Главная / Вопросы / Общие / Допускается ли приобретение обществом с ограниченной ответственностью доли своего единственного участника, например, при неисполнении последним обязанности по оплате доли в уставном капитале общества или при обращении кредиторами взыскания на указанную долю по долгам участника?

Допускается ли приобретение обществом с ограниченной ответственностью доли своего единственного участника, например, при неисполнении последним обязанности по оплате доли в уставном капитале общества или при обращении кредиторами взыскания на указанную долю по долгам участника?

Вопросы / ответыРубрика: ОбщиеДопускается ли приобретение обществом с ограниченной ответственностью доли своего единственного участника, например, при неисполнении последним обязанности по оплате доли в уставном капитале общества или при обращении кредиторами взыскания на указанную долю по долгам участника?
0 +1 -1
Админ. спросил 14 лет назад

Допускается ли приобретение обществом с ограниченной ответственностью доли своего единственного участника, например, при неисполнении последним обязанности по оплате доли в уставном капитале общества или при обращении кредиторами взыскания на указанную долю по долгам участника? Возможен ли выход единственного участника из ООО?

1 ответ
0 +1 -1
lindaradmin Админ. ответил 14 лет назад

1. Приведенный вопрос в различных вариациях неоднократно возникал на практике, что объясняется отсутствием детального правового регулирования деятельности обществ с ограниченной ответственностью, состоящих из одного участника. Несмотря на то, что данная проблема прямо не урегулирована действующим гражданским законодательством, ответ на поставленный вопрос может быть дан исходя из смысла и общих принципов законодательства о юридических лицах, в том числе законодательства об обществах с ограниченной ответственностью.

Согласно п.1 ст. 87 ГК РФ и п.1 ст. 2 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее: ФЗ об ООО) под обществом с ограниченной ответственностью (далее: общество, ООО) понимается учрежденное одним или несколькими лицами хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров.

В соответствии с п.2 ст. 7 ФЗ об ООО создание компании одного лица в форме ООО допускается как в случае, когда общество учреждается одним лицом, которое становится его единственным участником, так и в ситуации, когда оно становится обществом с одним участником. При этом в силу указанной нормы закона положения ФЗ об ООО распространяются на общества с одним участником постольку, поскольку ФЗ об ООО не предусмотрено иное и поскольку это не противоречит существу соответствующих отношений.

Как любое иное юридическое лицо, ООО, исходя из смысла действующего гражданского законодательства, вводится в гражданский оборот как инструмент, направленный на обслуживание потребностей участников оборота по ведению предпринимательской деятельности. Соответственно, юридическое лицо не представляет собой какой-либо ценности в отрыве от указанного предназначения. Именно поэтому юридическое лицо само по себе всегда лишено ценности, оно существует лишь постольку, поскольку служит интересам того, кто его создал или использует для ведения бизнеса (в случае с коммерческими организациями) или осуществления иной, не запрещенной законом деятельности (для всех прочих организаций). При этом модель юридического лица выступает как эффективный инструмент, существенно сокращающий издержки на достижение тех целей, которые перед ним ставятся в сравнении с прочими инструментами, включая договорные модели.1 Если юридическое лицо лишить назначения служить чьим-либо интересам, то оно как юридическая конструкция утратит право на существование.

Если любое юридическое лицо есть не более, чем инструмент, вводимый в экономический оборот с целью служения интересам участникам такого оборота, то с устранением указанных лиц с необходимостью должно упраздняться и само юридическое лицо. Иными словами, юридическое лицо существует постольку, поскольку есть его внутренние инвесторы (участники, акционеры и проч.).

Так называемые юридические лица торгового права, которые включают в себя как хозяйственные товарищества, так и общества, в том числе ООО, будучи инструментом, ориентированным прежде всего на осуществление предпринимательской деятельности, прошли долгий путь развития от договорного образования (простого товарищества, полного товарищества и коммандиты) до тех конструкций, которые используются современными развитыми правопорядками (акционерные общества, ООО). При этом основным направлением движения в данном случае выступал курс на все больший отход от превалирования личностного элемента и договорной модели, от союза лиц к союзу капиталов.2 Иначе говоря, в случае с хозяйственными обществами перед нами предстает пример движения корпоративного права от объединения к организации.

Вместе с тем, остатки договорной природы подобных юридических лиц, а также сохранения личностного элемента дают о себе знать по сей день. Так, во многих зарубежных правопорядках до настоящего времени не допускаются компании одного лица, создаваемые в форме хозяйственных обществ, поскольку для их учреждения и функционирования устанавливается требование о наличии нескольких участников. Соответственно, введение в оборот компаний одного лица, образуемых в форме юридических лиц торгового права, до того создававшихся исключительно несколькими лицами, знаменует собой новый этап в развитии корпоративного права.

Допущение компаний одного лица, создаваемых в форме корпораций, то есть юридических лиц, в принципе ориентированных на нескольких участников, столкнулось на практике с рядом трудностей, вызванных тем, что отдельные правовые построения, созданные специально для организаций с несколькими участниками, не только не применимы к компаниям одного лица, но зачастую просто не согласуются с деятельностью такого рода организаций. Для снятия подобного противоречия законодатель исключает в отношении компаний одного лица действие некоторых правовых построений, ориентированных лишь на юридические лица, состоящие из нескольких участников, либо, напротив, вводит специальное правовое регулирование для компаний, состоящих из одного участника. Однако не всегда такие построения являются достаточно проработанными.

Вместе с тем, там, где законодатель детально не урегулировал тот или иной вопрос деятельности компании одного лица, решение может быть найдено исходя из указанного выше понимания назначения юридического лица, а также эволюции организаций торгового права.

Институт перехода прав на долу в уставном капитале ООО к обществу (такой переход может совершаться по различным основаниям, указанным в законе) представляет собой правовую конструкцию, ориентированную исключительно на хозяйственное общество, состоящее как минимум из двух участников. При этом подобный переход рассматривается как экстраординарная мера, допускаемая законодателем лишь в исключительных случаях, прямо предусмотренных законом (ст. 23, п.4 ст. 21, п.2 ст. 25 ФЗ об ООО), причем нахождение доли у общества разрешается не более предусмотренного законом срока (ст. 24 ФЗ об ООО). Более того, доля, поступившая к обществу, не наделяет само общество правами его участника, на время нахождения доли у общества права участия в ООО, предоставляемые такой долей, парализуются. Подобная доля в конечном счете должна обрести своего владельца в лице одного или нескольких существующих участников либо третьего лица, в противном случае она подлежит погашению, а уставный капитал в соответствующей части — уменьшению.

Однако на этом также не заканчиваются ограничения, связанные с обращением доли, перешедшей к обществу. Поскольку ООО, как любое иное юридическое лицо, существует лишь в интересах его участников, а не само по себе, то решение вопроса о том, кому перейдет подобная доля, также относится к ведению участников общества (оставшегося участника), следовательно, общество (в лице менеджеров) не может решить указанный вопрос самостоятельно. Здесь и открывается решение приведенного выше вопроса, а также ответ, почему институт перехода доли в уставном капитале ООО не применяется к обществам, состоящим из одного лица. Допущение перехода доли единственного участника ООО к обществу означало бы признание того, что общество может существовать само по себе и само выбирать, кто будет являться его участником. Таким образом, внутренняя логика корпоративного права была бы поколеблена у самого основания.

На основании изложенного можно прийти к общему заключению о недопустимости в принципе перехода прав на долю единственного участника ООО к обществу. Такой переход допускается лишь в случае, если в обществе на момент отчуждения доли участником имеется как минимум еще один участник. Для решения частных проблем, в том числе указанных в приведенном выше вопросе, должны использоваться иные правовые конструкции, а потому их рассмотрение должно проводится дифференцированно.———————————————

2. Исходя из указанного выше понимания института перехода прав на долю в уставном капитале ООО следует, что в случае неисполнения участником обязанности по оплате доли в уставном капитале общество не вправе самостоятельно избирать нового участника и передавать ему права участия, соответствующие неоплаченной части доли. Действующее законодательство об ООО (п.3 ст. 90 ГК РФ и п.2 ст. 16 ФЗ об ООО) в принципе исключают возможность полного неисполнения обязанности единственного участника по оплате доли в уставном капитале ООО. В отличие от общества, учрежденного как минимум двумя лицами, ООО, созданное одним учредителем, в силу п.2 ст. 7 и п.2 ст. 16 ФЗ об ООО в любом случаем должно иметь не только уставный капитал, оплаченный не менее, чем на половину, но и доля единственного участника будет оплачена в той части, что и уставный капитал общества (в ООО, состоящем из двух и более участников, вполне возможна ситуация, когда к моменту государственной регистрации общества и/или до истечения предусмотренного срока на оплату уставного капитала доля одного участника будет оплачена, в то время как доля другого – нет). Таким образом, в ООО, состоящем из одного лица, возможно лишь ненадлежащее исполнение обязанности по оплате уставного капитала, выражающееся в его неполной оплате в установленные сроки (с истечением таких сроков оплата уже не может признаваться правомерной – п.1 ст. 16 ФЗ об ООО, соответственно, до тех пор, пока срок на оплату не истек, вообще нельзя говорить о каких-либо нарушениях со стороны участника). Следовательно, по общему правилу нарушение участником его обязанностей в рассматриваемой ситуации сводится к тому, что им не внесено определенное имущество в размере, не превышающем половины размера уставного капитала общества (стоимость имущества, соответствующая неоплаченной части уставного капитала).

Указанное нарушение в зависимости от конкретных обстоятельств может влечь различные правовые последствия. В случае, если нарушение является исправимым при помощи института уменьшения уставного капитала, общество должно уменьшить уставный капитал до оплаченной части и зарегистрировать изменения в учредительные документы (п.2 ст. 20 ФЗ об ООО). Однако если уменьшение невозможно, к примеру, в случае, когда такое уменьшение приведет к падению размера уставного капитала ниже установленного законом минимального размера, должен ставиться вопрос о ликвидации подобного общества, поскольку увеличение уставного капитала в таком случае не допускается (п.1 ст. 17 ФЗ об ООО). При этом основанием для ликвидации в зависимости от обстоятельств конкретной ситуации могут служить как допущенные при создании ООО грубые нарушения закона, если эти нарушения носят неустранимый характер (п.2 ст. 61 ГК РФ – принудительная ликвидация по решению суда), так и нарушение требований ФЗ об ООО о соотношении размера уставного капитала с минимально установленным законом его размером (п.п.2, 5 ст. 20 ФЗ об ООО для добровольной ликвидации и п.2 ст. 61 ГК РФ, п.2, 5 ст. 20 ФЗ об ООО – для принудительной ликвидации по мотиву грубого нарушения закона).

В случае, когда при создании ООО были допущены более серьезные нарушения требований закона, выразившиеся в неоплате по тем или иным причинам даже половины уставного капитала общества, такого рода нарушения (до тех пор, пока законодательство будет содержать требование об обязательной оплате к моменту государственной регистрации общества как минимум половины его уставного капитала) не могут признаваться исправимыми,3 а потому соответствующее общество подлежит ликвидации по мотиву допущения грубых неустранимых нарушений закона при создании юридического лица (принудительная ликвидация по решению суда на основании п.2 ст. 61 ГК РФ).

Сохранение общества в подобной ситуации невозможно, пока не будут внесены соответствующие изменения в ФЗ об ООО. Однако курс на максимально возможное сохранение юридического лица, характерный для генезиса современного корпоративного права, находит проявление в отечественных условиях и в рассматриваемой сфере, а именно, в вопросах оплаты уставного капитала при учреждении хозяйственных обществ. Так, согласно абз.2 п.1 ст. 34 Федерального закона «Об акционерных обществах» (далее: ФЗ об АО) в новой редакции предусматривается правило, что не менее 50 процентов акций акционерного общества (далее: АО), распределенных при его учреждении, должно быть оплачено в течение трех месяцев с момента государственной регистрации общества. Соответственно, при учреждении АО его уставный капитал может быть вовсе не оплачен к моменту государственной регистрации АО. Указанное правило в совокупности с нормой4 п.1 ст. 34 ФЗ об АО позволяет продолжить существование даже такого АО, уставный капитал которого при учреждении был оплачен менее чем на половину.

В ФЗ об ООО содержится аналог абз.2 п.1 ст. 34 ФЗ об АО – это п.3 ст. 23 ФЗ об ООО,5 в соответствии с которым доля участника общества, который при учреждении общества не внес в срок свой вклад в уставный капитал ООО в полном размере, а также доля участника общества, который не предоставил в срок денежную или иную компенсацию, предусмотренную п. 3 ст. 15 ФЗ об ООО, переходит к обществу.6 Однако в ФЗ об ООО, в отличие от ФЗ об АО, содержится обязательное требование об оплате не менее половины уставного капитала к моменту государственной регистрации общества (п.2 ст. 16 ФЗ об ООО). Следовательно, до тех пор, пока ФЗ об ООО не будет в этой части синхронизирован с ФЗ об АО, указанное нарушение, допущенное при создании ООО (неоплата менее половины уставного капитала), будет выступать бесспорным основанием для принудительной ликвидации общества.

Напротив, если норма, аналогичная по содержанию абз.2 п.1 ст. 34 ФЗ об АО, будет введена в ФЗ об ООО, то даже неоплата единственным участником более половины доли в уставном капитале ООО в установленные сроки не будет являться основанием для ликвидации такого общества. Однако в любом случае решение о переходе доли единственного участника в неоплаченной части к другому лицу не может приниматься самим обществом, соответственно, даже при изменении законодательства об ООО неоплата более половины уставного капитала общества не будет являться основанием для ликвидации общества лишь тогда, когда единственным участником оплачена хотя бы какая-то часть уставного капитала, при полном неисполнении такой обязанности общество в любом случае подлежит ликвидации.

Здесь же следует учитывать, что переход доли единственного участника ООО в связи с ненадлежащим исполнением обязанности по оплате доли должен быть сопряжен с исключением участника из общества. Однако исключение участника из общества в силу ст. 10 ФЗ об ООО допускается лишь по требованию другого участника (участников), доля которого составляет не менее десяти процентов уставного капитала общества. В обществе, состоящем из одного участника, такое требование должно было бы заявляться обществом, однако ему подобного права, как следует из указанной нормы закона, не предоставлено. Из подобного понимания нормы ст. 10 ФЗ об ООО исходит и судебно-арбитражная практика.7

Как известно, нормы, ограничивающие гражданские права, распространительному толкованию не подлежат, а потому предоставление обществу, состоящему из одного участника, права на заявление иска об исключении единственного участника, даже со ссылкой на п.2 ст. 7 ФЗ об ООО не допускается. Таким образом, с позиций ст. 10 переход доли единственного участника к обществу также не допускается.————————————-

3. При обращении взыскания кредиторами на долю единственного участника в уставном капитале ООО доля также не переходит к обществу. Порядок обращения взыскания на долю участника регулируется ст. 25 ФЗ об ООО. Согласно п.1 названной статьи обращение взыскания на долю (часть доли) участника ООО в уставном капитале общества по долгам участника допускается только на основании решения суда при недостаточности другого имущества для покрытия долгов участника общества.8

При этом исходя из п.2 ст. 7 ФЗ об ООО к такого рода отношениям не подлежат применению правила п.2 ст. 25, предусматривающие возможность общества выплатить кредиторам такого участника действительную стоимость доли (части доли) участника общества, на имущество которого обращается взыскание. Не подлежат в данном случае также применению и нормы о выплате действительной стоимости доли единственного участника другими участниками, поскольку они в таком ООО отсутствуют. Следовательно, единственным способом обращения взыскания на долю (часть доли) по долгам единственного участника ООО при недостаточности имущества выступает ее продажа с публичных торгов (п.3 ст. 25, п.9 ст. 21 ФЗ об ООО).

Поскольку в доктрине гражданского права приобретение права собственности на публичных торгах традиционно рассматривается как первоначальный способ приобретения права, то для передачи прав на долю (часть доли) единственного участника ООО не требуется прекращения прав на нее с переходом их к обществу с последующей передачей доли (части доли) ее приобретателю на торгах; права на такую долю (часть доли) при продаже с торгов одновременно прекращаются у прежнего участника и возникают у ее приобретателя (ст. 237 ГК РФ). Исходя из подобных соображений законодатель в п.9 ст. 21 ФЗ об ООО предусмотрел, что при продаже доли (части доли) в уставном капитале ООО с публичных торгов приобретатель указанной доли (части доли) становится участником общества независимо от согласия общества или его участников. Соответственно, с продажей доли (части доли) на публичных торгах приобретатель доли (части доли) получает права единственного участника ООО (участника ООО наряду с прежним единственным участником ООО в известной части).

Таким образом, при обращении взыскания кредиторами на долю (часть доли) единственного участника ООО действующим законодательством разрешается лишь ее продажа с публичных торгов, переход прав на такую долю (часть доли) к обществу не допускается.——————————————

4. Поскольку выход участника общества из ООО всегда сопряжен с переходом прав на долю к обществу (п.2 ст. 26 ФЗ об ООО), исходя из п.2 ст. 7 ФЗ об ООО, а также приведенного выше понимания перехода прав на долю в уставном капитале ООО следует, что институт выхода участника также не применяется к обществам, состоящим из одного участника. На это же указывает буквальное содержание п.1 ст. 26 ФЗ об ООО.

Выход единственного участника должен был бы привести к ликвидации ООО, поскольку общество, как указывалось выше, не вправе самостоятельно избирать себе участников. Следовательно, при невозможности применения норм о выходе участника к обществам, состоящим из одного лица, должны соответственно применяться нормы о ликвидации юридического лица: добровольной ликвидации по решению его участника (абз.2 п.2 ст. 61 ГК РФ) либо принудительной ликвидации по решению суда в связи с допущенным грубым нарушением закона (абз.3 п.2 ст. 61 ГК РФ), если выход единственного участника был осуществлен, а его доля в уставном капитале незаконно перешла к обществу.

Таким образом, на основании изложенного следует прийти к заключению, что выход единственного участника из общества не допускается.

———————————————————————————
[1] Ronald H. Coase, The Problem of Social Cost, 3 J. L. & Econ. 1 (1960); Henry Hansmann and Reinier Kraakman, The Essential Role of Organizational Law, 110 Yale L.J. 387 (2000).
[2] Функ Я.И., Михальченко В.А., Хвалей В.В. Акционерное общество: история и теория (Диалектика свободы) Минск: «Амалфея», 1999.
[3] Ср. п.5 Обзора практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций) от 13.01.2000 № 50 // Вестник ВАС РФ 2000 №3.
[4] Согласно новой редакции п.1 ст. 34 ФЗ об АО акции, распределенные при его учреждении, должны быть полностью оплачены в течение года с момента государственной регистрации АО, если меньший срок не предусмотрен договором о создании АО. В случае неполной оплаты акций в течение указанного срока право собственности на акции, цена размещения которых соответствует неоплаченной сумме (стоимости имущества, не переданного в оплату акций), переходит к АО. При этом подобные акции должны быть реализованы АО не позднее одного года после их приобретения обществом, в противном случае АО обязано принять решение об уменьшении своего уставного капитала. Введение подобного механизма позволяет признавать размещенными акции, распределенные при учреждении АО, даже в случае, когда они не были оплачены, и не ликвидировать хозяйственное общество, когда еще не исчерпаны все возможные варианты для исцеления нарушений, допущенных при учреждении общества.
[5] Ср. постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.01.2000 № А56-25596/99 // Документ получен из СПС «КонсультантПлюс».
[6] Далее возможно два варианта: если доля перешла к обществу в связи с истечением установленного учредительным договором срока ее оплаты (п.1 ст. 16 ФЗ об ООО), который был определен меньшее одного года, то подобная доля может быть распределена между участниками в порядке ст. 24 ФЗ об ООО в рамках оставшегося до истечения первого года деятельности ООО срока. При распределении такая доля должна быть полностью оплачена. Если же доля перешла к обществу по истечении одного года с момента государственной регистрации общества, то вступают в действие правила п.2 ст. 20 ФЗ об ООО, согласно которым общество обязано объявить об уменьшении своего уставного капитала до фактически оплаченного его размера и зарегистрировать его уменьшение в установленном порядке, или принять решение о своей ликвидации. Таким образом, ФЗ об ООО, в отличие от ФЗ об АО в новой редакции, не позволяет производить оплату уставного капитала за рамками годичного срока с момента государственной регистрации общества.
[7] См.: Постановление Президиума ВАС РФ №10106/01 от 27.02.02 // Вестник ВАС РФ 2002 №5 с.63-64; постановление ФАС Восточно-Сибирского округа № А33-8700/99-С2-Ф02-278/2000-С2 от 06.03.2000 // документ получен из СПС «КонсультантПлюс»; п.28 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.96 №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ 1996 №9; подп. а п.17 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 09.12.99 №90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» // Вестник ВАС РФ 2000 №2.
[8] См.: постановление Президиума ВАС РФ № 1110/99 от 08.05.01 // Вестник ВАС РФ 2001 №8.——————————————

Д.И.Степанов
Адвокат, кандидат юридических наук

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26