Главная / Новости / Представляю вниманию коллег итог исследования - оценку рисков юриста, возникающих в профессиональной деятельности, при оказании правовой помощи до банкротства

Представляю вниманию коллег итог исследования — оценку рисков юриста, возникающих в профессиональной деятельности, при оказании правовой помощи до банкротства

Подписаться на новости
Вы в группе риска, если:
  • оказываете юридическую помощь компании с госучастием;
  • вашего бывшего доверителя признали банкротом;
  • оказываете юридическую помощь лицу в преддверии его банкротства или уже в процедуре банкротства;
  • юридически или фактически аффилированы с перечисленными лицами;
И если:
  • ваше соглашение об оказании юридической помощи заключено без соблюдения обязательных закупочных процедур, предусмотренных нормами Законов N 223-ФЗ или 44‐ФЗ;
  • ваше соглашение заключено нет от имени адвоката, а от имени адвокатского образования;
  • ценообразование и размер гонорара (в т.ч. «гонорара успеха») не обоснованы;
  • услуги по соглашению оказывает не исполнитель/адвокат, а привлечённые лица, не упомянутые в соглашении;
  • вам платит за юридическую помощь одно лицо, а получают её иные лица, или оказывается юридическая помощь, не соответствующая условиям соглашения;
  • кроме акта об оказании услуг/помощи, нет иных документов, подтверждающих реальность и объем оказанных услуг/ помощи.
То, что ваш доверитель подписал акт, в котором указано что он не имеет к вам претензий, не защитит вас от возможных претензий акционеров, кредиторов, арбитражного управляющего вашего доверителя, а также прокуратуры и следствия.
Риски:
  • соглашение с вами могут оспорить и взыскать с вас весь полученный гонорар;
  • вас могут привлечь к субсидиарной ответственности по обязательствам клиента — юрлица или признать сопричинителем вреда кредиторам клиента — физлица;
  • вас могут привлечь к уголовной ответственности, признав выплату вам гонорара хищением.
И нет, мы не сгущаем краски.
В прилагаемом файле — анализ текущей судебной практики и возможных мер защиты. Пока первая часть, по оспариванию сделок с юристами.
Конечно, он неполный, практики наверняка гораздо больше. Но мы постарались выбрать самые знаковые дела, тем более, что перечень претензий к договорам с юристами, в общем-то, конечен.
Встречайте. Сапожники не должны быть босыми! 👇

«Легким движением руки…брюки превращаются в элегантные шорты»

или

представитель превращается в должника

За последние несколько лет заметно выросло количество крайне неприятных
для любого судебного юриста дел:
 когда соглашение об оказании юридической помощи (договор об
оказании юридических услуг) признается недействительным и с
адвоката/ представителя взыскиваются денежные средства, полученные
им в качестве платы за услуги. Такие случаи происходят и в связи с
банкротством доверителя, и вне всякой связи с банкротством;
 когда гонорар адвоката квалифицируется как хищение имущества;
 когда юристы и адвокаты привлекаются к субсидиарной ответственности
за участие в ухудшающей положение кредиторов деятельности
должника.
Это означает для нас, профессионалов, что адвокат, штатный юрист, судебный
представитель, уже оказавший услуги доверителю, может быть вынужден
расстаться со всем своим заработком, может быть привлечен к уголовной
ответственности и вполне может быть привлечен к субсидиарной ответственности
по долгам своего доверителя на миллиарды рублей.
Естественно, оценивая себя как независимого представителя по правовым
вопросам, любой специалист совершенно не желает быть втянутым ни в
корпоративный или чиновничий конфликт доверителя, ни расхлебывать
последствия его недобросовестного поведения в отношениях с собственными
кредиторами.
Защита наших с вами интересов, дорогие коллеги, – и есть цель настоящего
исследования.
Предлагаемое исследование делится на две части.
Первая – о случаях оспаривания соглашений с адвокатами/юристами, как в
процедурах банкротства, так и вне его, и о случаях привлечения адвокатов к
уголовной ответственности.
Вторая – о случаях привлечения адвокатов/ юристов к субсидиарной
ответственности по обязательствам должников, признанных банкротами.
Цель: выявить проблемные места, «красные метки», из-за которых чаще всего и
рушатся сделки, или возбуждаются уголовные дела, и попытаться предложить
профессионалам пути устранения этих проблемных мест, пока не поздно.
Главные вопросы, которыми задавались мы, изучая предложенные к анализу
кейсы, звучат следующим образом:
 что нужно сделать, чтобы не пополнить ряды потерпевших от такой
неоднозначной практики?
 в каких случаях наступления определенного риска почти не избежать, и
по каким признакам можно распознать ситуации с такими рисками?

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ.

ОСПАРИВАНИЕ СОГЛАШЕНИЙ С АДВОКАТАМИ/ЮРИСТАМИ

И УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА
Подраздел I. Проигранные дела.

КЕЙС 1.

Адвокатское бюро «Бородин и партнеры» против прокуратуры и МКП «Воронежпассажиртранс»
(дело No33-5503 в Воронежском областном суде).

ФАБУЛА
Это дело одно из самых старых. Еще в 2010 году адвокатское бюро заключило
договоры с муниципальным казенным предприятием (далее – МКП), предметом
которых являлась правовая помощь по возврату в муниципальную собственность
ряда объектов недвижимости и инфраструктуры. Поскольку МКП не расплатилось
(а гонорар составлял порядка 40 млн. руб.), выигравшие дело адвокаты пошли к
нему с иском о взыскании этой суммы. В суде МКП против иска не возражало, и он
был удовлетворен в том же 2010 году (с указанием в резолютивной части на то, что
при недостаточности средств у МКП, указанную сумму надлежит взыскать с
муниципального образования городской округ город Воронеж).
Затем в 2012 году суд первой инстанции изменил порядок и способ
исполнения решения, обязав адвокатскому бюро в качестве исполнения решения
суда передать некий вексель Альфа-банка на сумму 34 млн.руб.
И все было прекрасно, но в 2013 году прокурор Воронежской области
заинтересовался этой историей, и подал апелляционное представление на
решение суда.
Апелляционным определением Воронежского областного суда от 12.11.2013
No33-5503 решение суда было отменено, в иске отказано, осуществлен поворот
исполнения судебного акта.
Сколько ни бились коллеги, даже выиграли дело в ЕСПЧ (!), но пересмотреть
этот судебный акт им не удалось (см. Постановление Первого кассационного суда
общей юрисдикции от 02.09.2020).
ИТОГ РАССМОТРЕНИЯ
Итак, почему суд отказал в иске:
 Договоры являются незаключенными и не влекут правовых последствий. Из

содержания договоров с адвокатским бюро не представляется возможным оп-
ределить предмет договора, поскольку сторонами четко не указаны вид и объ-
ем услуг (виды и объемы конкретных действий), подлежащих выполнению ис-
полнителями по заданию заказчика, не определена: стоимость оказания каж-
дой услуги в отдельности; порядок подтверждения и принятия работ по ока-
занным услугам. При таком положении невозможно определить размер возна-
граждения в зависимости от объема выполненных работ. Вместе с тем в дого-
воре предусмотрена обязанность доверителя производить текущие платежи

поверенному независимо от объема оказываемых услуг. В приложениях к до-
говорам указан лишь перечень объектов без конкретизации объема совершаемых

в отношении них действий. Сторонами не достигнуто соглашение о
предмете и его существенных условиях;

 из имеющихся в деле копий решений, копий исковых заявлений, копий опре-
делений не видно, что истцы являлись представителями ответчика при рас-
смотрении дел в суде первой и второй инстанций или были авторами исковых

заявлений. Фамилии истцов ни в одном из имеющихся в деле документов не
указаны;

 один из истцов в суде первой инстанции представлял интересы администра-
ции городского округа город Воронеж, но не ответчика. Кроме того, указанные

судебные акты и исковые заявления относятся к 2008 г. и 2009 г., а договоры
заключены в апреле 2010 г. То есть представленные истцами доказательства
не свидетельствуют об исполнении договоров, заключенных в 2010 году;

 договоры заключены истцами с ответчиком, однако в договорах предусмотре-
на обязанность истцов представлять интересы городского округа город Воро-
неж в государственных и муниципальных органах, в том числе и в судах об-
щей юрисдикции и арбитражных судах, в органах, осуществляющих исполне-
ние судебных актов по предмету договора. Между тем, судом первой инстан-
ции не учтено, что муниципальное образование — городской округ город Воро-
неж в лице его исполнительного органа не являлось стороной по договору.

Следовательно, данный договор не может повлечь для муниципального обра-
зования правовых последствий.

 суд вышел за пределы заявленных требований, из исковых заявлений видно,

что сумму вознаграждения истцы просили взыскать с ответчика. Однако ре-
шением суда сумма задолженности взыскана с ответчика, а при недостаточ-
ности средств (имущества) у него, указанную сумму взыскать с муниципально-
го образования городской округ город Воронеж в лице администрации город-
ского округа город Воронеж, хотя таких требований никем из истцов не было

заявлено.

КЕЙС 2.

Прокуратура РФ против адвоката Третьякова
по сделкам с АО НПО им. Лавочкина.

Дело NoА41-58018/2019 в Арбитражном суде Московской области
Это, наверное, один из самых показательных примеров. Благодаря подробно
разобранным арбитражными судами всех инстанций аргументам сторон мы можем
судить о подходе как «стороны обвинения» так и об аргументах защиты.
ФАБУЛА
АО НПО им. Лавочкина, некоторое время назад — ФГУП, а ныне — АО со
100% собственностью государства в капитале.
Адвокат Третьяков заключил с НПО соглашения об оказании юридической
помощи, и всего получил по ним 308 млн. руб., из которых 9 млн.руб. – авансы за
работу, остальное – гонорары успеха.
Гонорары успеха исчислялись от разницы между суммой предъявленных к
НПО исков о взыскании неустойки и реально взысканной судом суммой (с учетом ее
снижения по ст. 333 ГК РФ силами адвоката).
Сделки оспаривались прокуратурой Московской области по следующим
основаниям:

 в услугах адвоката НПО не нуждалось, их могли выполнить штатные
сотрудники НПО.
 адвокат не принимал участия ни в одном из судебных заседаний по делам,
не изготовил ни одного процессуального документа, все договоры были
одинаковы, менялись только номера дел (насколько понятно из содержания
судебных актов, реально в процессах участвовали другие адвокаты коллегии,
которую возглавлял Третьяков);
 полученное адвокатом вознаграждение несоразмерно превысило
задолженность НПО по этим делам в 1,5 раза, а условие договоров о
вознаграждении в зависимости от разницы заявленных и удовлетворенных
судом требований противоречит основам законодательства (является
«гонораром успеха» и направлено на незаконное получение денежных
средств за выполнение правосудия судами);
 нарушен порядок, предусмотренный законодательством о госзакупках, не
проведена процедура отбора, единая услуга раздроблена на несколько
идентичных договоров.
При этом к возврату по оспариваемым сделкам прокуратура заявила ВСЮ
СУММУ полученного по ним гонорара — без определения реальной стоимости
оказанной НПО юридической помощи.
Конечно, адвокат защищался и приводил многочисленные аргументы как о
реальности оказанных услуг, так и о том, что в судах по данным делам участвовали
адвокаты –«субподрядчики», однако успеха не имел.
ИТОГ РАССМОТРЕНИЯ
Суд первой инстанции указал на мнимость сделок (ст.170 ГК РФ), однако этот
вывод был раскритикован апелляционной инстанцией, указавшей на наличие
исполнения по сделкам со стороны адвоката, а, значит, на их реальность.

Возможно, сыграло роль то, что апелляционные жалобы подали и адвокаты-
субподрядчики, не согласившиеся с тем, что они, якобы, не работали по данным

делам.
Однако с доводами о нарушении процедур, предусмотренных
законодательством о госзакупках, согласились все инстанции и по этой причине
признали сделки ничтожными, как совершенные со злоупотреблением правом (ст.10
и ст.168 ГК РФ).
С адвоката было взыскано ВСЕ, полученное им от Доверителя, и
впоследствии он был признан банкротом.
Особо стоит отметить, что защита адвоката до последнего пыталась доказать,
что в отношении соглашений все же соблюдались процедуры, предусмотренные
законодательством о госзакупках, и даже пробовала пересмотреть принятые
судебные акты, получив после судебного разбирательства доказательства
соблюдения таких процедур. Однако суды сочли данные доводы новыми
доказательствами, а не вновь открывшимися обстоятельствами и в пересмотре
отказали.
На наш взгляд, судебные акты по делу, безусловно, нуждаются в критическом
анализе, так как множество изложенных судами выводов имели весьма спорный
характер.
В частности, удивило следующее:

 адвокат не может привлекать к исполнению услуг по соглашению никого,
даже других адвокатов, помощников, стажеров или других специалистов;
 поскольку споры, ведение которых было поручено адвокату, касались
взыскания неустойки и её снижения, то такие услуги были однотипными и
несложными;
 гонорар адвоката завышен, поскольку не соответствует минимальным
расценкам, утвержденным Адвокатской палатой Московской области;
 платежи адвокату производились из бюджетных средств, хотя за
юридическую помощь платило само АО НПО им. Лавочкина;
 в судебных актах адвокат назван лицом, не имеющим (!) специальных
познаний в области права, а его услуги — необязательными, по причине
наличия у НПО своих юристов в штате.
В настоящее время Химкинским городским судом рассматривается уголовное
дело в отношении адвоката Третьякова. Рассмотрение не окончено.

КЕЙСЫ 3 и 4.

Дела «Аэрофлота» и ФГУП «Государственная корпорация по организации

воздушного движения»

Эти громкие дела нам известны исключительно из сообщений СМИ.
Дело Аэрофлота.
Гагаринский районный суд г. Москвы рассматривает дело о привлечении к
уголовной ответственности по факту хищения средств «Аэрофлота» адвокатов
Сливко и Кибец, а также заместителя директора «Аэрофлота» Александрова,
руководителя юридического департамента Давыдовой. Потерпевшими по делу
признаны «Аэрофлот» и Московское территориальное управление
Роскомимущества. Последнее подало к обвиняемым иск на 144,9 млн. руб. А
Аэрофлот утверждает, что ущерб не причиен.
По версии стороны обвинения, Александров и госпожа Давыдова ввели
руководство авиакомпании в заблуждение, убедив его заключить в 2016–2018 годах
несколько контрактов с коллегией «Ваш адвокатский партнер» на оказание
юридических услуг в гражданских, арбитражных и уголовных процессах. При этом,
якобы, расценки были значительно завышены, вследствие чего у «Аэрофлота»
было похищено «не менее 250 млн. руб.»
«Александров, Давыдова, Кибец и Сливко в 2015 году вошли в преступный
сговор с целью хищения денежных средств, выделяемых юридическому
департаменту «Аэрофлота»». Для этого, по материалам дела, господин
Александров и госпожа Давыдова, используя свое служебное положение,
обеспечивали заключение контрактов с адвокатской коллегией по завышенным
расценкам, а адвокаты занимались подготовкой и представлением финансовому
департаменту «Аэрофлота» «счетов на оплату заведомо ложных актов по объему и
количеству выполненных работ».
Всего между ПАО «Аэрофлот» и АК «Ваш адвокатский партнер» было
заключено пять договоров на оказание юридических услуг. По расчетам
привлеченной следствием Московской лаборатории судебной экспертизы Минюста
России, адвокаты коллегии должны были получить от «Аэрофлота» около 6 млн.руб.,

а не 250 млн. руб. Следователь в суде указывал, что в авиакомпании имелись
свои юристы, поэтому необходимости в привлечении сторонних адвокатов не было.
В последней из публикаций о ходе дела издание «Адвокатская улица»
сообщало, что судом было удовлетворено ходатайство защиты — исследован
изъятый ноутбук одного из адвокатов на предмет наличия на нем процессуальных
документов по делам, по которым адвокаты, якобы, услуг доверителю не
оказывали, но ряд документов с ноутбука исчез в период его нахождения у
правоохранительных органов.
Кроме того, в заседании суда был допрошен эксперт экономической
специальности, который сделал вывод о том, что стоимость правовой помощи была
завышена. Из его пояснений следовало, что выводы он делал исходя из стоимости
предложений в Интернете о выполнении аналогичной работы. При этом критерий
качества или квалификации исполнителя во внимание не принимался. Зато
принимались минимальные расценки стоимости правовой помощи адвокатов,
утвержденные Адвокатской палатой Московской области.
Дело ФГУП «Государственная корпорация по организации воздушного
движения».
Как излагают историю в прессе, следствие посчитало, что в 2007 г. адвокат
Сергей Юрьев узнал о подготовке ФГУП к проведению конкурса на право
заключения договора об оказании юридических услуг на территории России.
У адвоката, якобы, возник преступный умысел, направленный на хищение
денег ФГУП путем обмана его руководства о действительной стоимости
юридических услуг и завышения цены договора.
По мнению следствия, адвокат привлек в качестве соисполнителей
руководителя Управления правового обеспечения и имущественных отношений
Росаэронавигации Владимира Мнишко, ранее состоявшего адвокатом в МКА
«Межрегион», а также адвоката коллегии Виктора Евкина (в настоящее время его
статус прекращен).
В последующем Сергей Юрьев, по версии следствия, рассчитывая на победу,
решил организовать представление в ФГУП заключения экспертной организации о
стоимости запрашиваемых юридических услуг на основании разработанной им
методики. При этом он якобы достоверно знал, что при использовании его методики
расчетное значение первоначальной (максимальной) цены договора в заключении
будет существенно завышено относительно действительного значения. С 2008 по
2018 г. конкурс на заключение договора выигрывала МКА «Межрегион». За этот
период учреждение перевело коллегии свыше 1 млрд руб.
В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого также отмечалось,
что в рамках исполнения договоров Юрьев в период с 2008 по 2017 г. ежемесячно
подписывал акты приема-передачи юридических услуг и отчеты к ним, часть из
которых не представляли существенного юридического и материального значения.
По версии следствия, таким образом Сергей Юрьев похитил денежные средства
ФГУП на сумму свыше 970 млн руб.».
В настоящее время уголовное дело рассматривается в Мещанском районном
суде города Москвы.
К сожалению, отрывочные и неполные сведения о приведенных процессах, а
также их некоторая скандальность лишают нас возможности сделать полноценные

выводы о том, что могли предпринять адвокаты в перечисленных случаях, чтобы
избежать преследования.
Но мы видим, что сама возможность печального исхода происходит из:
 статуса доверителя, относящегося к «госсектору» экономики;
 абсолютно диаметрально противоположных точек зрения обвинения и
защиты по вопросу обоснованности стоимости услуг адвокатов,
вызванных полным отсутствием вменяемого правового регулирования,
судебной практики или разъяснений органов адвокатского
самоуправления.
К примеру, каким образом эксперты Минюста пришли к выводу, что услуги
адвокатов стоили 6, а не 250 миллионов рублей, почему профессиональная

квалификация адвокатов предполагается тождественной квалификации инхаус-
юристов, и почему методика адвоката по расчету цены заключаемого в ходе

конкурса соглашения, становится преступной, — судить мы не можем, однако
совершенно очевидно, что оппонировать подобным доводам можно путем
исключительно аккуратной работы по ведению досье или иного документирования
работы представителей с такими доверителями. Именно поэтому такое внимание в
ходе процесса привлекали свидетельские показания сотрудников Аэрофлота, с
которыми взаимодействовали адвокаты, а также рабочие материалы адвокатов.

КЕЙС 5.

Конкурсный управляющий «ЛеРус Меленки»
против МКА «Иванов и партнеры» и АБ «Альтор»

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13.03.2020 по
делу N А11-4142/2018 (в передаче на рассмотрение СКЭС ВС РФ отказано).
Конкурсный управляющий успешно, на основании норм статей 10, 168, 170 ГК
РФ, оспорил несколько соглашений об оказании юридической помощи, соглашения
об абонентском юридическом обслуживании, заключенные должником —
юридическим лицом с адвокатским бюро и коллегией адвокатов. Суд счел сделки
мнимыми.
Причины проигрыша:

 адвокатские образования не ходатайствовали о привлечении соответ-
чиками адвокатов — сторон соглашений об оказании юридической помо-
щи;

 адвокатские образования не смогли представить никаких доказательств

реального оказания юридической помощи, ссылаясь почему-то на исте-
чение срока хранения документов (хотя все эти документы должны быть

как раз у адвокатов, являющихся сторонами соглашений);

 акты о выполненных работах (оказанных услугах), подписанные долж-
ником и адвокатским образованием, носят абстрактный (размытый) ха-
рактер, в них отсутствует указание на характер конкретно оказанных ус-
луг, конкретных 13 исполнителей, время оказания услуг, их продолжи-
тельность, что в отсутствие иных доказательств не позволяет арбит-
ражному суду сделать вывод о реальном исполнении оспариваемого

договора;
 Суд признал необоснованным утверждение адвокатского бюро о том,
что, исполняя соглашение об абонентском юридическом обслуживании

без номера, по поручению адвокатского бюро адвокат Ш. осуществлял
защиту интересов должника и должностных лиц должника(генерального

директора В., главного бухгалтера М., участника Л.) в ходе доследст-
венной проверки и предварительного расследования уголовного дела;

 Из корешков ордеров, протоколов допроса свидетелей, постановления

М. районного суда усматривается, что адвокат Ш. действительно осу-
ществлял защиту обвиняемых В., Л., свидетеля М.

 Но оспариваемое соглашение об абонентском юридическом обслужива-
нии без номера было заключено между бюро и должником, и преду-
сматривало представление интересов организации, а не ее работников

(участников) в правоохранительных органах. Оспариваемое соглашение

не содержало условий о предоставлении адвокатским бюро услуг за-
щитника по представлению интересов В., Л., М. в уголовном деле за

счет должника. Оказание подобных услуг регулируется частным согла-
шением адвоката и нуждающегося в профессиональной (юридической)

защите физического лица.
 В связи с этим корешки ордеров, согласно которым адвокатское бюро
поручает адвокату Ш. осуществлять защиту (представлять интересы) Л.,
М. в уголовном деле, доказательствами оказания услуг адвокатского
бюро должнику не являются, а имеющиеся в них ссылки на соглашение

не свидетельствуют безусловно об обратном. При этом, в указанных ко-
решках ордеров в качестве оснований выдачи ордеров должны быть

указаны соглашения с физическими лицами, которые могли быть за-
ключены той же датой, что и оспариваемое соглашение.

 Для должника заключение спорных договоров повлекло лишь дополни-
тельное обременение денежными обязательствами, поскольку доказа-
тельства реального оказания услуг в соответствующем объеме, отве-
чающих интересам должника, в материалы дела не представлены.

Имеющиеся акты, без приложения к ним доказательств оказания услуг,
указывающих на объем и характер оказанных ответчиками услуг, не

свидетельствует о реальном и действительном оказании услуг, по-
скольку наличие данных документов не подтверждено в процедуре кон-
курсного производства.•

 ВАЖНО: соглашения начали оспариваться через 4-5 лет после их за-
ключения. И суд сказал, что исковая давность не пропущена, учитывая

новую редакцию ст.181 ГК РФ.
Так что три года — недостаточный срок для хранения адвокатского досье.

КЕЙС 6.

ЗАО «Безопасность границ» и ИП Слабых И.И. (Дело No А40-22361/2017)
Коллега, как видно из судебных актов, масштабно и активно помогал одной из
сторон корпоративно-семейного конфликта.
И в пылу сражений совершенно забыл о главном: предмете договора об
оказании юридической помощи.
Когда компания-доверитель перешла под контроль вражеского арбитражного
управляющего, он, естественно, пошел оспаривать платежи, сделанные юристу, и,
помимо неравноценности встречного предоставления, ссылался на
злоупотребление правом (кто сейчас на него не ссылается, интересно?), на

аффилированность со стороной спора и на фактическую вовлеченность в конфликт
путем предоставления юристом собственной компании для вывода активов.
В процессе разбирательства в первой инстанции выяснилось, что,
действительно, договор предусматривал оказание юридических услуг только по
одному делу. А вот счета и акты содержали в себе ссылки на самые разные
юридические услуги, в том числе, оказываемые третьим лицам за счет должника.
Тем не менее, в первой инстанции сделки удалось отстоять, юрист доказал и
наличие встречного предоставления, и отсутствие злоупотреблений.
А во второй инстанции удача от юриста отвернулась. Многое, как видно из
судебного акта, просто в него не вошло.
Судебная коллегия учла, что:
 встречное предоставление было неравноценным — предмет договора
касался одного дела, услуги оказывались по иным делам и иным лицам;
 учитывая, что по этим иным услугам цена была сторонами договора не
согласована, суду следовало определить, соответствует она рынку, или нет;
 юрист злоупотребил правом, фактически содействовал выводу активов
через свою фирму, сделка с которой признана судом в деле о банкротстве
недействительной;
 юрист знал о неплатежеспособности должника, с учетом видов и
объемов оказываемой должнику юридической помощи, поэтому оспариваемые
сделки (платежи юристу) причинили вред кредиторам.
В кассации и ВС РФ судебный акт апелляции устоял.
Смотреть Постановление 9ААС от 11.06.2019 и Постановление АС МО от
25.09.2019 по делу NoА40-22361/2017.

Подраздел II. Выигранные дела.

КЕЙС 7.

Кредиторы «ХДР» против «Ленинградской областной коллегии адвокатов»

Дело NoА56-116888/2017

(Определение ВС РФ от 17.03.2022 No 307-ЭС19-4636 (17 – 19))
Кредитор «Олимп ФС» обратилось в суд с заявлением о признании
недействительными расчетных операций по перечислению обществом «ХДР»
(Должником) 1 035 000 рублей на счет «Ленинградской областной коллегии
адвокатов», а также о применении последствий недействительности этих платежей
в виде взыскания с адвоката Данилова указанной суммы.
По соглашению адвокат защищал на стадии предварительного расследования
и в суде сотрудника должника (так как должнику было важно доказать правоту
позиции сотрудника, что влияло на хозяйственную деятельность самого должника),
за что ему должник заплатил 1 млн.руб. Но через несколько лет попал в
банкротство и платежи по соглашению были оспорены как подозрительная сделка
на основании ч.2 ст.61.2. Закона о банкротстве с указанием на то, что сам Должник
не получил никакой юридической помощи.
Три инстанции встали на сторону кредиторов и сделку недействительной
признали, полагая что оказание услуг сотруднику должника не может быть признано
действиями в интересах должника, а значит сделка недействительна.
Однако Верховный Суд РФ встал на сторону адвоката, изложив следующую
позицию:
«… организация вправе заключить с адвокатом договор возмездного оказания услуг
своему работнику. Такой договор может быть заключен как в качестве
дополнительной меры социальной поддержки работника, привлекаемого к
уголовной, административной, гражданскоправовой ответственности за
действия, не связанные с трудовыми отношениями, так и в случае
непосредственной заинтересованности работодателя в исходе сопровождаемого
адвокатом дела, имеющего прямое либо косвенное отношение к имущественному
положению, репутации самого работодателя. Избрание подобной модели
построения договорных отношений, улучшающей положение работника по
сравнению тем, что установлено трудовым законодательством, само по себе не
свидетельствует о направленности договора на причинение вреда кредиторам
доверителя.
Вопреки выводам судов, в рассматриваемом случае при вступлении в договорные
отношения с адвокатом Даниловым П.Е., в ходе оказания услуг и получения
оплаты за оказанные услуги интересы общества «ХДР» и его сотрудников,
привлекаемых к уголовной ответственности, полностью совпадали.»
Кроме этого, ВС РФ в данном деле также сделал ряд важных разъяснений:
 Действия должника по привлечению адвоката, являлись стандартными с
точки зрения любой организации, попавшей в сходные обстоятельства,
их истиной целью было получение квалифицированной юридической
помощи. Акты сдачи-приемки услуг, подписанные должником и
адвокатом, в совокупности с процессуальными документами по
уголовному делу указывают на выражение заказчиком в лице
полномочного лица воли на защиту адвокатом интересов именно
сотрудника.

 Адвокат не является лицом, аффилированным с
должником. Разрешение вопроса о возможности заключения
независимым адвокатом договора с организацией о защите интересов
ее работника в рамках уголовного дела не может обусловливаться
возложением на данного адвоката такой обязанности как проверка
имущественного положения организации – доверителя.
 Неверен подход судов, что адвокат под страхом недействительности не
вправе заключать договор с организациями, находящимися в сложном
финансовом положении, имеющими неисполненные обязательства, так
как блокирует саму возможность надлежащего доступа к правосудию
для организаций, которым впоследствии могут быть противопоставлены
как преюдициальные обстоятельства, установленные в рамках
уголовного дела (часть 4 статьи 69 АПК РФ). Факт оказания услуг
адвокатом подтвержден документально.

КЕЙС 8.

Конкурсный управляющий ООО «ЛАН» против юристов.

Постановление АС Дальневосточного округа от 25.04.2022 по делу NoА73-

10777/2019

и судебные акты нижестоящих судов.

Конкурсный управляющий пытался оспорить сделки – платежи по соглашению
об абонентском юридическом обслуживании группы компаний, в которую входил
должник. Эти платежи за всю группу компаний делал сам должник. Основание
недействительности – часть 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве вкупе с нормами
статей 10 и 168 ГК РФ. Управляющий пытался доказать, что лица, оказывавшие
юридическую помощь, аффилированы с группой компаний, что стоимость услуг
завышена, что целью платежей был вывод активов должника в период, когда у
должника уже были признаки неплатежеспособности.
Но три инстанции с управляющим не согласились, в требованиях отказано.
На наш взгляд, самые важные моменты:
 Стороной договора об абонентском юридическом обслуживании были, с
одной стороны, должник, а с другой – три соисполнителя (по нашему
мнению, очень важно указать всех лиц, которые реально оказывают
юридическую помощь должнику).
 То, что должник платил не только за себя, а еще и за других
юридических лиц, суды сочли вполне нормальным. Они обратили
внимание, что эти платежи соответствовали условиям договора, а
обстоятельства взаиморасчетов и распределения затрат должника при
исполнении договоров с третьими лицами находятся вне зоны контроля
и ответственности ответчиков.
 Ответчики представили доказательства того, что услуги оказывались
реально. Довод о неравноценности возмещения судами отвергнут,
исходя из того, что управляющий оспаривает только платежи по
договору, а сами по себе согласованные сторонами условия договоров
об установлении договорной стоимости оказываемых услуг по
абонентскому обслуживанию, управляющим не оспариваются.

ВАЖНО: принимая во внимание модель абонентского договора,
установленную статьей 429.4 ГК РФ, с учетом разъяснений, данных в пунктах 32, 33
постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 N 49 «О некоторых вопросах
применения общих положений ГК РФ о заключении и толковании договора», а также
в силу возмездного характера услуг по абонентскому договору, предполагается
возможность истребования исполнения в примерном объеме, который может быть
как меньшим, так и большим, чем планируемый сторонами договора, и в силу
специфики предмета договора подтверждение его исполнения не ограничено
какими либо определенными оправдательными документами.
Управляющий не доказал, что на даты осуществления оспариваемых
платежей должник обладал признаками неплатежеспособности, о чем были
осведомлены ответчики. При этом первая и апелляционная инстанции подробно
проанализировали момент возникновения обязательств должника, впоследствии
включенных в реестр кредиторов.
А вот это процитируем:
«Как мотивированно указали суды, управляющий необоснованно расширительно
трактует понятие общих экономических интересов применительно к вопросу об
аффилированности, сославшись на существующие подходы правоприменительной
практики, согласно которым общность экономических интересов имеет место тогда,
когда структура корпоративного участия и управления искусственно позволяет
избежать формального критерия группы лиц, однако сохраняется возможность
оказывать влияние на принятие решений в сфере ведения предпринимательской
деятельности; в данном же случае имели место лишь взаимоотношения в рамках
оказания (юридических) услуг».

ВЫВОДЫ

1. О возможной «опасности» доверителя может свидетельствовать:
 то, что доверитель имеет статус государственной компании или
относится к госсектору;
 то, что он должен соблюдать законодательство о госзакупках;
 то, что доверитель находится в предбанкротном состоянии или в
процедуре банкротства;
 то, что доверитель аффилирован с лицом, оказывающим юридическую
помощь (и имеется оно из предыдущих условий).
2. Юристы, которые детально оговаривают виды и объем оказываемых услуг в
соглашениях и дополнительной документации, ведут досье или иным образом
сохраняют информацию о реальном оказании услуг, имеют более высокие шансы
на выигрыш.
3. Вопрос соответствия цены юридических услуг неизвестным «тарифам» или
«расценкам» является широчайшим полем для последующих злоупотреблений или
неоднозначных трактовок условий соглашений.
Но, если в случаях с частным сектором бизнеса, суды, как правило, готовы
соблюдать нейтралитет и ссылаться на свободу договора, отказывая управляющим
в признании сделок недействительными, то в случае с «госсектором», даже при
наличии максимального документирования работы юриста и обоснования цены его
услуг, крайне высок риск последующего оспаривания соглашения или
уголовного обвинения по мотиву завышения стоимости юридической
помощи.
4. Оказание юридических услуг по договору с Доверителем третьим лицам, по
разнородным делам, с привлечением иных представителей и с использованием
разных схем оплаты и согласования вполне возможно.
Главное, чтобы правоотношения с доверителем были закреплены в договорах
и не расходились с фактическим положением дел.

Каких ситуаций можно избежать?

1. Если доверитель — коммерческая организация с государственным
участием, при начале взаимодействия с ним адвокат/юрист должен:
а) проверить, необходимо ли для такого доверителя соблюдение
законодательства о госзакупках или иных аналогичных процедур;
б) получить на руки от доверителя максимально полный комплект документов,
подтверждающих прохождение соответствующей процедуры по каждому (!)
соглашению с таким доверителем.
Следует особо иметь в виду, что соглашения об оказании юридической
помощи могут заключаться с адвокатом или юристом как с физическим лицом, но
только в том случае, если он зарегистрирован в Единой информационной системе.
Адвокатские образования участвовать в госзакупках не могут, по той простой
причине, что не ведут предпринимательскую деятельность (это позиция
Федеральной палаты адвокатов).

Если же вас манят заключением соглашения как с единственным
поставщиком, изучите положение о закупках, утвержденное на предприятии, а
также нормы Законов No223-ФЗ и No44-ФЗ.
2. Из проанализированных дел очевидно, что в раскритикованных
соглашениях не было, либо было, но недостаточно полно, оговорено привлечение к
оказанию услуг соисполнителей.
Привлечение соисполнителя законом абсолютно не исключается, однако
должно быть надлежащим образом закреплено в соглашении с доверителем.
3. Гонорар успеха и доверители, относящиеся к госсектору, или
обанкротившиеся доверители.
Если в обычных спорах, имея в соглашении условие о выплате гонорара
успеха, представитель, как правило, рискует лишь получить отказ во взыскании
этой части расходов в пользу доверителя, то, в случае, если доверитель связан
нормами законодательства о госзакупках, вероятность и спектр негативных
последствий применения, столь нелюбимого, но уже не запрещенного «гонорара
успеха» уже позволяют говорить о прямой опасности.
Во-первых, утверждение «гонорара успеха» в соглашениях с
«государственными» доверителями по существующей процедуре крайне
затруднительно.
Во-вторых, сумма гонорара при оспаривании сделки в банкротстве, будет
оцениваться управляющим и кредиторами не в соответствии с общим пониманием
рынка юридических услуг, а в зависимости от того, какие конкретно услуги были
оказаны должнику, и с тем насколько, по сравнению с полученным адвокатом
гонораром успеха, ухудшилось положение кредиторов от деятельности адвоката.
Безусловно, условия о гонораре успеха теперь имеют право на жизнь (п.4 ст.25
Закона об адвокатуре). Но следует помнить, что адвокат вправе включать в
соглашение об оказании юридической помощи условия, согласно которым выплата
(размер выплаты) вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания
адвокатом юридической помощи, по любым делам, за исключением юридической
помощи по уголовному делу и по делу об административном
правонарушении.
NB: Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда
РФ от 14.02.2019г. No305-ЭС18-18538 по делу NoА40-191951/2017 по иску ООО
«Лигал С.С.» к ООО «Орбита» (банкроту) о взыскании задолженности по
договору об оказании услуг.
В результате рассмотрения кассационной жалобы кредитора ООО «Орбита»
Верховный Суд РФ сделал следующие выводы:
«Действительно, в силу п.2 ст.1, п.п.1 и 4 ст.421, п.1 ст.424 ГК РФ по общему
правилу стороны свободны в определении условий договора, в том числе о его цене.
Договор возмездного оказания юридических услуг исключением из этого правила не
является, а примерная стоимость юридических услуг, установленная отдельными
юридическими фирмами и адвокатскими образованиями, не подпадает под понятие
регулируемых цен (тарифов, расценок, ставок и т.п.) в смысле п.1 ст.424 ГК РФ.
В обычных условиях хозяйственного оборота при возникновении спора по поводу
оплаты юридических услуг заказчик, принявший эти услуги без претензий по объему и
качеству, не вправе впоследствии возражать по поводу завышения их стоимости по

отношению к среднерыночным расценкам. Право исполнителя на получение платы
защищено положениями ст.309, п.1 ст.310, п.1 ст.779, п.1 ст.781 ГК РФ, из которых
следует, что оказанные юридические услуги должны быть оплачены заказчиком по
согласованной с исполнителем цене.
В том случае, если оказание юридических услуг является частным делом,
произвольное вмешательство кого-либо в данные правоотношения недопустимо (пункт
1 статьи 1 ГК РФ).
Такое положение дел характерно для споров двух лиц, интересы которых
противопоставляются друг другу.
Однако, в условиях несостоятельности заказчика, когда требование
исполнителя юридических услуг противопоставляется интересам прочих
кредиторов, не участвовавших в согласовании цены, последние, а также
арбитражный управляющий вправе оспаривать как сам факт оказания этих услуг,
так и их стоимость, ссылаясь помимо прочего на явно завышенную цену услуг по
сравнению со среднерыночной.
При этом наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания
сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду
квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом,
как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования,
основанного на такой сделке.
Такой подход позволяет противодействовать злоупотреблениям со стороны
заказчика и исполнителя юридических услуг, использующих договорную конструкцию
возмездного оказания услуг и право на свободное согласование цены договора в целях
искусственного формирования задолженности, в том числе и для создания фигуры
фиктивного доминирующего кредитора, контролирующего банкротство в своих
интересах в ущерб независимым кредиторам. Эта цель не совместима с задачами
института банкротства, противоправна и не подлежит судебной защите .».

КАК МИНИМИЗИРОВАТЬ РИСКИ?
Чтобы минимизировать наши риски, товарищи юристы, обозначим несколько
моментов.
1. Корректное указание исполнителя/адвоката:
1.1. Стороны соглашения об оказании юридической помощи – это доверитель
и адвокат. На вопрос, кто является стороной соглашения об оказании
юридической помощи – адвокат или адвокатское образование, ответ
однозначный – адвокат (ст.25 Закона об адвокатуре). Если адвокат
состоит в коллегии, то соглашение подлежит регистрации в документации
коллегии, но это не меняет сторону соглашения (пункт 15 статьи 22
Закона).
И в случае, если соглашение подписано управляющим партнером бюро –
стороной соглашения являются все адвокаты бюро (часть 5 ст.23 Закона).
Ни коллегия, ни адвокатское бюро не оказывают квалифицированной
юридической помощи, не несут ответственность по соглашению. Они лишь
налоговые агенты адвоката (п.4 Обзора судебной практики ВС РФ N 2 (2016) —
Определение ВС РФ от 1 марта 2016 г. N 5-КГ15-198).
То есть, если мы видим, что адвокатское бюро или коллегия приняли на себя
обязательство оказать юридическую помощь доверителю – такое соглашение под

угрозой оспаривания. Если есть возможность исправить эту ошибку сейчас – лучше
это сделать.
1.2. В описанных делах проблема заключалась как раз в том, что адвокат,
коллегия или бюро подписывают соглашение, а юридическую помощь
оказывают другие люди, иногда даже без высшего юридического
образования.
Допустимо ли это? Да, допустимо, но надо обязательно указать на это условие
договоре.
Безусловно, именно адвокат/адвокаты, выступившие стороной соглашения,
несут личную профессиональную ответственность перед доверителем. Но ни Закон
об адвокатуре, ни Кодекс профессиональной этики адвоката не ограничивают
адвоката в праве с согласия доверителя и при указании на это в соглашении об
оказании юридической помощи, привлечь третье лицо для оказания такой помощи
и разделить с ним гонорар (п.4 ст.16 Кодекса профессиональной этики адвоката). И
статья 780 ГК РФ, которая вполне применима к нашим соглашениям,
предусматривает исключение из правила оказать услугу только лично.
Так что указать конкретных привлеченных лиц (ответственность за
деятельность которых продолжает нести адвокат) в соглашении об оказании
юридической помощи можно и нужно, в этом нет никакого нарушения! Желательно
указать их образование, стаж работы, либо сделать оговорку о том, что этот вопрос
остается на усмотрение исполнителя (адвоката).
И, конечно, зафиксировать в акте об оказании услуг, что юридическая помощь,
оказанная этими лицами, принята доверителем без замечаний и претензий, и что
адвокат вправе с согласия доверителя разделить гонорар с лицами,
привлекаемыми для оказания юридической помощи.
2. Процедура заключения договора/ соглашения.
Исполнитель/ адвокат (для целей собственной безопасности!) должен
озаботиться тем, что в организации-доверителе должно быть письменно
оформленное внятное обоснование того, почему для решения той или иной
проблемы нужен именно адвокат, а не штатные юристы; если идет закупка по 223-
ФЗ или 44-ФЗ – четкое соблюдение процедуры, установленной законом; если
оплачивающее работу адвоката юридическое лицо не подпадает под требования
223-ФЗ или 44-ФЗ – попросить доверителя сделать неформальный запрос
коммерческих предложений, обосновывая выбор наиболее выгодного соотношения
цена / качество; если в коммерческой организации есть свое положение о закупках
– обязательно соблюдать.
3. Кто ваш клиент?
Особо важно: если вы знаете, что доверитель находится в сложном
финансовом положении, в преддверии банкротства, и оплачивает вам оказание
юридической помощи за иное лицо – вы в группе риска. В этом случае безопаснее
заключить соглашение или договор именно с тем лицом, которому реально
оказывается юридическая помощь, но с оговоркой, что платеж за него делается
любым третьим лицом, с указанием на данный договор или соглашение. Тем самым
вы вступаете в правоотношения со своим доверителем, а не с потенциальным
банкротом.

Очень часто бывает так, что соглашение вы заключаете с одним лицом из
группы компаний и физических лиц, а представляете интересы гораздо бОльшего
числа лиц. Это опасная практика, если тот, с кем заключалось соглашение, будет
впоследствии признан банкротом.
4. Предмет договора/соглашения об оказании юридической помощи.
4.1. В условиях оказания юридической помощи должен быть максимально
полно описан предмет – какая именно юридическая помощь должна быть
оказана и кому (доверителю или назначенному им лицу, и по каким
вопросам).
Не ленитесь вносить изменения, если объем услуг увеличился или каким-либо
образом видоизменился!

4.2. В обязательном порядке в соглашении должны быть подробно перечис-
лены виды, формы, этапы юридической помощи.

5. Размер гонорара и гонорар успеха.

5.1. В обязательном порядке должен быть подробно обоснован размер гоно-
рара за каждый вид и этап юридической помощи (почасовая ставка, фик-
сированная, комбинированная, гонорар успеха), формула определения

размера гонорара, если услуга не оказана в полном объеме. Учитывая те-
кущие реалии, мы бы рекомендовали оговорить в соглашении, что стои-
мость услуг формируется на основании статьи 421 ГК РФ, стороны не

применяют рекомендуемые размеры ставок, утвержденные какой-либо
адвокатской палатой.
5.2. Федеральная палата адвокатов не считает, что при формировании цены

договора адвокат обязан руководствоваться именно минимальными рас-
ценками, утвержденными адвокатскими палатами субъектов РФ.

5.3. Если вы получали абонентскую плату от лица, впоследствии признанного
банкротом, а услуг ему не оказывали, или оказывали несоразмерно мало

этой плате, будьте готовы, что соглашение с вами могут пытаться оспари-
вать на основании статьи 10 ГК РФ!

5.4. Существующая негативная практика говорит о том, что адвокат сильно

рискует, устанавливая гонорар успеха по сделке, совершаемой с юриди-
ческим лицом с государственным участием.

В принципе, условие о гонораре успеха возможно (п.4 ст.25 Закона об ад-
вокатуре) по любым делам, за исключением юридической помощи по уго-
ловному делу и по делу об административном правонарушении.

6. Отчет поверенного и акт об оказании услуг.

6.1. В соглашении следует подробно оговорить порядок предоставления отче-
та об оказании юридической помощи и объема информации, включаемой

в отчет. Можно указать, что акт об оказании юридической помощи носит

силу отчета, но чем подробнее будет отчет – тем меньше вопросов воз-
никнет впоследствии.

6.2. Отсутствие отчета приравнивается судами и адвокатскими палатами к от-
сутствию доказательств реального оказания юридической помощи.

6.3. Отчет об исполнении поручения – обязателен (статья 974 ГК РФ, пункт 6

статьи 10 Кодекса профессиональной этики адвоката). Форма такого отче-
та не регулируется. Хотите – хоть путем переписки в мессенджере. Глав-
ное, чтобы такая форма была согласована сторонами.

6.4. В идеале адвокат/исполнитель должен быть готов для своей защиты пре-
доставить досье, содержащее доказательства реального оказания юриди-
ческой помощи. Опыт подсказывает, что хранить такое досье нужно не

менее пяти лет.
Конечно, коллеги скажут: а как же адвокатская тайна?

Первое. Пункт 4 статьи 6 Кодекса профессиональной этики адвоката по-
зволяют использовать для собственной защиты документы, содержащие

адвокатскую тайну.
Второе. Если от вас требует документы конкурсный управляющий вашего
бывшего доверителя-юрлица, признанного банкротом, он становится на

место руководителя должника и, следовательно, обращается к вам от ли-
ца самого доверителя. И с момента назначения конкурсного управляюще-
го вы не вправе уклоняться от предоставления ему любой информации.

Третье. Что мешает вам получить от доверителя заблаговременно пись-
менное согласие на разглашение определенного объема сведений, если

соглашение с вами будут оспаривать третьи лица или ставить под сомне-
ние размер выплаченного вам гонорара?

6.5. А акт об оказании услуг/юридической помощи является закрывающим до-
кументом, обязателен к оформлению, один экземпляр, как и подтвержде-
ние передачи доверителю отчета, хранится у адвоката, второй у довери-
теля. Расходы на оплату услуг адвоката могут быть учтены в составе вне-
реализационных расходов (Письмо Минфина России от 17 августа 2015 г.

N 03-03-06/47375).

Наверное, на этом обсуждение вопроса о заключении и исполнении соглаше-
ний об оказании юридической помощи стоит завершить. Чуть позже – будет под-
раздел о субсидиарной ответственности юристов в делах о банкротстве.

Удачи в судах, коллеги!

P.S. Обращайтесь за консультациями по вопросам банкротства граждан и юр.лиц, в т.ч. регистрации и ликвидации компаний по тел: +7 (495) 258 0038