Выполнение работником распоряжений руководителя, связанных с осуществлением преступной деятельности, не может выступать основанием для его привлечения к ответственности в качестве соисполнителя преступления, следует из проекта постановления пленума Верховного суда (ВС) РФ о судебной практике по уголовным делам.

«Сложившиеся между таким лицом и индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации трудовые или личные отношения в рамках осуществления предпринимателем или организацией хозяйственной деятельности сами по себе не могут рассматриваться в качестве доказательства совершения ими преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, а выполнение работником распоряжений руководителя, связанных с осуществлением преступной деятельности, не может выступать единственным основанием для привлечения работника к ответственности за соисполнительство в таком преступлении», – говорится в тексте документа.

При рассмотрении дел о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, совершенных группой лиц по предварительному сговору, в судебном заседании должны быть установлены: наличие у каждого из соучастников умысла на совершение преступления в составе группы лиц; наличие между ними предварительной договоренности о совместном совершении действий (бездействии), составляющих объективную сторону преступления; непосредственное участие каждого в выполнении всех или части этих действий.

Нарушить закон, но устранить опасность

Пленум также указывает, что деяние, содержащее признаки преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, не влечет уголовной ответственности, если оно совершено в целях устранения или недопущения опасности, непосредственно угрожающей личности либо охраняемым законом интересам общества или государств.

«Например, не влечет уголовной ответственности временное осуществление предпринимательской деятельности без лицензии (лицензия не продлена в установленные сроки), если прекращение указанной деятельности может привести к дезорганизации работы объектов жизнеобеспечения (прекращение водозабора, водоочистки, теплоснабжения жилья и социальных объектов населенного пункта, угроза техногенной аварии и т.д.)», – поясняет высшая инстанция.

При этом деяние не признается преступным только в том случае, если при его осуществлении не были превышены пределы крайней необходимости.

«Для признания предпринятых лицом действий крайне необходимыми (не преступными) должны быть установлены наличие и действительный характер возникшей опасности, а также невозможность ее устранения без причинения ущерба интересам личности, общества или государства и отсутствие явного превышения допустимых при этом пределов, в том числе в виде причинения вреда, равного или большего по сравнению с тем, который мог быть причинен при дальнейшем развитии возникшей опасности», – указывает ВС.