Главная / Для подписчиков / Прекращение договора в одностороннем порядке: риски и возможности после 1 июня 2015

Прекращение договора в одностороннем порядке: риски и возможности после 1 июня 2015

Одно из условий договора, на наличие которого многие компании обращают внимание при его подписании — это положение о выходе из договорных отношений в одностороннем порядке. Если сторона заинтересована в получении реальной возможности реализовать впоследствии это право, важно при согласовании текста договора уделять пристальное внимание не только наличию такого пункта, но и его формулировкам.

О важных нюансах таких формулировок, о рисках и возможностях установления платы за выход из сделки, а также о том, как повлияли и как должны повлиять в перспективе на практику поправки в ГК РФ о прекращении договора по инициативе одной стороны, подробно рассказали спикеры на конференции «Реформа общей части обязательственного права: первые результаты», организованной Исследовательским центром частного права им. С.С. Алексеева.

Разграничение способов одностороннего прекращения договора: практическая значимость

Роман Бевзенко, к.ю.н., профессор РШЧП напомнил, что кодекс содержит два способа прекращения действующих договорных связей между сторонами — расторжение от договора и отказ от договора. Расторгнуть договор можно либо по соглашению сторон, либо в одностороннем порядке — по решению суда.

Односторонний отказ отличается от расторжения договора в одностороннем порядке: это заявление, которое прекращает действующий договор. По словам спикера, разграничение отказа от расторжения имеет важное практическое значение. Дело в том, что стороны контракта часто смешивают эти два способа прекращения договора и формулируют договорное условие следующим образом: «сторона вправе в одностороннем порядке потребовать расторжения договора». В этом случае сложно однозначно определить, о чем они договорились. Слово «одностороннее» говорит о том, что это отказ, а слово «расторжение» указывает на соглашение сторон или решение суда. Тем самым, наличие такого пункта в договоре влечет риски судебной интерпретации договора — неизвестно, как это положение интерпретирует в случае спорной ситуации суд.

В подтверждение этих слов Роман Бевзенко привел пример из практики ВАС РФ. В одном из дел по условиям долгосрочного договора аренды, зарегистрированного в Росреестре, при невнесении арендатором установленной оплаты, арендодатель вправе в одностороннем порядке потребовать расторжения договора. Арендодатель написал арендатору письмо о расторжении договора и обратился в Росреестр для погашения записи. Росреестр отказал в регистрации расторжения договора, поскольку истолковал условие договора таким образом: стороны имели в виду именно расторжение (хотя и одностороннее), а в соответствии с ГК РФ расторгнуть договор можно по только соглашению сторон или по решению суда. Но Президиум ВАС РФ с таким толкованием не согласился и указал, что в выражении «одностороннее расторжение» надо делать смысловой акцент на слове «одностороннее» — толковать его как договоренность сторон об отказе. В этом споре Росреестр и первые инстанции предпочли буквальное толкование, а Президиум ВАС РФ заглянул глубже и установил, о чем стороны договорились на самом деле.

Докладчик также обратил внимание на одну из новелл, которая появилась в п. 2 ст. 310 ГК РФ: по общему правилу, отказ допускается в случаях, установленных законом. Однако из этого правила есть исключение: в коммерческих отношениях право на отказ может быть предусмотрено договором.

Плата за отказ от договора

Еще одна новелла, которую прокомментировал Роман Бевзенко — возможность предусмотреть в договоре обязанность инициатора выхода из договора по выплате определенную денежную сумму при одностороннем отказе от исполнения обязательства или одностороннем изменении условий такого обязательства (п. 3 ст. 310 ГК РФ).

Истоки борьбы по установлению платы за отказ от договора коренятся в ст. 782 ГК РФ, в которой предусмотрено, что заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Другой подход проявляется в ст. 717 ГК РФ, согласно которой заказчик по договору подряда вправе в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе от исполнения договора, если иное не предусмотрено договором подряда.

Как видно, в норме о подряде есть диспозитивная оговорка — подрядчик вправе потребовать возмещение сверх фактически понесенных расходов. В нормах об оказании услуг такой оговорки нет — тем самым, исполнитель может возместить только фактически понесенные расходы.

Скорее всего, п. 3 ст. 310 ГК РФ — это следствие взгляда нашей судебной системы на ст. 782 ГК РФ: многие судьи не согласны с тем, что ее положения можно в разумных пределах изменить в контракте. Спикер проиллюстрировал эту ситуацию словами одного из юристов компании-разработчика ПО: «Единственная причина, по которой мы никогда не пользуемся российским правом — это ст. 782 ГК РФ. Самое страшное, что суды думают, что она императивная. Поэтому мы никогда не подчиняем сделки российскому праву». По мнению докладчика, именно поэтому законодатель решил изменить ситуацию кардинально — уточнив этот момент в общих положениях ГК РФ. Благодаря поправкам ситуация должна измениться, но проблемы на практике, скорее всего, возникнут.

Одна проблема заключается в том, что п. 3 ст. 310 ГК РФ не говорит о том, в каких случаях отказа возможно взыскание платы. На практике возможно развитие двух разных ситуаций:

-Первая — отказ мотивирован ненадлежащим поведением другой стороны. Например, подрядчик допускает просрочку по времени и очевидно, что вовремя договор не будет исполнен — это порождает право заказчика на отказ.
-Вторая — отказ вызван не поведением исполнителя, а желанием заказчика. На практике возможен такой вариант развития событий: договором подряда установлена цена за отказ от сделки, заказчик заявляет об отказе в связи с просрочками подрядчика, при этом подрядчик требует плату за отказ. По мнению спикера, чтобы избежать этого, суды должны редуцировать смысл п. 3 ст. 310 ГК РФ до случаев немотивированного отказа от сделки. При этом ясно понимая, что правила о плате за отказ нельзя применять, когда отказ вызван поведением другой стороны.
Другая проблема — в возможной избыточности платы за отказ, которая будет существенно нарушать принцип справедливости. Рецепт решения этой ситуации — в п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах»: если плата за отказ существенно нарушает принцип добросовестности, ее можно снизить или отказать во взыскании платы полностью. Этим положением спикер порекомендовал вооружиться тем компаниям, которые являются слабыми сторонами в договоре.

Неисполнение встречного обязательства как основание расторжения

Роман Бевзенко рассказал о еще одной законной возможности отказаться от договора, которая работает в случае невыполнения контрагентом встречных обязательств. Ст. 328 ГК РФ призвана препятствовать нарушению контрактов. Такая возможность была и до 1 июня 2015 года. Однако до поправок п. 1 ст. 328 ГК РФ был сформулирован следующим образом:

Встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной.
С прежней формулировкой склонность судов к грамматическому толкованию закона вылилась в негативную практику. Они считали, что если в договоре не указано, что обязательство является встречным, ст. 328 ГК РФ не применяется. Теперь такое толкование должно уйти в прошлое: из этого пункта исключено выражение «в соответствии с договором».

В п. 2 ст. 328 ГК РФ «зашито» право другой стороны в обменной операции отказаться от сделки, если она не получает встречного предоставления.

В случае непредоставления обязанной стороной предусмотренного договором исполнения обязательства либо при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков
В этой норме заложена идея возмездного обмена: нарушение договора является основанием для выхода из сделки. Например, если арендатор не платит арендную плату, арендодатель вправе применить ст. 328 ГК РФ и заявить отказ от договора.

Право на частичный отказ равнозначно праву на одностороннее изменение договора?

Александра Маковская, к. ю. н., судья Высшего Арбитражного Суда РФ в отставке, поддержала высказанную Романом Бевзенко мысль о практической значимости разграничения двух способов расторжения договорного обязательства и сделала акцент еще на двух важных обстоятельствах.

Во-первых, именно в ст. 450.1 ГК РФ (об одностороннем отказе от договора) проводится прямая связь между положениями этой статьи и ст. 310 ГК РФ о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства. В ст. 450 ГК РФ отсылки к ст. 310 ГК РФ нет, и это не случайно. Дело в том, что ст. 310 ГК РФ допускает возможность установить предпринимательским договором собственного основания изменения его условий или отказа от него.

Во-вторых, по практике, которая раньше складывалась по ст. 450 ГК РФ, односторонний отказ не обязательно должен быть чем-то обусловлен — оснований отказа может и не быть. Если мы признаем, что ГК РФ позволяет в предпринимательском договора устанавливать основания расторжения договора, во внесудебном порядке (ст. 450.1 ГК РФ), то, скорее всего, нет препятствий и для установления собственных оснований расторжения этого договора в судебном порядке (ст. 450 ГК РФ).

Существует мнение, что для случаев расторжения и для случаев отказа должна быть градация: например, при расторжении в судебном порядке по ст. 450 ГК РФ нужно предусмотреть возможность установления каких-либо оснований для расторжения договора, а при отказе по ст. 450.1 ГК РФ возможно безусловное, немотивированное условие об отказе от договора. По мнению спикера, из закона не следует необходимость разделять основания для установления оснований расторжения в судебном порядке или отказа в договоре. Однако здесь нужно обратить внимание на различие в терминологии. Очень важно понять, в каком значении используется термин «обязательства» в ст. 310 ГК РФ. Если в значении «договор», то расхождений нет. Если же смысл более широкий, то в ст. 310 ГК РФ речь идет об одностороннем отказе от исполнения обязательства и об одностороннем изменении его условий, а в ст. 450 ГК РФ говорится об одностороннем отказе от договора полностью или частично. Получается, что частичный отказ — это, по сути, изменение условий договора? Можно ли поставить между этими понятиями знак равенства? Если да, то частичный односторонний отказ от договора может предоставлять стороне право изменить какое-то договорное условие на прямо противоположное. Позволяет ли ст. 450.1 ГК РФ утверждать, что на это есть право, так как это предусмотрено договором? Вот почему в этом случае разница в терминологии имеет существенное значение и вопросы пока остаются открытыми.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26