанных на давностном владении.

Возможно, апелляция хотела сказать, что сарай стоит признать движимым имуществом. Однако такой вывод был на руку истцам: срок приобретательной давности для таких вещей составляет 5 лет, а не 15, как для недвижимости. Поэтому в любом случае квалификация объекта как движимого или недвижимого не может быть основанием в иске, основанном на приобретательной давности. Впрочем, в определении ВС эта мысль отсутствует.

Далее, гражданская коллегия кратко остановилась на аргументе о том, что сарай является общим имуществом. Этот вывод она посчитала недоказанным, так как материалами дела не подтверждается, что сарай предназначен для использования несколькими жильцами. Неясно, однако, какое юридическое значение имело бы такое назначение сарая в контексте приобретательной давности. ВС не стал уточнять, можно ли приобрести общее имущество МКД по этому основанию.

Наконец, ВС промолчал насчет того, можно ли считать истца добросовестным владельцем. Между тем вывод о его недобросовестности стал одним из главных оснований для отказа в иске на уровне первой инстанции. Судя по всему, в советское время, когда был возведен сарай, участок находился в государственной собственности, а сейчас — в муниципальной. Вероятно, право на участок ни за кем не зарегистрировано. Недавно Конституционный суд (КС) при схожих обстоятельствах исключил применение приобретательной давности, отметив, что при вступлении во владение не должно быть самозахвата несформированного участка, находящегося в публичной собственности (см. здесь). Направление дела Рината Адамова на пересмотр означает, что ВС допускает приобретение им собственности по давности. Такой подход может расходиться с позицией КС.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26