Главная / Новости / Развод супругов по согласию… третьих лиц

Развод супругов по согласию… третьих лиц

Подписаться на новости

Развод супругов  по согласию… третьих лиц

После развода жена через суд получила часть доли в бизнесе мужа. Налоговая внесла сведения о ней как об еще одном участнике общества. Но бизнес-партнеры оказались против. Доказать, что она должна была получить их согласие, удалось только в Верховном суде. ВС пояснил: раз в уставных документах указано, что для перехода третьим лицам доли нужно одобрение, значит, бывшая супруга должна была соблюсти корпоративную процедуру.

Обстоятельства спора

Итак, мужчине принадлежало 50% уставного капитала ООО, кроме него было еще два участника – 37,5% и 12,5%. В конце 2016 года мужчину признали банкротом (дело № А40-230236/2015), а уже в начале 2017-го он развелся с женой.

Имущество бывшие супруги решили делить через суд. Помимо прочего, жена претендовала на его долю в обществе. Третьим лицом по делу проходил бизнес-партнер мужа. Он просил суд не делить долю, так как для этого нужно согласие остальных участников. Но суд эти аргументы отклонил, указав, что бывшая жена хочет получить не статус участника общества, а только имущественные права на долю. В итоге Бутырский райсуд Москвы разделил часть в бизнесе между бывшими супругами поровну – каждому досталось по 25% (дело № 02-4510/2018). Экс-супруга дождалась, когда решение вступит в силу, и обратилась в налоговую, чтобы внести в ЕГРЮЛ сведения о ней как об еще одном участнике общества. Регистрирующий орган на основании акта суда это сделал.

С этим не согласился другой участник ООО и подал иск к бывшей жене своего партнера по бизнесу. Он просил суд перевести 25%, которые достались экс-супруге, на само общество.

Обратите внимание: Раздел бизнеса между супругами при расторжении брака вызывает массу вопросов. Сложности возникают потому, что отношения регулируются не только нормами гражданского и семейного права, но и корпоративного. При этом важно учитывать и внутренние документы компании. В данном случае суды трех инстанций ограниченно толковали положения корпоративного права и устава организации и не признали сделкой раздел доли между супругами по решению суда. Суды упустили, как считает эксперт, что имущественные права не тождественны корпоративным.

Истец полагал, что переход доли в обществе после развода к одному из супругов позволяет ему автоматически получить статус участника общества.

Переход права на 25% уставного капитала ООО истец посчитал неправомерным, поскольку бывшая жена вошла в состав участников в нарушение устава общества. Бизнесмен ссылался на пункт 6.2, который разрешает участнику продать или другим способом отчуждать свою долю только с согласия других участников общества.

Решения нижестоящих судов

Суд проанализировал устав и решил, что в тексте говорится о согласовании только сделок. А право на долю в обществе перешло к Парфеновой на основании судебного акта, то есть одобрения других участников ей было не нужно. Поэтому АСГМ в иске отказал (№ А40-324092/2019). Такого же мнения оказались апелляция и кассация. Тогда мужчина пожаловался в Верховный суд.

Позиция ВС РФ

Тройка судей ВС рассмотрела дело 30 марта. На заседании представитель истца просил понимать под сделкой «не форму отчуждения, а правовой результат». Иное толкование, по его словам, привело бы к тому, что участники общества контролировали только переход права по сделке. Адвокат женщины говорил, что в уставе четко прописано о получении согласия именно в случае сделки, а «решение суда, вступившее в законную силу, сделкой не является». Он указал, что доля в бизнесе мужа всегда была собственностью его доверительницы, ведь это совместно нажитое имущество. Суд, по его мнению, распределил, какой частью доли именно владеет жена .

Выслушав стороны, ВС отменил акты нижестоящих инстанций, а мотивы объяснил в определении. Он напомнил, что раздел имущества супругов является основанием для возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей в отношении совместной собственности и, соответственно, является сделкой.

Обратите внимание: Дело показывает, что важно четко и подробно регламентировать в корпоративных документах порядок перехода доли в пользу третьих лиц, отдельно определяя порядок для супругов, наследников и иных третьих лиц, иначе споров не избежать.

Тройка отметила, что внесение одним из супругов вклада в уставный капитал общества предполагает, что его муж или жена согласились с положениями устава фирмы. То есть знают, что для отчуждения доли супруга необходимо согласие других участников (согласно позиции КС от 3 июля 2014 года № 1564-О).

Если бывшему мужу или жене досталась доля в бизнесе партнера после развода и отчуждение долей ограничено, то он может обратиться к обществу с требованием о вхождении в состав ее участников. Если они откажут, то тогда он может рассчитывать на денежный эквивалент.

ВС изучил устав общества и пришел к выводу, что на переход доли третьему лицу требуется согласие других участников. Районный суд передал экс-супруге только имущественные права на долю, но она не приобрела корпоративное право. Суд не разрешал вопрос о приобретении ею статуса участника общества, указал ВС.

Бывшая супруга должна была соблюсти необходимую корпоративную процедуру: получить согласие участников общества на вхождение в их состав.

Обратите внимание: Если в уставе нет положения об обязательном согласии при отчуждении доли, то никакое одобрение не нужно. Так, по делу № А79-3015/2019 после развода жена отсудила часть бизнеса мужа. Суды изучили учредительные документы и решили, что, исходя их них, для получения корпоративных прав разрешения остальных участников не требовалось.

ВС указал, что само по себе внесение сведений в ЕГРЮЛ об экс-супруге как участнике общества не ведет к возникновению у нее корпоративных прав. Поэтому коллегия отменила акты трех инстанций и вернула дело на новое рассмотрение в АСГМ.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26