Главная / Новости / Различие между банкротными основаниями оспаривания сделок и признанием их недействительными

Различие между банкротными основаниями оспаривания сделок и признанием их недействительными

Подписаться на новости

Работая по спорам о признании сделок недействительными в рамках процедур банкротства, постоянно сталкиваюсь с отсутствием понимания со стороны некоторых конкурсных или финансовых управляющих разницы между банкротными основаниями оспаривания сделок.

В одном из дел ФУ на наш вопрос, на какие правовые основания признания сделок недействительными он ссылается, он и вовсе ответил, что на все банкротные и на общие, предусмотренные ГК РФ. Понятно, что такие заявления свидетельствуют об отсутствии понимания тематики. В публикации я кратко опишу, в чем различия между банкротными основаниями и общими основаниями в признании сделок недействительными в рамках банкротства, а также, какое значение имеют данные различия в спорах об оспаривании сделок.

В чем отличие общих и банкротных оснований оспаривания сделок

На самом деле здесь все довольно просто.

В ч.1 ст. 61.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено, что сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе. Соответственно, если условия признания сделки недействительной установлены в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и она подлежит оспариванию по правилам данного закона.

ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает в частности следующие специальные основания для признания сделок недействительными:

  • сделки с неравноценным предоставлением (ч.1 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»);
  • сделки в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (ч.2 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»);
  • сделки с предпочтением (ст. 61.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Особенностью оспаривания сделок по банкротным основаниям является наличие так называемых сроков подозрительности, которые опять же, как оказалось, некоторые юристы путают со сроками исковой давности. Сроки подозрительности исчисляются с момента принятия заявления о признании банкротом и представляют собой период, предшествующий этому моменту. Если сделка была совершена в период подозрительности, то она может быть оспорена по соответствующим банкротным основаниям.

Например, если заявление о признании должника банкротом было принято 20.01.2020, а сделка с неравноценным встречным предоставлением была совершена 10.01.2019, то она не может оспариваться по специальным банкротным основаниям и это не в связи с тем, что истек СИД, а в связи с тем, что она не попадает в период подозрительности.

Кроме того, сделки, признаваемые недействительными по банкротным основаниям, являются оспоримыми и СИД по ним составляет 1 года.

Нетрудно понять, что, порой, у КУ или ФУ может возникнуть соблазн обойти сроки подозрительности или годичный срок исковой давности по оспариванию сделки. Соответственно, с такими попытками следует бороться.

Возможность и перспективы оспаривания сделки в банкротстве по общим основаниям

Когда я говорю об общегражданских основаниях оспаривания, то речь идет, как правило о попытке квалифицировать сделку по ст. 10 и ст. 168 ГК РФ, чтобы применять правила о ничтожных сделках. В свое время в п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“ давались разъяснения о том, что наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.

Так то, оно так, но не все так просто. Возможность такой квалификации есть, но её весьма непросто применить. Понимая, что существует лазейка для обхода специальных правил оспаривания сделок СКЭС ВС РФ в определении от 24.10.2017 N 305-ЭС17-4886(1) по делу N А41-20524/2016 сформулировала следующую правовую позицию:

В упомянутых разъяснениях речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.06.2014 N 10044/11 по делу N А32-26991/2009, определения Верховного Суда Российской Федерации от 29.04.2016 N 304-ЭС15-20061 по делу N А46-12910/2013, от 28.04.2016 N 306-ЭС15-20034 по делу N А12-24106/2014).

Направленность сделки на уменьшение имущества должника или увеличение его обязательств в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов должника в преддверии его банкротства в ситуации, когда другая сторона сделки (кредитор) знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки, является основанием для признания соответствующей сделки недействительной по специальным правилам, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

В рассматриваемом случае апелляционный и окружной суды, квалифицировав сделку как ничтожную, не указали, чем в условиях конкуренции норм о недействительности сделки выявленные нарушения выходили за пределы диспозиции части 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Иной подход приводит к тому, что содержание части 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве теряет смысл, так как полностью поглощается содержанием норм о злоупотреблении правом и позволяет лицу, не оспорившему подозрительную сделку, обходить правила о возможности заявления возражений только на основании вступившего в законную силу судебного акта, что недопустимо.

Таким образом, в заявлении о признании сделки недействительной по ст. 10 и ст. 168 ГК РФ в рамках банкротства должны быть указаны такие обстоятельства совершения сделки, которые выходят за рамки того, что уже есть в соответствующих статьях Закона о банкротстве, но это сделать крайне трудно, так как в данном законе как раз указываются практически все признаки злоупотребления со стороны должника.

Посмотрим, как применяются указанные разъяснения на практике.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.06.2020 N Ф04-1623/2020 по делу N А70-20221/2018

Правонарушение, заключающееся в совершении сделки, направленной на уменьшение имущества должника или увеличение его обязательств, совершенное в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов должника в преддверии его банкротства в ситуации, когда другая сторона сделки (кредитор) знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки, является основанием для признания соответствующих действий недействительными по специальным правилам, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

В рассматриваемом случае суд первой инстанции, квалифицировав сделки как ничтожные, не указал, чем обстоятельства их совершения выходят за пределы условий, установленных пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.06.2020 N Ф04-1807/2020 по делу N А27-9663/2019

Для конкурсных кредиторов и финансового управляющего их возможность вмешиваться в отношения должника с иными контрагентами ограничена их правом оспаривать сделки, совершенные с целью причинения вреда кредиторам (или сделки, совершенные с предпочтением). И в том, и в другом случае это право ограничено объективным сроком оспаривания (для сделок с предпочтением сделка должна быть совершена не позднее шести месяцев до момента возбуждения дела о банкротстве, для сделок с целью причинения вреда — не позднее трех лет до момента возбуждения дела о банкротстве).

Между тем заявителем в материалы дела не представлены какие-либо доказательства или аргументы в пользу того, что нарушения, допущенные при совершении оспариваемой сделки дарения, выходят за пределы диспозиции пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

В своем заявлении финансовый управляющий сослался на нормы статей 10, 168 ГК РФ, однако, в чем именно выражается выход дефектов спорных сделок за пределы сделок с целью причинения вреда кредиторам, он не обосновал.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.06.2020 N Ф05-12438/2018 по делу N А40-134417/2017

В части выводов суда первой инстанции о злоупотреблении правом, выразившемся в совершении оспариваемых сделок менее чем за месяц до возбуждения дела о банкротстве и после него, а также совершении платежей в нарушение условий договора, суд кассационной инстанции отмечает следующее.

Приведенные судом первой инстанции обстоятельства не выходят за пределы диспозицию норм ст. 61.3 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“.

В настоящем случае суд не установил, чем в условиях конкуренции норм о недействительности предполагаемые пороки сделки выходили за пределы диспозиции ст. 61.3 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 25.06.2019 N Ф06-48018/2019 по делу N А65-9416/2016

Доводы уполномоченного органа о наличии оснований для признания спорной сделки ничтожной по основаниям, предусмотренным статьями 10, 168 ГК РФ, отклоняются судебной коллегией, поскольку получили надлежащую оценку судов первой и апелляционной инстанций, и, по сути, направлены на обход правил о годичном сроке исковой давности для предъявления требования о признании оспоримой сделки недействительной.

В рассматриваемом случае, уполномоченный орган в качестве основания для признания оспариваемых сделок недействительными в соответствии со статьями 10, 168 ГК РФ ссылается на то, что сделки совершены в условиях неплатежеспособности должника безвозмездно в пользу аффилированного лица, что привело к нарушению прав интересов кредиторов должника, утративших право на получение удовлетворения своих требований за счет реализации имущества, переданного в залог.

Вместе с тем, указанные обстоятельства охватываются составом подозрительной сделки и не требуют самостоятельной квалификации по статье 10 ГК РФ.

Таким образом, мы видим, как можно не допускать обхода со стороны КУ или ФУ норм об исковой давности или сроках подозрительности сделок.

Да, иногда приходится помогать и кредиторам в оспаривании сделок, когда пропущен СИД, и, в таком случае, зная вышеизложенные позиции приходится не совсем просто. У меня некоторые мысли по этому поводу имеются, но поделюсь, только если по одному такому креативу будет положительное решение, а пока дела в производстве.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26