Главная / Новости / Признание брачного договора недействительным и субсидиарная ответственность

Признание брачного договора недействительным и субсидиарная ответственность

Подписаться на новости

Продолжая тему, когда следует заботиться о защите личных активов, хочу рассмотреть столь популярный у тех, кого привлекают к субсидиарной ответственности, вопрос, а можно ли заключить брачный договор на случай, если привлекут к ней и не признают ли его недействительным.

Когда минимален риск признания брачного договора недействительным? Когда его заключать: до появления оснований для привлечения к субсидиарной ответственности; сразу после их возникновения; после признания должника банкротом; когда в арбитражный суд принял заявление о привлечении к субсидиарной ответственности?

Попробую ответить на эти вопросы

Понятно, что если брачный договор заключается для целей будущей защиты активов, то и само по себе его заключение может оставить супруга без имущества. Действительно, кто гарантирует, что супруг, которому перешла большая часть общего имущества супругов, будет всегда с тем, кто хочет защитить свои активы. Сегодня дружная семья, а завтра супруга с перешедшим ей по брачному договору имуществом просто расстанется с мужем и все, что нажито непосильным трудом пропадет.

Именно поэтому супруги пытаются заключить брачный договор тогда, когда высок риск привлечения к субсидиарке, но тогда возрастает и риск оспаривания такого договора. Иначе говоря, приходится выбирать из двух зол меньшее. А кто сказал, что жизнь простая вещь? А кто обещал, что будет легко? Отечественный бизнес – хождение по минному полю: тут и голодные налоговики; тут и бравые правохоронители; тут и различные надзирающие органы, всегда готовые что-нибудь предписать и за что-нибудь оштрафовать; тут в финальной стадии и злые кредиторы, и хитрый конкурсный управляющий. Удивляешься, как еще кто-то выживает в таком мире.

 

А теперь посмотрим основные тренды судебной практики, определяющие судьбу брачного договора, когда контролирующее должника лицо (далее – КДЛ) привлекают к субсидиарной ответственности.

Заключение брачного договора до возникновения оснований привлечения к субсидиарной ответственности

Дело № А41-49385/19

Горского Г.Р. привлекли к субсидиарной ответственности по обязательствам  ООО «Климатстрой» в сумме 10 430 398 рублей за непередачу документов конкурсному управляющему. Основания для привлечения Горского Г.Р. к субсидиарной ответственности возникли в январе 2016 года.

11.06.14 между Горским Г.Р. и Горской М.М. был заключен брачный договор.

В рамках процедуры банкротства Горского Г.Р. финансовый управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании данного брачного договора недействительным.

Суды пришли к выводу, что для признания сделки недействительной по заявленному основанию необходимо в числе прочего доказать наличие у должника неисполненных обязательств на дату совершения сделки.

10-й ААС, анализируя обоснованность требования финансового управляющего, исходил из следующего:

Обязательства Горского Г.Р., в связи с наличием которых было возбуждено производство по настоящему делу, возникли в связи с привлечением должника к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Климатстрой» в сумме 10 430 398 рублей 83 копейки в рамках дела № А40-5530/15.

При этом из определения Арбитражного суда г. Москвы от 25 сентября 2017 года по делу № А40-5530/15 следует, что основанием для привлечения Горского Г.Р. к субсидиарной ответственности послужило неисполнение им обязанности по передаче конкурсному управляющему ООО «Климатстрой» бухгалтерских и иных документов должника в связи с признанием его банкротом решением Арбитражного суда г. Москвы от 18 января 2016 года по указанному делу.

Таким образом, основания для привлечения Горского Г.Р. к субсидиарной ответственности возникли в январе 2016 года, а не на дату совершения оспариваемой сделки, как на то указывает финансовый управляющий Кабаева А.А.

Обязательства перед иными кредиторами на дату заключения брачного договора у Горского Г.Р. также отсутствовали. Как правильно указал суд первой инстанции, срок возврата займа по договору № 1 от 27.11.13, заключенному Горским Г.Р. и Кравченко П.С., на дату совершения оспариваемой сделки не наступил.

Таким образом, заключение брачного договора до возникновения требований, которые затем были включены в РТК, практически не содержит рисков оспаривания.

Заключение брачного договора после принятия заявления о признании должника банкротом, но до подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности

Дело № А02-714/2019

02.05.2017 между супругами Филипповыми было заключено соглашение о разделе общего имущества супругов. Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 21.06.2017 организация, в которой Филиппов был КДЛ, была признана банкротом. Заявление о признании должника банкротом было принято 13.12.2016. К субсидиарной ответственности Филиппов был привлечен в 2019 году.

Соглашение о разделе имущества, по которому практически все общее имущество было передано супруге Филиппова было признано судами недействительным.

Таким образом, заключение диспропорционального соглашения о разделе имущества супругов или брачного договора после принятия заявления о банкротстве должника.

Заключение брачного договора после появления оснований для привлечения к субсидиарной ответственности

Дело № А60-36700/2020

В данном деле было установлено, что брачный договор был заключен в период, когда организация, директором которой являлся один из супругов фактически является несостоятельной.

Оставляя определение суда первой инстанции без изменений, 17-й ААС в апелляционном постановлении исходил из следующего:

Чекрыгину А.Е., являвшемуся на дату заключения оспариваемого брачного договора директором ООО «НУЭСК», которое начиная с 2017 года имело неисполненные обязательства перед кредиторами, в частности перед ОАО «МРСКА Урала», и впоследствии признанное банкротом, должно было быть очевидным, что у общества по состоянию на дату заключения спорного брачного договора – 03.04.2018 имеются признаки неплатежеспособности.

Заключая оспариваемый брачный договор, должник обладал информацией о том, что имеется реальная возможность предъявления к нему требования о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам общества и взыскании убытков, что и произошло в последующем.

В то же время Чекрыгина Е.В. не могла не знать о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, поскольку на момент совершения оспариваемой сделки она являлась супругой должника, т.е. заинтересованным по отношению к должнику лицом в силу пункта 3 статьи 19 Закона о банкротстве она является заинтересованным лицом по отношению к должнику. Указанные факты в их совокупности с представленными документами, свидетельствуют о том, что заключение должником сделки по отчуждению ликвидных активов (двух квартир) на основании оспариваемого брачного договора, было связано исключительно с финансово-экономическим положением ООО «НУЭСК».

Таким образом, существует весомый риск оспаривания брачного договора даже если он был заключен до подачи заявления о признании организации-должника банкротом, если директору было очевидно, что наступила неплатежеспособность и имеются реальные основания предполагать, что его привлекут к субсидиарной ответственности

Заключение брачного договора после принятия заявления о привлечении к субсидиарной ответственности

Дело № А40-239688/2019

Данное дело интересно тем, что не предъявлялось требование о признании брачного договора недействительным, а суд взыскал в пользу организации-должника с супруги, получившей имущество по брачному договору, ущерб в размере ½ от полученного ей имущества.

Краткая фабула следующая.

10.01.2020 между Каменецким П.В. и Каменецкой Т.А. заключен брачный договор, в соответствии с которым стороны определили порядок владения, пользования и распоряжения имуществом, приобретенным сторонами в период брака. В соответствии с вышеперечисленными условиями брачного договора, в собственности Каменецкого П.В. остается имущество общей стоимостью 1 321 844 руб. В свою очередь, в собственность Каменецкой Т.А. переходит имущество общей стоимостью 47 891 190,48 руб.

Как видим, практически все имущество согласно условиям брачного договора перешло супруге.

Суды пришли к выводу, что обстановка заключения вышеуказанного брачного договора от 10.01.2020 между супругами также свидетельствует о том, что заключение настоящего соглашения не являлось стандартной процедурой, применяемой супругами с целью добровольного определения режима совместной собственности, а было направлено на сбережение активов семьи от обращения на них взыскания, поскольку указанный брачный договор был заключен ответчиками после принятия судом к рассмотрению заявления уполномоченного органа о привлечении Каменецкого П.В. к субсидиарной ответственности (определение о принятии заявления от 03.10.2019).

В постановлении АС МО по указанному делу говорится следующее:

Таким образом, условия брачного договора, а также обстановка его заключения, свидетельствуют о том, что Каменецкий П.В., осознавая ответственность в виде привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам должника ООО «АДВАНТЕК-Системы связи» и возможное обращение взыскания на долю в общем имуществе супругов, предпринимает действия по передаче совместно нажитого в браке имущества в личную собственность супруги Каменецкой Т.А., одновременно не теряя контроля над указанным имуществом.

Учитывая указанные факты, суды пришли к выводу о скоординированных действия супругов Каменецких по заключению брачного договора на невыгодных для Каменецкого П.В. условиях, а также в период рассмотрения заявления о привлечении Каменецкого П.В., Дузенко Ю.Л. к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «АДВАНТЕК-Системы связи», имели целью создание условий для невозможности получения кредиторами полного исполнения обязательств за счет имущества контролирующих лиц, виновных в банкротстве должника. 

В итоге суды пришли к редкому в практике решению. Они исходили из того, что супруга причинила вред кредиторам и основывали свое решение на ст. 1064 ГК РФ. Получается, что заключение брачного договора с целью причинить вред кредиторам явилось основанием деликтной ответственности супруги в размере половины стоимости перешедшего к ней имущества.

Вывод простой. Диспропорциональный брачный договор, заключенный в период рассмотрения дела о привлечении к субсидиарной ответственности точно не принесет никакой пользы и не защитит активы.

Таким образом, избежать рисков признания брачного договора недействительным возможно только в случае, если он был заключен до возникновения оснований привлечения к субсидиарной ответственности. Поэтому соломку надо стелить до падения, а не после, когда уже поздно.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26