Главная / Для подписчиков / Пристав установил запрет, не предусмотренный законом. Шесть ситуаций, в которых должник сможет его оспорить

Пристав установил запрет, не предусмотренный законом. Шесть ситуаций, в которых должник сможет его оспорить

Приставы часто по своей инициативе применяют меры принудительного исполнения, не предусмотренные ни федеральными законами, ни исполнительными документами. Теоретически закон предоставляет им такую возможность, но с определенными ограничениями.

В этой статье:
1. Должен ли запрет пристава соответствовать предмету исполнения
2. В каких случаях суд сочтет ограничение регистрационных действий правомерным
3. Вправе ли пристав запретить голосовать долями в уставном капитале

Приставы часто по своей инициативе применяют меры принудительного исполнения, не предусмотренные ни федеральными законами, ни исполнительными документами. Теоретически закон предоставляет им такую возможность, но с определенными ограничениями. Между тем во многих случаях такие меры необоснованно ограничивают права должников и не способствуют достижению целей исполнительного производства. Рассмотрим, в каких случаях должнику удастся оспорить применение подобных мер.

V- Пристав выбирает меру принудительного исполнения с учетом четырех факторов

Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон № 229-ФЗ) предусматривает два схожих правовых понятия — «исполнительные действия» и «меры принудительного исполнения» (ст.ст. 64 и 69).

Исполнительные действия призваны создать условия для применения мер принудительного исполнения, а также понудить должника полностью и своевременно исполнить требования исполнительного документа. Перечень исполнительных действий является открытым.

Меры принудительного исполнения указываются в исполнительном документе, либо их применяет пристав после возбуждения исполнительного производства и истечения срока для добровольного удовлетворения требований, получения с должника имущества, которое подлежит взысканию по исполнительному документу.

Перечень мер принудительного исполнения предусмотрен ст. 69 Закона № 229-ФЗ и включает в себя:

1) обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги, а также на периодические выплаты, которые должник получает в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений (в том числе изъятие имущества, присужденного взыскателю);

2) обращение взыскания на имущественные права должника, в том числе на право получения платежей по исполнительному производству, в котором он выступает в качестве взыскателя, на право получения платежей по найму, аренде, а также на исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, право требования по договорам об их отчуждении и использовании;

3) наложение ареста на имущество должника, которое находится у должника или у третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества;

4) обращение в регистрирующий орган для регистрации перехода права на имущество, в том числе на ценные бумаги, с должника на взыскателя;

5) совершение от имени и за счет должника действия, указанного в исполнительном документе, если это действие можно совершить без личного участия должника;

6) иные действия, предусмотренные федеральным законом или исполнительным документом.

Таким образом, приставы вправе применять меры принудительного исполнения, которые не указаны в Законе № 229-ФЗ, но содержатся в исполнительном документе либо предусмотрены иными федеральными законами.

Это означает, что норма, посвященная мерам принудительного исполнения, носит отсылочный характер, не может применяться сама по себе и не позволяет приставу применять меры принудительного исполнения по своему усмотрению, если их принятие не обусловлено законом или исполнительным документом.

Указанное ограничение является очень важным, так как меры принудительного исполнения ограничивают права и свободы граждан. Поэтому при их применении нужно исходить из конституционно-правового положения о приоритете прав и свобод человека и недопустимости их ущемления.

Пристав выбирает меру принудительного исполнения в зависимости от ряда факторов. Так, мера принудительного исполнения должна:

— соответствовать требованиям исполнительного документа;

— быть наиболее приемлемой для своевременного и полного исполнения требований исполнительного документа;

— гарантировать права и законные интересы участников исполнительного производства;

— соответствовать закону.

Но на практике судебные приставы-исполнители зачастую применяют меры принудительного исполнения и в отсутствие перечисленных факторов, по своему собственному усмотрению.

Допустимость применения мер принудительного исполнения, напрямую не предусмотренных законом об исполнительном производстве, вытекает из следующего:

1) возможность и необходимость совершения аналогичного действия должны быть прямо предусмотрены в законе либо вытекать из него;

2) мера должна быть направлена только на своевременное и правильное исполнение требований исполнительного документа по возбужденному исполнительному производству;

3) такая мера не должна вступать в противоречие с иными нормами Закона № 229-ФЗ;

4) содержание меры должно соответствовать принципам исполнительного производства, закрепленным в ст. 4 Закона № 229-ФЗ, гарантировать соблюдение прав сторон исполнительного производства и иных лиц;

5) решение судебного пристава-исполнителя должно быть оформлено соответствующим постановлением (ст. 14 Закона № 229-ФЗ).

Рассмотрим наиболее часто применяемые меры принудительного исполнения, не указанные в законе, и практику их оспаривания в суде.

V- Запрет на совершение регистрационных действий в отношении недвижимого имущества должника

Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования или изъятие имущества (ч. 4 ст. 80 Закона № 229-ФЗ).

Вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом пристав-исполнитель определяет в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования и других факторов.

Ограничение права пользования недвижимым имуществом включает в себя и запрет на совершение регистрационных действий в отношении него.

Таким образом, напрямую данная мера не предусмотрена ни Законом № 229-ФЗ, ни отдельным федеральным законом.

Правомерность применения данной меры подтвердил Конституционный суд РФ: в качестве одного из исполнительных действий, совершаемых судебным приставом-исполнителем в ходе исполнительного производства и направленных в том числе на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе, установлено наложение ареста на имущество должника, элементом которого является запрет на совершение регистрационных действий в отношении этого имущества. Такого рода запрет налагается в целях обеспечения исполнения исполнительного документа и предотвращает выбытие из владения должника имущества, на которое впоследствии можно обратить взыскание (определение от 23.06.2016 № 1392-О).

Подобный подход нарушает права и законные интересы должников, поскольку запрет должнику совершать те или иные действия правомерен лишь в случае, если он применен на основании соответствующего судебного акта, а не по произвольному решению судебного пристава. Это утверждение вытекает из содержания закона. Ни Закон № 229-ФЗ, ни иные федеральные законы не содержат полномочия пристава-исполнителя выносить постановления о запрете совершать какие-либо действия в качестве отдельного процессуального действия.

Поскольку запрет на регистрационные действия в отношении недвижимого имущества ограничивает права собственника на его отчуждение, такой запрет можно применять лишь в исключительных случаях. Иначе права должника как лица, участвующего в исполнительном производстве, подлежат защите.

Как указывают суды, запрет на совершение регистрационных действий соразмерен имеющейся задолженности, если одновременно с ним не налагается арест на соответствующее имущество должника.

Поскольку запрет на совершение регистрационных действий не препятствует должнику пользоваться соответствующим имуществом, ограничивая лишь право распоряжаться им, суды не признают действия судебного пристава-исполнителя незаконными (постановления АС Волго-Вятского округа от 18.09.2015 по делу № А82-16100/2014, от 11.07.2016 по делу № А43-340/2016, 9ААС от 26.12.2016 по делу № А40-167405/16).

Между тем в ряде случаев суды удовлетворяют подобные требования, если остаточная стоимость объектов, на которые наложен запрет совершать регистрационные действия, значительно превышает задолженность по исполнительному производству. В подобных случаях суды указывают, что:

— действия судебного пристава-исполнителя чрезмерны и ущемляют права должника (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 23.01.2014 по делу № А11-3488/2013, от 19.05.2014 по делу № А11-5972/2013, АС Волго-Вятского округа от 02.06.2015 по делу № А82-11191/2014);

— запрет не соответствует пределам обеспечительных мер, которые приняты судом и не содержат запрета на совершение регистрационных действий в отношении спорного имущества (постановление АС Дальневосточного округа от 25.02.2016 по делу № А51-17434/2015);

— из-за наложения запрета на регистрационные действия по отчуждению объектов недвижимости организация не может исполнить свои обязательства перед участниками, которые полностью оплатили свой пай (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.11.2009 по делу № А75-3339/2009).

V- Запрет на прохождение технического осмотра в отношении автотранспортных средств

В одном деле суд отказался признать незаконным постановление пристава-исполнителя о запрете на прохождение технического осмотра транспортных средств. Суд округа указал, что оспариваемое постановление не является мерой принудительного исполнения судебного акта, направленной на обращение взыскания на транспортные средства, а вынесено судебным приставом исключительно с целью обеспечить исполнение требований взыскателя по исполнительному документу (постановление ФАС Центрального округа от 21.02.2014 по делу № А62-4975/2013).

Вывод окружного суда в данном случае спорный. Указанный вид исполнительных действий не предусмотрен не только Законом № 229-ФЗ, но и иными федеральными законами.

Запрет на прохождение техосмотра нельзя назвать действиями, направленными на создание условий для применения мер принудительного исполнения. Таких условий эти действия не создают. При этом они наносят ущерб не только владельцу транспортного средства, но и окружающим, и в случае, если не сочетаются с иными исполнительными действиями, просто бессмысленны.

V- Запрет на перемещение имущества через таможенную границу

Суды признают незаконными постановления приставов о запрете таможенным органам допускать вывоз имущества должника за пределы территории РФ.

Суды указывают, что любой случай ограничения права перемещать товары через границу должен прямо предусматриваться действующим законодательством (в частности — Таможенным кодексом РФ).

При этом такое ограничение должно иметь конкретную форму и не должно ставиться в зависимость от усмотрения государственных органов и должностных лиц. Данная мера принудительного исполнения должна быть указана в исполнительном листе (постановления 9ААС от 25.02.2011 по делу № А40-143384/09-21-1033, от 25.02.2011 по делу № А40-161123/09-145-580).

Кроме того, суды подчеркивают, что законодательство в области таможенного оформления товаров, а также исполнительного производства не предоставляет судебному приставу права производить данные запреты (постановление 9ААС от 27.01.2011 по делу № А40-161121/09-119-1166).

Вместе с тем имеется и противоположная судебная практика. При этом суды обосновывают свою позицию тем, что установленный в обжалуемом постановлении запрет направлен не на исполнение требований исполнительного листа, а на возможность совершения приставом исполнительных действий (постановление 9ААС от 26.05.2010 по делу № А40-161104/09-154-1083).

V- Запрет на совершение регистрационных действий в отношении учредительных документов общества

Суды признают недействительными постановления пристава о запрете обществу совершать регистрационные действия в отношении учредительных документов, а также вносить изменения в ЕГРЮЛ.

По мнению судов, такие постановления не связаны с предметом исполнительного документа, не направлены на обеспечение исполнения решения и не приведут к достижению результата, с которым данная мера принудительного исполнения связана. Кроме того, это препятствует предпринимательской деятельности общества (постановления ФАС Северо-Западного округа от 15.05.2014 по делу № А56-46319/2013, 9ААСот 23.06.2014 по делу № А40-2135/14, 11ААСот 25.01.2017 по делу № А55-23827/2016).

Встречаются и иные обоснования судов. Так, суды ссылаются на то, что пристав нарушил принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения. Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что общество уклонялось от исполнения решения суда путем внесения изменений в сведения о заявителе в ЕГРЮЛ (постановления 9ААС от 18.02.2013 по делу № А40-88117/12-92-805, АС Московского округа от 03.08.2016 по делу № А40-199444/2015).

В других делах суды указывали, что спорная мера создает препятствия к исполнению требований исполнительного документа, поскольку ограничивает нормальную хозяйственную деятельность должника, необходимую в том числе для расчетов с взыскателем (постановления АС Московского округа от 27.01.2015 по делу № А40-33966/14, от 03.08.2016 по делу № А40-199444/2015, от 31.08.2016 по делу № А40-4137/2016).

В ряде дел суды указывали, что судебный пристав-исполнитель не обосновал необходимость запрета всех, а не только ликвидационных и регистрационных изменений в ЕГРЮЛ, не привел доказательств того, что реорганизация общества существенно затруднит процесс исполнения требований исполнительного документа (постановление АС Московского округа от 18.11.2015 по делу № А40-3762/2015).

Имеется и обратная судебная практика. Отказывая в признании недействительным запрета на совершение регистрационных действий, суды исходят из того, что данный запрет — не мера принудительного исполнения, а исполнительное действие, не предусмотренное законом, что не исключает возможности его применения (постановление 17ААС от 05.02.2015№ 17АП-17795/2014-АК).

Кроме того, общество не представило доказательств, подтверждающих нарушение его прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности оспариваемым постановлением (постановление АС Московского округа от 06.09.2016 по делу № А40-204126/2015).

V- Запрет на изменение данных о генеральном директоре общества

Обосновывая данную меру, судебные приставы-исполнители указывают, что в случае уклонения от исполнения судебного акта руководителя организации-должника можно привлечь к ответственности.

Запрет на совершение регистрационных действий препятствует смене руководителя и уходу от ответственности, что будет способствовать исполнению и не позволит должнику уклониться от погашения долга в ущерб интересам взыскателей.

При этом запрет накладывается конкретно на смену руководителя организации-должника, что соответствует целям исполнительного производства, а не на любые регистрационные действия.

Однако суды отрицательно относятся к такой мере принудительного исполнения, как запрет вносить в ЕГРЮЛ сведения о генеральном директоре общества, и признают ее незаконной (постановление АС Московского округа от 23.01.2017 по делу № А40-15772/2016).

Как указывают суды, накладываемые приставом ограничения должны создавать условия для исполнения указанных в исполнительном документе действий и не входить в противоречие с принципами гражданского и иных отраслей права.

Нужно обосновать, каким образом данный запрет способствует появлению денежных средств, иного имущества, необходимых для исполнения требований исполнительного документа.

Запрет на смену генерального директора не только не создает условия для исполнения судебного акта, но, напротив, может создать препятствия для юридического лица при ведении хозяйственной деятельности в связи с истечением срока полномочий действующего директора.

Принудительный труд в нашей стране запрещен законом (ст. 37 Конституции РФ, ст. 4 ТК РФ). Поэтому принудить к исполнению обязанностей генерального директора нельзя.

Между тем отсутствие гендиректора создает препятствие в совершении сделок, заключении (расторжении) трудовых договоров, обслуживании должника в банках, то есть фактически парализует деятельность организации.

Представляется, что наиболее качественное обоснование по этому вопросу привел Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 28.03.2016 по делу № А40-176032/15. В данном деле общество-должник досрочно прекратило полномочия прежнего генерального директора и назначило нового. В связи с запретом на совершение регистрационных действий общество не имело возможности внести соответствующие изменения в ЕГРЮЛ.

Суд подчеркнул, что сведения в ЕГРЮЛ о генеральном директоре не являются имуществом, а регистрация изменений об исполнительном органе носит уведомительный характер.

Исходя из принципов ведения ЕГРЮЛ, сведения в нем должны быть достоверными. Запрет судебного пристава-исполнителя на регистрацию изменений в ЕГРЮЛ может вводить в заблуждение третьих лиц в отношении полномочий лица, имеющего право действовать без доверенности от имени общества.

Таким образом, постановление пристава не соответствует действующему законодательству, поскольку запрет на регистрацию смены учредителей (участников) и генерального директора существенно ограничивает права самих учредителей и гендиректора, а также неопределенного круга третьих лиц.

V- Запрет голосовать долями в уставном капитале общества

Суды очень редко одобряют применение данной меры. При этом она всегда дополняется запретом на регистрацию изменений в ЕГРЮЛ.

Данная мера характеризуется тем, что практически парализует хозяйственную деятельность общества, нанося при этом ущерб, несопоставимый с интересами исполнения исполнительного документа.

В связи с этим должник получает право взыскать убытки, вызванные незаконными действиями государственных органов, в порядке ст. 1069 ГК РФ.

В одном из дел суд признал незаконным запрет на регистрацию изменений в ЕГРЮЛ и запретил голосовать долями в уставном капитале общества. Суд счел, что судебный пристав не представил доказательств того, что отсутствие таких запретов затруднит или сделает невозможным процесс исполнения требований исполнительного документа (постановление 9ААС от 29.08.2016 по делу № А40-71041/16).

Таким образом, когда судебные приставы ответственно подходят к выбору каждой меры принудительного исполнения, сужая ее пределы только минимально необходимыми рамками и сопоставляя их с возможным ущербом для должника, постановления судебных приставов о применении мер принудительного исполнения, не предусмотренных Законом № 229-ФЗ, иными законами и исполнительными документами, признаются судами законными и обоснованными.

V- Запрет пристава может быть несоразмерен объему требований взыскателя

На практике часто встает вопрос, применяется ли к применяемым судебными приставами мерам принудительного исполнения предусмотренный ст. 4 Закона № 229-ФЗ принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.

В одном деле суд не принял во внимание довод заявителя о том, что ограничение в отношении недвижимого имущества, общая стоимость которого значительно превышает размер взыскиваемого долга, незаконно. Суд исходил из анализа положений Закона № 229-ФЗ и пришел к выводу, что правило о соразмерности стоимости имущества должника сумме задолженности применяется исключительно при обращении взыскания на данное имущество.

Запрет распоряжаться имуществом не является частью действий по обращению взыскания на имущество должника. Следовательно, запрет распоряжаться имуществом должника, даже если его стоимость превышает сумму долга, не противоречит действующему законодательству (постановление 11ААС от 22.01.2014 по делу № А72-11126/2013).

В другом деле суд отказался признать незаконным запрет пристава совершать регистрационные действия в отношении уставного капитала.

По мнению суда, данная мера обеспечивает необходимый баланс интересов сторон исполнительного производства и является действием, направленным на понуждение должника исполнить требования исполнительного документа, а не мерой принудительного исполнения. В связи с этим принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения не нарушен (постановление 17ААС от 05.02.2015№ 17АП-17795/2014-АК).

Еще в одном деле суд отклонил доводы заявителя о том, что запрет пристава не связан с предметом исполняемого требования, не обеспечивает реализацию целей обеспечительных мер и взыскание денежной суммы.

Суд подчеркнул, что Закон № 229-ФЗ, определяя полномочия судебных приставов-исполнителей, не связывает устанавливаемые запреты на регистрационные действия, в том числе внесение в ЕГРЮЛ данных о смене генерального директора, с предметом исполнения. В связи с этим не имеет значения, что по исполнительному производству с должника взыскивается денежная сумма, а установленные ограничения касаются правоспособности юридического лица.

Пристав вправе ограничить возможность вносить изменения в ЕГРЮЛ и совершать иные действия, если они направлены на уклонение от взыскания долга в целях создать условия для применения мер принудительного исполнения, а также понудить должника исполнить требования исполнительного документа.

В данном случае запрет наложен не на любые регистрационные действия, а только направленные на уменьшение уставного капитала, совершение сделок с имуществом и смену руководителя организации-должника. Это соответствует целям исполнительного производства, поскольку препятствует должнику совершить данные регистрационные действия в ущерб интересам взыскателя (постановление АС Московского округа от 23.01.2017 по делу № А40-15772/2016).
*************************************************************************************

ИНТЕРЕСНОЕ ликвидации фирм // Ликвидация компании через офшор: инструкция по применению

Ликвидация компании через офшор — альтернативная схема закрытия ООО, позволяющая недорого прекратить деятельность предприятия в Москве в рамках российских законов, и обладающая преимуществом, состоящим в исключительной быстроте её реализации.

Привлекательность использования возможностей офшоров заключается в эффективном налоговом планировании, защите капитала от административного давления и многих других преимуществах по сравнению с национальной юрисдикцией. Однако, лишь немногие знают, что существует и такая процедура как ликвидация компании через офшор, причем популярность использования такой схемы при прекращении деятельности отечественных ООО, а также ПАО и НАО постоянно растет.

👉Цена ликвидации бизнеса от 35.000 рублей. Получить бесплатную консультацию наших специалистов, узнать примерную стоимость процедур, а также их сроки вы можете прямо сейчас: тел. +7 (495) 258-00-38

Если Ваша компания не осуществляет деятельности, и Вы намерены закрыть ее оперативно одним из альтернативных способов ликвидации компании, не вступая в длительную процедуру добровольной ликвидации компании, но при этом хотите избежать рисков, связанных с покупателями-резидентами, рекомендуем Вам способ «ликвидации компании через офшор».

Суть данного способа ликвидации компании заключается в продаже компании иностранному покупателю и смене генерального директора на иностранное лицо.

При этом термин «ликвидация» применяется условно, поскольку компания не исключается из Единого государственного реестра юридических лиц, и продолжает стоять на учете в налоговом органе и внебюджетных фондах, но ответственность за ее дальнейшую деятельность несет новый собственник и руководитель.

Мы предлагаем смену участника общества на иностранного инвестора (оффшорную компанию), и смену руководителя на нерезидента Российской Федерации.

Собственно сама ликвидация компании через офшор экономически представляет собой продажу 100 процентов акций ликвидируемой компании юридическому лицу – нерезиденту, зарегистрированному как раз в одной из офшорных зон по всему миру. Российские налоговые органы, таким образом, не обладают какой-либо информацией о такой компании и ее собственниках, так как она не имеет собственных филиалов и иных подразделений на территории РФ. В силу этого обстоятельства, подобная сделка лишена большинства рисков ликвидации путем продажи российскому юридическому лицу и, к тому же, может быть завершена в более короткие сроки. Офшорная компания, которая приобретает ликвидируемую компанию, регистрируется на иностранных граждан. Так как компания не попадает под российскую юрисдикцию, ликвидация компании через офшор – лучший способ для прекращения деятельности предприятия, имеющего большую налоговую задолженность. После завершения сделки по продаже компании предыдущие собственники не несут какой-либо ответственности ни за задолженность, ни за отчетность по своей бывшей компании.

Регламент проведения

Процедура ликвидации компании через офшоры не является фактическим прекращением бизнеса. В реальности просто происходит смена состава участников компании. Очень часто в дальнейшем меняется направление деятельности, политика организации.

Реализацию процесса можно представить в виде четырех этапов:

— Выбрать офшорную компанию-правопреемника, обращая внимания на ее репутацию и отдавая предпочтение тем иностранным организациям, которые нечасто совершают подобные сделки.
— Придерживаться регламентированного порядка предоставления документации в регистрирующие органы и соблюдать правила заполнения справок, сопроводительных писем, заявлений и форм.
— Предварительно подготовить бухгалтерские и учредительные документы, проверить наличие обязательных отчетов и удостовериться в том, что произведены выплаты по внебюджетным фондам.

Сроки ликвидации компании через офшор

Ликвидация компании через офшор путем постепенной смены участников и руководящего состава занимает один месяц. Продолжительность процедуры обусловлена необходимостью регистрации изменений на каждом из этапов: ввода инвестора, внесения вкладов со стороны офшорной компании, выведения старых участников, и переизбрания генерального директора.

Срочная ликвидация компании через офшор возможна через продажу полного пакета уставного капитала ООО, услуга при этом стоит столько же, сколько закрытие методом вовлечения иностранных инвестиций с постепенным выводом участников.

Ускоренная процедура позволяет избавиться от предприятия в течение одного календарного месяца, что связано с отсутствием некоторых пунктов в классическом алгоритме.

Однако этот метод имеет массу нюансов, поэтому применять его следует крайне осторожно, привлекая опытных юристов, которые подберут офшорную компанию с хорошей репутацией и помогут подготовить пакет документов в соответствии с требованиями, выдвигаемыми ФНС.

Взгляд со стороны

Ликвидация компании через оффшоры, как любое мероприятие, реализуемое по отношению к предпринимательской деятельности, имеет свои плюсы и минусы. Среди преимуществ стоит отметить возможность первоначальных учредителей освободиться от обязательств, обременений.

Процедура протекает быстро, без дополнительных рисков, затрат. Нет необходимости создавать ликвидационную комиссию, публиковать уведомления в газете, направлять письма кредиторам. Не составляется ликвидационная отчетность. Компания переходит в собственность иностранца, получает новый потенциал для развития.

Самый главный отрицательный момент такой ликвидации компании – сохранение записи в едином госреестре. Руководство, должностные лица, учредители остаются ответственными за совершенные ранее действия.

Риски ликвидации ООО через оффшор и их снижение

Основной риск ликвидации ООО через оффшор — поскольку согласно закону смена учредителя через отчуждение долей возможна только с целью ведения коммерческой деятельности, ИФНС зачастую находит веские основания для судебного иска, а суд — для признания сделок незаконными. Также возможно признание недействительной и купли-продажи компании.

Если налоговой инспекции в суде удастся доказать, что учредители ООО пытаются путем продажи доли в уставном капитале уклониться от уплаты налогов, то такая сделка может быть признана незаконной.

При наличии таких факторов, как отсутствие данных аудиторской проверки, наличие крупной кредиторской задолженности, подозрительные платежи по банковским счетам общества, участие привлекаемой оффшорной компании в аналогичных предприятиях, суд вполне может признать сделку по продаже доли в уставном капитале недействительной.

Передача доли в уставном капитале иностранному собственнику не всегда является основанием для освобождения от претензий к предыдущим собственникам со стороны налоговых органов и кредиторов.

Если сделка по продаже доли в уставном капитале будет признана судом недействительной, то к предыдущим собственникам могут быть предъявлены претензии со стороны кредиторов и государственных органов.

Избежать негативных последствий поможет соблюдение следующих условий:

— новый учредитель должен иметь соответствующую репутацию и не должен ранее принимать участие в подобных сделках;
— отсутствие нарушений ведения бухгалтерского учета перед совершением сделки, а также желательно проведение аудиторской проверки;
— соблюдение всех процедур, установленных законодательством РФ.

Часто задаваемые вопросы

1. Как минимизировать риски ликвидации ООО через оффшор?

При ликвидации через оффшор мы:

Подбираем безупречного в плане деловой репутации оффшорного покупателя – физическое или юридическое лицо
Строго соблюдаем российское гражданское и налоговое законодательство
Проводим сделку по российской юрисдикции с соблюдением всех требований законодательства

2. Что входит в услугу ликвидации ООО через оффшор?

Услуга ликвидации ООО через оффшор включает в себя:

Предложения по выбору оффшорного участника ООО
Оформление пакета документов для ввода нового участника и смены руководителя ООО
Нотариальное заверение документов по месту нахождения оффшорного участника
Нотариальный перевод документов, доставка документов из страны оффшора
Подачу и получение документов в ИФНС

3. Какие документы необходимы для ввода иностранного участника при оффшорной ликвидации ООО?

Необходимы следующие документы:

Заявление оффшорного лица о желании стать участником ООО
Решение участников (единственного частника) ООО об увеличении уставного капитала за счет взноса оффшорного участника
Новая редакция Устава Общества
Документ (приходно-кассовый ордер), подтверждающий оплату взноса оффшорным участником
Доверенность юристу, выданная оффшорным участником, для представления его интересов в России
Заявление по форме Р13001, подписанное действующим директором ООО

4. Какие документы необходимы для вывода российского участника и смены руководителя ООО?

Необходимы следующие документы:

Заявление о выходе из состава участников ООО
Решение единственного оффшорного участника о назначении нового руководителя ООО
Заявление по форме P14001 от оффшорного участника. Заявление переводится на русский язык и нотариально заверяется в оффшоре
Доверенность юристу, выданная оффшорным участником, для представления его интересов в России

5. Можно ли ликвидировать ООО через оффшор без проверки бухгалтерской отчетности?

Можно. Смена участника и руководителя не является основанием для внеплановой проверки.

Заключение:

Таким образом, ликвидация компании через оффшор – это специфическая и необычная процедура, требующая точного знания законодательства и учета многих факторов. Она сопровождается многочисленными рисками, поэтому надо аккуратно подходить к выбору иностранных инвесторов, чтобы они были надежными компаниями или частными лицами.

Вариант ликвидации компании, который предлагает наш Центр — перевод предприятия на наемных учредителей с заменой генерального директора на иностранную управляющую компанию, либо на иностранного наемного директора. Суть заключается в том, что права и обязанности учредителей ликвидируемого ООО переходят новым учредителям, иностранцам, назначается новый генеральный директор и бухгалтер.
Главный плюс такой ликвидации компании — небольшие сроки и стоимость. Суть такого перевода заключается в том, что по законодательству РФ ответственность за деятельность организации несет Генеральный директор и бухгалтер (в финансовом плане), а в специально предусмотренных случаях и учредитель. После осуществления сделки купли-продажи, или передачи доли Обществу вся ответственность переходит новому учредителю и ген. директору. Вы же получаете полный комплект документов, подтверждающих, что предприятие прошло перерегистрацию и перешло к новому собственнику, иностранцу.

Поможем официально закрыть вашу компанию за 20 дней!

👉Цена ликвидации бизнеса от 35.000 рублей. Получить бесплатную консультацию наших специалистов, узнать примерную стоимость процедур, а также их сроки вы можете прямо сейчас: тел. +7 (495) 258-00-38
*************************************************************************************

P.S. Как не стоит ликвидировать компанию, которая больше не нужна

Ликвидировать компанию через стандартную процедуру, которая отнимает много времени и денег, потому что перед кредиторами придется выполнить все обязательства.

Если в компании нет денег, можно попробовать банкротство, процедура тоже сложная, есть риск нарваться на уголовную ответственность. Еще суд может взыскать долги с тех, кто виноват в банкротстве, применив субсидиарную ответственность учредителей и других лиц по долгам их обанкротившихся предприятий. В опасности и предприниматели, и директора, и их заместители, и главные бухгалтеры.

Чтобы для них ликвидация компании не обернулась "головной болью", многие консультанты советуют схемы с однодневками и номинальными директорами путем смены директора и участника на другого человека. К примеру, цена на альтернативную ликвидацию компании через сделку купли-продажи доли со сменой директора в Москве стоит в среднем 45 000 руб., процедура занимает неделю-две.

Но сейчас эти варианты не просто нерабочие, но и автоматически подтягивают ответственность по Уголовному кодексу. Крайне опасно ликвидировать компанию через переоформление на номинального директора или присоединение к однодневке. В первом случае грозит ответственность по ч.2 ст.173.2 УК РФ — до 3-х лет лишения свободы. Во втором случае — по ст.173.1 УК РФ, со сроком заключения до 5 лет.

ФНС в таких делах активно помогает следователям, выявляя однодневки по критерию “массовый директор”, “массовый адрес”. Следователи обращаются и к таможенной службе, которые контролируют всю цепочку уплаты НДС. Свой вклад вносит прозрачность сделок, которую реализую онлайн-кассы.

Так что единственным на сегодня способом “альтернативной ликвидации компании” можно считать вывод компании на офшор.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26