Главная / Новости / Представляю Вашему вниманию Обзор практики Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ

Представляю Вашему вниманию Обзор практики Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ

Подписаться на новости

Для удобства прочтения Обзор разбит на следующие тематические блоки:

Блок I. Вопросы обязательственного права

Блок II. Вопросы несостоятельности (банкротства)

Блок III. Вопросы корпоративного права

Блок IV. Вопросы вещного права

Блок V. Вопросы интеллектуальной собственности

Блок VI. Вопросы ресурсоснабжения

Блок VII. Процессуальные вопросы

Поскольку объём текста занимает более 40 страниц, ниже приведена ссылка для скачивания Обзора в формате PDF:

Обзор практики Верховного Суда РФ (Судебная коллегия по экономическим спорам) за октябрь, ноябрь и декабрь 2019 года

Блок I. Вопросы обязательственного права

Определение Верховного Суда РФ от 10.10.2019 года № 305-ЭС19-12083 по делу № А40-66220/2018

Если договором аренды государственного или муниципального имущества, к которому подлежит применению регулируемая арендная плата, предусмотрена обязанность арендодателя своевременно производить перерасчет арендной платы и информировать об этом арендатора, неисполнение такой обязанности и ненаправление арендатору уведомления об изменении арендной платы не освобождает последнего от обязательства заплатить за аренду в размере, установленном соответствующими нормативными правовыми актами. Вместе с тем, в силу положений ст. 406 ГК РФ такое нарушение со стороны арендодателя позволяет арендатору оспаривать правомерность начисления арендодателем неустойки за нарушение сроков внесения платы.

Председательствующий судья: Грачева И.Л.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1820856

 

Определение Верховного Суда РФ от 15.10.2019 года № 305-ЭС19-10930 по делу № А40-236135/2018 

Определение размера подлежащей взысканию неустойки (в силу диспозиции ст. 333 ГК РФ) сопряжено с оценкой обстоятельств дела и представленных участниками спора доказательств, а также со значимыми в силу материального права категориями (разумность и соразмерность), обусловлено необходимостью установления баланса прав и законных интересов кредитора и должника. Следовательно, при решении судом вопроса об уменьшении неустойки стороны по делу в любом случае не должны лишаться возможности представить необходимые, по их мнению, доказательства, свидетельствующие о соразмерности / несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства.

Председательствующий судья: Чучунова Н.С.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1822080

 

Определение Верховного Суда РФ от 15.10.2019 года № 305-ЭС19-12786 по делу № А40-236034/2018 

Условие договора подряда, определяющее дату исполнения обязательств по отдельным этапам выполнения работ как дату подписания заказчиком акта сдачи-приемки указанных работ, не должно ставить период ответственности исполнителя за нарушение сроков их выполнения в зависимость от усмотрения заказчика. Право заказчика осуществлять приемку в течение установленного контрактом срока после поступления отчетной документации не отменяет право головного исполнителя выполнить работу в течение предусмотренного ведомостью исполнения срока и предъявить работу к сдаче в последний день срока без учета времени на приемку. В связи с этим при расчете заказчиком пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения подрядчиком обязательства, в период просрочки исполнения обязательства не подлежат включению дни, потребовавшиеся заказчику для приемки выполненной работы (ее результатов) и оформления итогов такой приемки.

Председательствующий судья: Хатыпова Р.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1823578

 

Определение Верховного Суда РФ от 17.10.2019 года № 305-ЭС19-12584 по делу № А40-206612/2018

Срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда, является специальным по отношению к ст. 200 ГК РФ и составляет один год. При этом, если договором подряда установлен гарантийный срок и заявление по поводу недостатков результата работы сделано в пределах гарантийного срока, течение срока исковой давности начинается со дня заявления о недостатках[1] (в частности, применительно к железнодорожным перевозкам таким заявлением, с момента совершения которого следует исчислять годичный срок исковой давности, следует рассматривать составление акта-рекламации формы ВУ-41М).

Председательствующий судья: Золотова Е.Н.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1822962

 

Определение Верховного Суда РФ от 22.10.2019 года № 305-ЭС19-11233 по делу № А40-286839/2018 

По смыслу п. 1 ст. 719 ГК РФ подрядчик вправе не приступать к работе, а начатую работу приостановить, если нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда (непредставление материала / оборудования / технической документации) препятствует исполнению договора подрядчиком, а равно при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок. Наличие таких обстоятельств и непринятие заказчиком необходимых мер после предупреждения дает право отказаться от договора не заказчику, а подрядчику (п. 3 ст. 716п. 2 ст. 719 ГК РФ). Однако, если выполнение работ было прекращено подрядчиком без объяснения причин и без уведомления заказчика о наличии объективных препятствий к исполнению договора, в отсутствие достаточных и допустимых доказательств невозможности исполнения договорных обязательств, имеет место ненадлежащее исполнение обязательств подрядчиком, что влечет расторжение договора и применение к подрядчику соответствующих штрафных санкций.

Председательствующий судья: Хатыпова Р.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1825888

 

Определение Верховного Суда РФ от 28.10.2019 года № 304-ЭС19-9513 по делу № А27-8800/2017

1. Если соглашение об уступке права требования было совершено в счет оплаты имеющегося долга, оно квалифицируется как соглашение об отступном.

2.  По общему правилу исполнение, учиненное должником цессионарию до момента признания соглашения об уступке недействительным, является надлежащим исполнением. Указанное правило не подлежит применению только при условии, если будет установлено, что должник, исполняя обязательство перед новым кредитором, знал или должен был знать о противоправной цели оспариваемой сделки[2]. В случае недобросовестности должника по гражданско-правовому обязательству право требования цедента к нему подлежит восстановлению независимо от произведенного в пользу цессионария исполнения. При этом на осведомленность должника по обязательству и обладание им сведениями, позволяющими с достоверностью установить наличие у сторон договора уступки недобросовестного поведения, может указывать его аффилированность с цедентом или цессионарием и т.п.[3]

Председательствующий судья: Букина И.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1826366

 

Определение Верховного Суда РФ от 29.10.2019 года № 305-ЭС19-15228 по делу № А40-215942/2018 

При рассмотрении споров, связанных с неисполнением вексельных обязательств, судам следует руководствоваться тем, что из системного толкования ст. 408 ГК РФ и разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ № 33/14[4], законом установлена презумпция того, что нахождение долгового документа у должника удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение обязательства. Бремя доказывания факта неполучения платежа в этом случае лежит на кредиторе по векселю.

Вместе с тем, если векселедержателем заявлено, что оригинал векселя в пределах срока давности передан векселедателю, в подтверждение чего представлен акт приема-передачи, при этом последним доводы векселедержателя не опровергнуты и не представлено доказательств надлежащего исполнения обязательства (например, расписки векселедержателя в получении денежных средств от векселедателя либо векселя, содержащего запись векселедержателя об уплате вексельного долга), требования векселедержателя о взыскании вексельного долга являются обоснованными и подлежат удовлетворению.

Председательствующий судья: Золотова Е.Н.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1826920

 

Определение Верховного Суда РФ от 29.10.2019 года № 305-ЭС19-11225 по делу № А40-114941/2018 

Поскольку подрядчик несет ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков выполнения работ (абз. 2 п. 1 ст. 708 ГК РФ), в договоре подряда должно содержаться условие, прямо предусматривающее порядок определения момента, с которого подрядчик считается просрочившим, и применение к нему мер ответственности за соответствующую просрочку выполнения работ.

Если стороны изменили срок исполнения обязательств по конкретному этапу работ уже после наступления первоначально определенного сторонами срока, и не йцмивпредусмотрели при этом возможность начисления заказчиком неустойки за нарушение сроков выполнения работ за предшествовавший до даты указанного изменения период, основания для начисления и взыскания неустойки за нарушение подрядчиком сроков выполнения работ в первоначально установленный срок не имеется.

Председательствующий судья: Хатыпова Р.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1826970

 

Определение Верховного Суда РФ от 11.11.2019 года № 305-ЭС19-13065 по делу № А41-72171/2018

1. Если с учетом специфики правоотношений сторон размер арендной платы за переданный в аренду земельный участок определяется с учетом вида разрешенного использования земельного участка, то с даты принятия правового акта об изменении или установлении вида разрешенного использования спорного земельного участка арендная плата подлежит уплате с применением соответствующих значений коэффициента, учитывающего вид разрешенного использования земельного участка, (Кд).

2. Если здание склада относится к вспомогательным зданиям предприятия, фактически предназначено для размещения произведенной этим предприятием готовой продукции и является неотъемлемой частью производственного комплекса, земельный участок, на котором размещается такой склад не может иметь вид разрешенного использования «Склады». В такой ситуации при расчете арендной платы должен применяться коэффициент как для земельных участков, предназначенных «для размещения объектов строительной, научно-производственной и производственной деятельности».

Председательствующий судья: Борисова Е.Е.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1831304

 

Определение Верховного Суда РФ от 14.11.2019 года № 308-ЭС19-10020 по делу № А53-21901/2017

1. К искам о взыскании неосновательного обогащения применяется общий трехгодичный срок исковой давности, установленный ст. 196 ГК РФ, который в силу п. 1
ст. 200
 ГК РФ начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. В частности, если арендатором к неправомочному арендодателю предъявлен иск о взыскании уплаченной арендной платы как неосновательного обогащения (например, если вступившим в законную силу судебным актом признано право хозяйственного ведения заявителя на переданное в аренду имущество, в результате чего арендатор и титульный владелец объектов аренды совпали в одном лице), суд не вправе рассматривать указанное требование как требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки и применять к спорным правоотношениям правила об исчислении сроков исковой давности по недействительным сделкам.

2. Поскольку срок исковой давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется по каждому просроченному платежу, момент, когда истец, предъявивший к неправомочному арендодателю иск о возврате уплаченной арендной платы в качестве неосновательного обогащения, узнал или должен был узнать о нарушении своего права, определяется датой внесения соответствующего платежа.

Председательствующий судья: Чучунова Н.С.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1833520

 

Определение Верховного Суда РФ от 14.11.2019 года № 305-ЭС19-13609 по делу № А40-233851/2018

В случае неисполнения абонентом обязанности по извещению оператора телефонной связи об изменении права владения или пользования в отношении телефонизированного помещения само по себе выбытие абонента из указанного телефонизированного помещения не является основанием для освобождения абонента от оплаты оказанных услуг связи. Равным образом неполучение абонентом от оператора телефонной связи актов об оказанных услугах и счетов-фактур не может служить основанием для отказа во взыскании с абонента платы за фактически оказанные по договору услуги.

Председательствующий судья: Грачева И.Л.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1833518

 

Определение Верховного Суда РФ от 14.11.2019 года № 305-ЭС19-13353 по делу № А41-71074/2018

1. В рамках существующего правового механизма регулирования размера арендной платы за федеральные земельные участки ее изменение может производиться в том числе в связи с изменением рыночной стоимости права аренды земельного участка. При этом заключения сторонами дополнительного соглашения об изменении договора аренды в части размера арендной платы в связи с изменением ее рыночной стоимости не требуется.

2. Действия арендодателя по направлению арендатору уведомления об изменении арендной платы в связи с изменением ее рыночной стоимости, определенной на основании отчета об оценке, в более поздний срок, чем дата составления указанного отчета, не могут быть квалифицированы как содержащие признаки злоупотребления правом, если перерасчет арендной платы в связи с изменением ее рыночной стоимости произведен арендодателем с даты направления соответствующего уведомления, а не за прошедший период.

3. По общему правилу арендная плата подлежит перерасчету в связи с изменением рыночной стоимости права аренды земельного участка по состоянию на год, следующий за годом, в котором была проведена оценка рыночной стоимости права аренды, поэтому применение нового размера арендной платы возможно только на последующий период, исключая ее применение за тот год, в котором осуществлена новая оценка. Само по себе направление арендатору уведомления об изменении рыночной стоимости арендной платы в год, следующий за тем, в котором была проведена оценка, не свидетельствует о недостоверности этой оценки и невозможности использовать ее для расчета арендной платы в последующие годы.

Председательствующий судья: Грачева И.Л.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1833516

 

Определение Верховного Суда РФ от 18.11.2019 года № 303-ЭС19-7602 по делу № А73-5511/2018

1. Право требования по возврату излишне уплаченной арендной платы не может возникнуть ранее даты совершения фактического спорного платежа. Исчисление срока исковой давности по указанному требованию иным образом, например, с даты получения арендатором уведомления арендодателя об отказе от применения понижающего коэффициента при условии, что спорный платеж был осуществлен арендатором позднее, противоречит ст. 200 ГК РФ.

2. При исчислении исковой давности по требованию арендатора о возврате излишне уплаченной арендной платы следует исходить из нарушения прав именно этого лица, имеющего свой материально-правовой интерес в возврате спорной суммы, а не его агента.

Председательствующий судья: Борисова Е.Е.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1834682

 

Определение Верховного Суда РФ от 19.11.2019 года № 305-ЭС19-14556 по делу № А40-272646/2018

Правило о том, что размер арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности и предоставленные для размещения объектов электроэнергетики и иных объектов, предусмотренных подп. 2 ст. 49 ЗК РФ, не может превышать размер арендной платы, установленной в отношении федеральных земель, подлежит применению с 01.03.2015 года (дата вступления в силу п. 4 ст. 39.7 ЗК РФ). Указанное правило действует при определении арендной платы за все публичные земли независимо от того, какие требования установлены нормативными правовыми актами субъектов или муниципальных образований.

Председательствующий судья: Попова Г.Г.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1836690

 

Определение Верховного Суда РФ от 20.11.2019 года № 303-ЭС19-12615 по делу № А24-3917/2018

По общему правилу должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора. В частности, подлежит проверке судом на предмет наличия просрочки кредитора обстоятельство длительности проведения государственной экспертизы вследствие неисполнения заказчиком обязательства по представлению исходной документации.

Председательствующий судья: Маненков А.Н.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1835106

 

Определение Верховного Суда РФ от 26.11.2019 года № 305-ЭС19-15370 по делу № А40-146324/2018

1. По общему правилу неустойка за нарушение исполнения основного обязательства подлежит взысканию за период в пределах трех лет, предшествующих дате предъявления иска о взыскании неустойки. За период, который входит в трехлетний срок, предшествующий дате предъявления иска о взыскании неустойки, срок исковой давности нельзя признать истекшим[5]. В связи с этим в отсутствие пропуска срока исковой давности по главному требованию к требованию о взыскании неустойки за период до даты фактического исполнения обязательства не может быть применено правило ст. 207 ГК РФ, устанавливающее, что с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям.

2. Уступка требования об уплате сумм неустойки, начисляемых в связи с нарушением обязательства, в том числе подлежащих выплате в будущем, допускается как одновременно с уступкой основного требования, так и отдельно от него. В частности, уступка первоначальным кредитором новому кредитору требования об уплате неустойки за период с даты, следующей за днем, по который ранее судом были удовлетворены требования первоначального кредитора о взыскании неустойки за нарушение основного обязательства, по дату, предшествующую дате исполнения указанного решения суда о взыскании неустойки в пользу первоначального кредитора, является правомерной и не свидетельствует о переходе к новому кредитору требования первоначального кредитора не в том объеме и не на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права требования.

3. При этом отсутствие уведомления должника о переходе права само по себе не может являться основанием для отказа новому кредитору в удовлетворении иска о взыскании неустойки. В этом случае, если указанных в уведомлении сведений недостаточно для совершения должником исполнения новому кредитору, должник по общему правилу вправе исполнить обязательство первоначальному кредитору или приостановить исполнение и потребовать представления соответствующих сведений от первоначального кредитора.

Председательствующий судья: Хатыпова Р.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1838504

 

Определение Верховного Суда РФ от 26.11.2019 года № 305-ЭС19-13029 по делу № А40-230773/2018, Определение Верховного Суда РФ от 26.11.2019 года № 305-ЭС19-13031 по делу № А40-230726/2018 

1. Если в целях подтверждения ассоциацией статуса саморегулируемой организации общим собранием ее членов принято решение о пополнении компенсационного фонда возмещения вреда путем дополнительных взносов, соответствующие суммы в компенсационный фонд за членов ассоциации, не исполнивших это обязательство, могут быть уплачены другими членами ассоциации, к которым в силу закона переходят права кредитора по обязательству внести дополнительный взнос (в порядке суброгации).

2. Последующий выход из саморегулируемой организации не освобождает не исполнившего обязательство по уплате дополнительного взноса члена ассоциации от обязанности произвести соответствующую выплату, если на дату принятия общим собранием членов ассоциации решения о внесении дополнительных взносов в компенсационный фонд указанное лицо продолжало оставаться членом этой организации.

Председательствующий судья: Золотова Е.Н.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1837534http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1837530

Определение Верховного Суда РФ от 29.11.2019 года № 305-ЭС19-14381 по делу № А40-126034/2018

Для вывода о переходе права требования к иному лицу недостаточно доказательств волеизъявления цессионария на принятие права требования, необходимо также доказать волю цедента на переход принадлежащего ему права. Такой вывод не может быть правомерным, если подтвердить наличие воли цедента не представляется возможным (например, если цедент был ликвидирован до подачи цессионарием иска, вытекающего из указанного права требования).

Председательствующий судья: Попова Г.Г.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1841570

 

Определение Верховного Суда РФ от 10.12.2019 года № 305-ЭС19-20584 по делу № А40-127011/2018 

1. Юридическое лицо действует в гражданском обороте через своих представителей, в том числе лиц, осуществляющих обязанности единоличного исполнительного органа, которые имеют полномочия как на активные действия (например, совершение сделок), так и на пассивное представительство (восприятие от имени юридического лица внешних фактов). Риски недобросовестности указанных лиц несет юридическое лицо, и они не могут быть переложены на добросовестных третьих лиц.

Поскольку начало течения исковой давности связано с тем, когда юридическое лицо восприняло информацию об оспариваемой сделке, сведения, воспринятые директором, относятся на юридическое лицо, и оно в подтверждение иного момента начала течения исковой давности не может ссылаться против третьих лиц на то, что директор был недобросовестный и действовал против интересов юридического лица, если только не будет доказан сговор директора с контрагентом по сделке. Иное решение нарушало бы права другой стороны сделки, которая по причинам, связанным исключительно с внутренними взаимоотношениями в юридическом лице, была бы ограничена в возможности ссылаться на истечение исковой давности со стороны юридического лица. Кроме того, это нарушало бы правовое равенство, поскольку юридические лица находились бы в привилегированном состоянии за счет возможности «продления» исковой давности по требованиям об оспаривании сделок посредством смены директора или предъявления таких исков участниками (акционерами).

В частности, само по себе то обстоятельство, что прежний генеральный директор, заключивший оспариваемый договор, не был заинтересован в его оспаривании, не является достаточным для иного порядка исчисления исковой давности.

2. Факт принятия платежей по договору сам по себе не может являться единственным основанием для отказа заявителю в признании договора недействительным как сделки, совершенной с нарушением представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица (п. 2 ст. 174 ГК РФ).

Председательствующий судья: Хатыпова Р.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1842424

 

 

Определение Верховного Суда РФ от 10.12.2019 года № 307-ЭС19-14101 по делу № А56-64034/2018

Возражение должника об обоснованности начисления неустойки само по себе не является предусмотренным ст. 333 ГК РФ заявлением об уменьшении неустойки. При неисполнении должником бремени доказывания несоразмерности в отсутствие должного обоснования уменьшения неустойки и наличия на то оснований такое уменьшение недопустимо. Иной подход позволяет недобросовестному должнику, нарушившему условия согласованных с контрагентом обязательств, в том числе об избранных ими мерах ответственности и способах урегулирования спора, извлекать преимущества из своего незаконного поведения.

Председательствующий судья: Борисова Е.Е.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1842894

 

Определение Верховного Суда РФ от 11.12.2019 года № 305-ЭС19-14865 по делу № А40-164376/2016 

Заявление об уменьшении неустойки по правилам ст. 333 ГК РФ носит не процессуальный, а материальный характер. В связи с этим, если суд первой инстанции не рассмотрел заявление об уменьшении неустойки, оно сохраняет свою правовую значимость при повторном рассмотрении дела и подлежит разрешению апелляционным судом.

Председательствующий судья: Борисова Е.Е.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1842256

 

Определение Верховного Суда РФ от 12.12.2019 года № 305-ЭС19-12031 по делу № А41-75367/2018 

Подача заявления о зачете является выражением воли стороны односторонней сделки на прекращение встречных обязательств и одновременно исполнением требования закона, установленного к процедуре зачета. Предъявление встречного иска, направленного к зачету первоначальных исковых требований, является по сути тем же выражением воли стороны, оформленным в исковом заявлении и поданным в установленном процессуальным законодательством порядке. Изменение порядка оформления такого волеизъявления — подача встречного иска вместо направления заявления — не должно приводить к изменению момента прекращения обязательства, поскольку предусмотренные ст. 410 ГК РФ основания для зачета (наличие встречных однородных требований и наступление срока их исполнения) остаются прежними. В ином случае материальный момент признания обязательства по договору прекращенным ставится в зависимость от процессуальных особенностей разрешения спора, на которые эта сторона повлиять не может. При этом нет принципиальных различий по правовым последствиям для лица, исполнившего обязательство по договору, и лица, обязательство которого прекращено зачетом в порядке ст. 410 ГК РФ[6].

Председательствующий судья: Кирейкова Г.Г.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1842706

 

Определение Верховного Суда РФ от 19.12.2019 года № 305-ЭС19-17077 по делу № А40-195567/2018 

По общему правилу п. 1 ст. 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию. Однако это правило не может служить основанием для вывода об истечении срока исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, если основное требование было предъявлено в пределах срока исковой давности и удовлетворено судом[7]. В связи с этим, если лицом была допущена просрочка исполнения обязательств по договору, в результате чего требование о взыскании с него задолженности (основного долга) удовлетворено в судебном порядке, и срок исковой давности по нему не истек, контрагент указанного лица вправе требовать взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами за трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска об их взыскании.

Председательствующий судья: Чучунова Н.С.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1846958

 

Определение Верховного Суда РФ от 24.12.2019 года № 308-ЭС19-16490 по делу № А63-10245/2017 

1. К искам о взыскании неосновательного обогащения применяется общий трехгодичный срок исковой давности, установленный ст. 196 ГК РФ, который в силу п. 1
ст. 200
 ГК РФ начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. В частности, если арендатором к неправомочному арендодателю предъявлен иск о взыскании уплаченной арендной платы как неосновательного обогащения (например, если вступившим в законную силу судебным актом признано право хозяйственного ведения заявителя на переданное в аренду имущество, в результате чего арендатор и титульный владелец объектов аренды совпали в одном лице), суд не вправе рассматривать указанное требование как требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки (поскольку оно носит не реституционный, а кондикционный характер) и применять к спорным правоотношениям правила об исчислении сроков исковой давности по недействительным сделкам.

2. Поскольку срок исковой давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется по каждому просроченному платежу, момент, когда истец, предъявивший к неправомочному арендодателю иск о возврате уплаченной арендной платы в качестве неосновательного обогащения, узнал или должен был узнать о нарушении своего права, определяется датой внесения соответствующего платежа.

Председательствующий судья: Борисова Е.Е.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1849716

 

Определение Верховного Суда РФ от 24.12.2019 года № 305-ЭС19-18275 по делу № А40-235720/2018 

1. По общему правилу на лизингополучателя как лицо, ответственное за выбор продавца, а не на предоставляющего финансирование лизингодателя возлагается риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга (п. 2 ст. 22 Закона о лизинге). Вместе с тем, финансирование по договору выкупного лизинга предоставляется лизингодателем в целях реализации имущественного интереса лизингополучателя, состоящего в приобретении предмета лизинга в собственность лизингополучателя за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии. В связи с этим указанное общее правило неприменимо в ситуации, когда лизингодатель уклонился от содействия в удовлетворении имущественного интереса лизингополучателя — предмет лизинга не был передан во владение и пользование лизингополучателя (с последующим переходом в его собственность) по обстоятельствам, зависящим от самого лизингодателя. В последнем случае лизингодатель, действовавший вопреки интересам лизингополучателя, при расторжении договора лизинга может претендовать на удовлетворение своих требований только в части, приходящейся на выручку от продажи предмета лизинга, оставшуюся после осуществления расчетов с лизингополучателем — после возврата лизингополучателю предоставленной им части финансирования (авансового платежа).

2. Если лизингополучатель обратился в суд с требованием о взыскании с  лизингодателя неосновательного обогащения в виде аванса по договору лизинга, поскольку предмет лизинга был продан лизингодателем иному лицу, в результате чего договор лизинга расторгнут, суду следует разрешить спор об имущественных последствиях расторжения договора лизинга и о наличии у лизингодателя обязательства по выплате соответствующей суммы лизингополучателю, соотнеся взаимные встречные предоставления сторон договора лизинга.

Решение суда об отказе удовлетворить такой иск по мотиву избрания истцом ненадлежащего способа защиты права с предложением инициировать другой спор об имущественных последствиях исполнения и расторжении договора лизинга, по существу, является указанием повторно обратиться в суд в защиту того же нарушенного права и с тем же материально-правовым требованием к ответчику, но по-иному определив размер неосновательного обогащения, то есть предъявить тождественный иск, что недопустимо в силу п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ и является нарушением права на судебную защиту посредством рассмотрения дела компетентным судом.

3. Если лизинговая компания не представляет суду каких-либо доказательств, подтверждающих принятие ею мер по получению предмета лизинга у продавца и его передаче лизингополучателю, оказания содействия в удовлетворении имущественных интересов лизингополучателя, такое поведение влечет наступление соответствующих неблагоприятных последствий при оценке судом доказанности соответствующей стороной обстоятельств дела.

При этом само по себе составление акта приема-передачи предмета лизинга в ситуации, когда фактически предмет лизинга во владение и пользование лизингополучателя не поступил, не может свидетельствовать о надлежащем исполнении лизингодателем своих обязательств перед лизингополучателем.

Председательствующий судья: Борисова Е.Е.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1849126

 

Определение Верховного Суда РФ от 27.12.2019 года № 305-ЭС19-20514 по делу № А40-183152/2018 

Условие договора субподряда об исчислении срока оплаты выполненных работ с момента сдачи генеральным подрядчиком результата этих работ заказчику или с момента получения генеральным подрядчиком оплаты от заказчика не противоречит нормам закона[8]. В этом случае период расчета процентов за пользование чужими денежными средствами должен определяться с учетом условий договора и даты поступления денежных средств от заказчика по договору генерального подряда.

Председательствующий судья: Борисова Е.Е.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=184944

Блок II. Вопросы несостоятельности (банкротства)

 

Определение Верховного Суда РФ от 07.10.2019 года № 307-ЭС17-11745(2) по делу № А56-83793/2014

1. Законодательство о несостоятельности как в предыдущей, так и в действующей редакции предусматривали возможность привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности за доведение должника до банкротства (создание ситуации невозможности погашения требований кредиторов). Несмотря на последовательное внесение законодателем изменений в положения, регулирующие спорные отношения, правовая природа данного вида ответственности сохранилась. Как ранее, так и в настоящее время к такой ответственности подлежало привлечению лицо, осуществляющее фактический контроль над должником (независимо от юридического оформления отношений) и использовавшее властные полномочия во вред кредиторам, то есть своими действиями приведшее его к банкротству.

2. Установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности. Напротив, конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, в раскрытии своего статуса контролирующего лица не заинтересован и старается завуалировать как таковую возможность оказания влияния на должника. При ином подходе бенефициары должника в связи с подконтрольностью им документооборота организации имели бы возможность в одностороннем порядке определять субъекта субсидиарной ответственности путем составления внутренних организационных документов (локальных актов) выгодным для них образом, что недопустимо. Статус контролирующего лица устанавливается в том числе через выявление согласованных действий между бенефициаром и подконтрольной ему организацией, которые невозможны при иной структурированности отношений.

3. При доказанности заявителем по спору о привлечении к субсидиарной ответственности совокупности обстоятельств, позволяющих судам констатировать наличие у ответчика признаков контролирующего должника лица с возможностью формирования и реализацией финансовых и иных административно-хозяйственных решений, бремя опровержения указанных обстоятельств возлагается на ответчика как процессуального оппонента. При этом, защищаясь против предъявленного иска, ответчику недостаточно ограничиться только отрицанием обстоятельств, на которых настаивает истец, необходимо представить собственную версию инкриминируемых ему событий. Если ответчик имеющимся у него правом обоснованного возражения не воспользовался, то в силу ч. 2 ст. 9 АПК РФ на него возлагается риск наступления последствий непредставления суду соответствующих доказательств. К таковым последствиям относится, в частности, принятие судом решения не в пользу указанного лица.

Председательствующий судья: Капкаев Д.В.

Подробнее (текст судебного акта):  http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1819806

 

Определение Верховного Суда РФ от 10.10.2019 года № 304-ЭС19-9053 по делу № А45- 25794/2016 

1. Проценты по вознаграждению финансового управляющего, исчисляемые при реализации предмета залога, выплачиваются исключительно за счет и в пределах десяти процентов, оставшихся после расчетов с залоговым кредитором и кредиторами первой и второй очереди. Действуя добросовестно и разумно, арбитражный управляющий обязан приступить к выплате собственного вознаграждения в виде процентов только после погашения иных видов расходов, предусмотренных абз. 4 п. 5 ст. 213.27 Закона о банкротстве.

2. В случае, если супруг гражданина-банкрота является наряду с ним должником по обеспечительному обязательству (ст. 353 ГК РФ), то он также претерпевает на себе действия принудительного исполнения такого требования, то есть разделяет обязанность несения указанных расходов. В этой ситуации законных оснований для исчисления процентов по вознаграждению финансового управляющего от половины стоимости реализованного общего имущества супругов, находившегося в залоге по общему обязательству, не имеется.

Председательствующий судья: Капкаев Д.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1821426

 

Определение Верховного Суда РФ от 14.10.2019 года № 305-ЭС16-20779(46) по делу № А40-154909/2015 

Разрешая вопрос о квалификации в качестве «гонорара успеха» переменной части вознаграждения за оказание юридических услуг в виде процента от денежных средств, фактически поступивших в конкурсную массу, суду необходимо учитывать, что в ситуации банкротства применение к должнику принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ) ограничено, в том числе интересами кредиторов. Поэтому при проверке обоснованности выбора конкурсным управляющим подобного варианта вознаграждения представителей следует определить, как такая форма оплаты может отразиться на конкурсной массе и на перспективах удовлетворения требований кредиторов, в частности, соотнести реально понесенные должником расходы с теми потенциальными тратами, которые могли быть понесены, если бы сделка заключалась на рыночных условиях (например, на условиях почасовой оплаты).

Председательствующий судья: Букина И.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1821200

 

Определение Верховного Суда РФ от 14.10.2019 года № 305-ЭС16-20779(47) по делу № А40-154909/2015 

1. Поскольку в наибольшей части обособленных споров, рассматриваемых в деле о банкротстве (оспаривание сделок, включение требований в реестр, разрешение разногласий и т.д.), интересы арбитражного управляющего, должника и гражданско-правового сообщества, объединяющего кредиторов последнего, совпадают, по общему правилу издержки, связанные с защитой интересов конкурсной массы, должны быть понесены за счет входящего в ее состав имущества.

Вместе с тем, когда управляющий противостоит кредиторам и действует исключительно в своих интересах (в спорах о признании действий (бездействия) арбитражного управляющего незаконными), расходы на ведение процесса он должен нести за свой счет. В противном случае средства конкурсной массы, которые в итоге предназначаются на погашение требований кредиторов, расходуются управляющим против этих же кредиторов, последние фактически оплачивают стоимость услуг юристов управляющего, в том числе в случаях, когда жалобы на действия (бездействие) управляющего признаются обоснованными. Если жалоба будет признана необоснованной законодательно предусмотрен иной механизм компенсации управляющему понесенных расходов — их переложение на проигравшую сторону по правилам ст. 110 АПК РФ. При этом распределение издержек происходит именно за счет кредиторов, требовавших признания действий (бездействия) незаконными. Если же услуги юристов оплачиваются из средств, составляющих конкурсную массу, то фактически расходы несут все кредиторы, в том числе те, кто не настаивал на удовлетворении жалобы на управляющего.

2. Само по себе согласование комитетом кредиторов финансирования услуг юристов по защите арбитражного управляющего от жалоб кредиторов за счет средств конкурсной массы должника не влечет признание такого финансирования обоснованным, поскольку, во-первых, арбитражный управляющий несет самостоятельную обязанность действовать добросовестно и разумно[9], во-вторых, если некоторые кредиторы были не согласны с решением комитета, оно не может быть им противопоставлено.

3. Признание необоснованным привлечения юристов за счет конкурсной массы в целях защиты арбитражного управляющего от жалоб кредиторов для действующего разумно управляющего является достаточным для того, чтобы прекратить подобное необоснованное расходование средств конкурсной массы самостоятельно, без дополнительного указания со стороны суда на необходимость расторгнуть спорные соглашения об оказании юридической помощи в указанной части.

Председательствующий судья: Букина И.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1821408

 

Определение Верховного Суда РФ от 21.10.2019 года № 305-ЭС19-9863 по делу № А40-233991/2016

В некоторых случаях отступление арбитражным управляющим от очередности исполнения текущих обязательств может быть признано обоснованным, например, при представлении доказательств того, что такое отступление обусловлено исключительными обстоятельствами — необходимостью предотвращения катастрофы, гибели людей. В частности, об экстраординарности обстоятельств может свидетельствовать крайняя необходимость несения текущих расходов на охрану строительной площадки на территории действующего образовательного учреждения в целях обеспечения не только сохранности имущества должника, но и безопасности несовершеннолетних обучающихся, угроза которой была вызвана нарушением правил производства строительных работ, допущенным бывшим руководителем должника. Проверка судом действительности довода о возникновении реальной угрозы безопасности, обуславливающей отступление арбитражного управляющего от очередности исполнения текущих обязательств, имеет существенное значение для правильного рассмотрения спора, поскольку в этом случае любой разумный менеджер, на которого возложены полномочия руководителя строительной организации, осуществил бы в приоритетном порядке платежи в пользу охранного предприятия и подрядчика.

Председательствующий судья: Разумов И.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1824530

 

Определение Верховного Суда РФ от 21.10.2019 года № 305-ЭС19-9992 по делу № А40-155759/2017

Субсидиарная ответственность руководителя должника за неподачу заявления о банкротстве ограничивается объемом обязательств, возникших после истечения месячного срока на подачу соответствующего заявления. Оснований для возложения на руководителя субсидиарной ответственности по обязательствам должника, возникшим до даты, после наступления которой руководитель должен был инициировать процесс банкротства должника, не имеется. Такой подход обусловлен тем, что умолчание о возникновении признаков банкротства ведет к негативным последствиям для введенных в заблуждение кредиторов, по неведению предоставивших исполнение лицу, являющемуся в действительности банкротом и явно неспособному передать встречное исполнение. Невыполнение руководителем требования об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о его собственном банкротстве свидетельствует, по сути, о недобросовестном сокрытии от кредиторов информации о неудовлетворительном имущественном положении юридического лица.

Председательствующий судья: Разумов И.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1824936

 

Определение Верховного Суда РФ от 21.10.2019 года № 310-ЭС19-9963 по делу № А84-1909/2017

По правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут быть оспорены не только сами сделки, но и действия, направленные на их исполнение, в том числе действия должника по уплате контрагенту денег, передаче ему вещей по гражданско-правовым обязательствам. Поэтому, если при обращении в суд конкурсный управляющий заявил требование о признании недействительным договора, а приведенные им в заявлении основания свидетельствуют об оспаривании действий по исполнению этого договора, суд переходит к проверке указанных действий по исполнению на предмет их недействительности.

В частности, если действия должника, совершенные во исполнение договора, попадают в шестимесячный период подозрительности, указанные действия могут быть признаны недействительными при условии получения контрагентом исполнения в предпочтительном порядке и установления факта осведомленности лица, в пользу которого совершены эти действия, о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать такой вывод (п. 1 и п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Председательствующий судья: Разумов И.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1824938

 

Определение Верховного Суда РФ от 22.10.2019 года № 308-ЭС19-12135 по делу № А32-14909/2013

После ликвидации должника-банкрота ряд обязательств по-прежнему нельзя считать прекращенным, поскольку с наличием неисполненного требования к должнику закон связывает возможность реализации имущественных правопритязаний кредитора к другим лицам (обращение взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами; привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности; взыскание убытков с конкурсного управляющего должника и т.д.). В связи с этим производство по заявлениям кредиторов, предъявленным после завершения процедуры банкротства должника и внесения в ЕГРЮЛ записи о его ликвидации (например, по заявлениям о процессуальном правопреемстве), не могут быть прекращены лишь по мотиву того, что должник ликвидирован. Иной подход необоснованно ограничивал бы кредитора в реализации его имущественных прав.

Председательствующий судья: Самуйлов С.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1824512

 

Определение Верховного Суда РФ от 28.10.2019 года № 305-ЭС19-10064 по делу № А41-47794/2015 

Если несмотря на подписание нескольких документов в действительности воля сторон сделки по смыслу ст. 431 ГК РФ была направлена на установление между ними единой договорной связи с двумя встречными магистральными обязанностями осуществить характерное исполнение, например, выполнение работ по строительству домов (договор подряда) и передача квартир / прав на квартиры (договор долевого участия в строительстве), то такой договор квалифицируется как смешанный. В частности, подобное оформление отношений обусловлено особенностями правовой конструкции договоров участия в долевом строительстве: разделение договора на несколько документов упрощает процедуру государственной регистрации договора участия в долевом строительстве.

В ситуации, когда оплата подрядных работ по строительству домов производится путем передачи прав на квартиры посредством подписания актов взаимозачета, последние фактически констатируют объем осуществленного обеими сторонами исполнения по договору и носят лишь сверочный характер. Такие акты взаимозачета не могут быть оспорены в качестве самостоятельных сделок в рамках дела о банкротстве лица, осуществлявшего строительство.

Председательствующий судья: Букина И.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1826432

 

Определение Верховного Суда РФ от 28.10.2019 года № 304-ЭС19-9513 по делу № А27-8800/2017

1. Если соглашение об уступке права требования совершено после возбуждения дела о банкротстве цедента и является безвозмездным, оно подлежит квалификации в качестве сделки с неравноценным встречным исполнением (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Если указанное соглашение совершалось в счет оплаты имеющегося долга (фактически опосредовало отступное), то такая сделка может быть квалифицирована как совершенная с предпочтением по отношению к требованиям иных кредиторов (абз. 5 п. 1 и п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

2. Денежные средства, предоставленные должнику в качестве субсидии, подлежат включению в конкурсную массу и направляются на погашение требований всех кредиторов. Сделка по уступке права требования по выплате субсидий квалифицируется как сделка, совершенная за счет должника и влекущая выбытие его актива.

Председательствующий судья: Букина И.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1826366

 

Определение Верховного Суда РФ от 28.10.2019 года № 301-ЭС19-12957 по делу № А31-8779/2018 

При подаче должником заявления о собственном банкротстве он не вправе предлагать саморегулируемую организацию / кандидатуру арбитражного управляющего, эта кандидатура определяется посредством случайного выбора (п. 5 ст. 37 Закона о банкротстве). Такое правовое регулирование направлено на обеспечение подлинной независимости управляющего, предотвращение потенциального конфликта интересов, то есть на устранение всяких сомнений относительно того, что управляющий в приоритетном порядке будет отстаивать интересы должника в ущерб интересам гражданско-правового сообщества, объединяющего кредиторов. Указанный подход по аналогии (п. 1 ст. 6 ГК РФ) подлежит применению и в ситуации, когда кандидатура управляющего / саморегулируемая организация предложены заявителем по делу о банкротстве, аффилированным по отношению к должнику или имеющим возможность определять его действия. При этом именно заявителю по делу о банкротстве надлежит снять возникшие у суда обоснованные сомнения относительно независимости предложенного кандидата. Поскольку именно кредитор располагает всем объемом информации об отношениях и договоренностях с арбитражным управляющим, ему не должно составить труда раскрыть мотивы выбора кандидатуры управляющего. В противном случае кредитор несет риск наступления неблагоприятных последствий непредставления соответствующих доказательств. Отказ кредитора раскрыть информацию следует квалифицировать как признание факта заинтересованности.

Председательствующий судья: Разумов И.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1827844

 

Определение Верховного Суда РФ от 31.10.2019 года № 307-ЭС16-12310(4) по делу № А56-71378/2015

По общему правилу в отношении требований, от которых должник не может быть освобожден (п. 5 и п. 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве), кредитор вправе получить исполнительный лист. Указанное правило несмотря на отсутствие прямого законодательного регулирования по аналогии применяется в отношении всех иных требований кредиторов должника, которые не были удовлетворены в ходе процедуры реализации имущества гражданина. Основанием для выдачи исполнительных листов на принудительное исполнение таких требований по завершении дела о банкротстве являются судебные акты о включении указанных требований в реестр, но за вычетом сумм, которые были погашены к моменту выдачи листа в рамках банкротных процедур. Вопрос о выдаче исполнительных листов по таким требованиям разрешается арбитражным судом по ходатайству заинтересованных лиц в судебном заседании.

Председательствующий судья: Букина И.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1828212

 

Определение Верховного Суда РФ от 01.11.2019 года № 306-ЭС19-2986(3,4) по делу № А65-27205/2017

1. Сделка по внесению должником недвижимого имущества в уставный капитал, совершенная в отношении заинтересованного лица после возбуждения дела о банкротстве, является недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, если в обмен на передачу дорогостоящего имущества должник не получил соответствующего объема корпоративных прав. В частности, о явном несоответствии приобретенных прав внесенному вкладу свидетельствует определение в уставе общества правила о том, что все решения принимаются участниками единогласно, вследствие чего миноритарному участнику удается нивелировать контрольные функции мажоритария. При этом право должника обратиться в суд с заявлением об исключении второго участника из вновь созданного общества, не является основанием для отказа в удовлетворении заявления о признании сделки по внесению имущества должника в уставный капитал недействительной.

2. В ходе процедуры наблюдения органы управления должника не вправе принимать решения о создании юридических лиц или об участии должника в иных юридических лицах. Этот запрет распространяется и на совершение сделок по передаче имущества должника созданным им организациям во исполнение решений об участии в юридических лицах[11]. Иной подход применим только к сделкам по внесению имущества должника в уставный капитал общества, если должник является единственным учредителем такого общества[12].

3. В ситуации наличия у сторон двух взаимосвязанных сделок, подконтрольных одной группе лиц, общего намерения причинить этими сделками вред кредиторам должника, в частности посредством

Если должник передал право собственности на имущество вновь созданному юридическому лицу в качестве вклада в уставный капитал, после чего указанное имущество было сдано в аренду на заведомо неразумных условиях в целях затруднения применения правил о последствиях недействительности первой сделки, указанные сделки являются взаимосвязанными. Вопрос о недействительности таких взаимосвязанных сделок подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника.

Председательствующий судья: Разумов И.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1828642

 

Определение Верховного Суда РФ от 01.11.2019 года № 307-ЭС19-10177(2,3) по делу № А56-42355/2018

1. Тот факт, что участник должника является его займодавцем, сам по себе не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату суммы займа для целей банкротства. Вместе с тем, если финансирование предоставлялось участником либо иным аффилированным по отношению к должнику лицом в рамках реализации публично нераскрытого плана выхода фактически несостоятельного должника из кризиса при условии, что такой план не удалось реализовать, такому участнику / аффилированному лицу может быть отказано во включении его требования в реестр[13]. В этом случае суду надлежит проверить обстоятельства, сопровождавшие предоставление финансирования, в частности, выдавался ли заем в условиях кризиса либо нет, и на какие цели.

2. Наличие вступившего в законную силу судебного акта, подтверждающего задолженность должника перед его участником или аффилированным лицом, не освобождает арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, от обязанности определить очередность удовлетворения этого требования.

3.  Последующий выход участника из общества также не меняет правовую природу его требования к должнику, возникшего из займа, и не влияет на возможность понижения этого требования в очередности при наличии к тому оснований.

Председательствующий судья: Букина И.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1828754

 

Определение Верховного Суда РФ от 05.11.2019 года № 305-ЭС17-8176(3) по делу № А40-106002/2015

1. Выдача должником поручительства за исполнение другим членом группы компаний кредитного обязательства сама по себе создает положительный экономический результат для всей группы в виде возможности реструктуризации задолженности перед банком. Вместе с тем, если дополнительно к этому в отсутствие разумных экономических причин должник принял на себя еще одно обязательство — по внутригрупповой задолженности за перевод долга перед банком с одного члена группы компаний на другого, указанный внутрикорпоративный долг будет противопоставляться кредиторам в деле о банкротстве должника и лишать их возможности получить наиболее полное удовлетворение требований. Поскольку вероятной причиной внутригруппового перевода долга являлась неспособность первоначального должника этот долг обслуживать, предполагается осведомленность участников группы о том, что обязательство по выплате компенсации за принятие долга также не будет им исполнено. Иные причины совершения действий по переводу долга (при их наличии) должны быть раскрыты заинтересованными лицами, которые несут риск наступления последствий непредставления соответствующих доказательств. В такой ситуации выдача должником поручительства по внутригрупповому долгу квалифицируется как сделка, совершенная с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов и является недействительной в силу п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

2. Само по себе отсутствие у должника обязательств с наступившим сроком исполнения в момент заключения им обеспечительной сделки в отношении внутригрупповой задолженности не свидетельствует о непричинении вреда кредиторам, вступившим к этому времени в отношения с должником.

Председательствующий судья: Разумов И.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1830488

 

Определение Верховного Суда РФ от 21.11.2019 года № 306-ЭС19-12580 по делу № А65-10085/2016

1. Взаимосвязанными сделками для целей их совместного оспаривания могут быть признаны такие сделки, которыми опосредуется ряд хозяйственных операций, направленных на достижение одной общей (генеральной) экономической цели. При этом в качестве критериев, применяемых для квалификации сделок в качестве взаимосвязанных, выделены: единая хозяйственная цель при заключении сделок, в том числе общее хозяйственное назначение проданного / переданного во временное владение или пользование имущества, консолидация этого имущества у одного лица, непродолжительный период между совершением нескольких сделок. В частности, взаимосвязанными являются договоры об отчуждении одному и тому же приобретателю в один день нескольких объектов, относящихся к одной группе товаров (например, автомобили, бывшие в употреблении), постольку, поскольку свидетельствуют о намерении продавца реализовать ряд объектов так, как если бы они составляли единый лот.

2. При рассмотрении требования о признании недействительными взаимосвязанных сделок должника суд для целей проверки равноценности встречного исполнения исследует разницу между общей договорной ценой указанных взаимосвязанных сделок и совокупной рыночной стоимостью отчужденных по ним объектов. Если такое расхождение не является существенным (в частности, при отклонении договорной цены от рыночной на 15%), его наличие само по себе не является достаточным основанием для признания взаимосвязанных сделок недействительными на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Председательствующий судья: Разумов И.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1836688

 

Определение Верховного Суда РФ от 25.11.2019 года № 305-ЭС19-15519 по делу № А40-108749/2011

1. Документация должника, потенциально относящаяся к числу доказательств по делу (в части определения круга контролирующих лиц, наличия оснований для привлечения их к ответственности, взыскания дебиторской задолженности, виндикации имущества, оспаривания сделок и иного пополнения конкурсной массы), не может быть уничтожена конкурсным управляющим по своему усмотрению до завершения конкурсного производства. Указанное правило действует даже в отсутствие возражений конкурсных кредиторов и тем более при наличии в суде нерассмотренного заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

2. При рассмотрении жалобы на действия/бездействие арбитражного управляющего, выразившиеся в уничтожении документации должника, суду следует проверить добросовестность управляющего, в частности, выяснить, не было ли обусловлено уничтожение документов мотивом сокращения издержек на хранение документов в связи с объективной необходимостью завершения конкурсного производства.

Председательствующий судья: Корнелюк Е.С.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1836378

 

Определение Верховного Суда РФ от 09.12.2019 года № 306-ЭС17-22275(2) по делу № А57-20395/2015 

Если производство по делу о банкротстве должника прекращено в связи с удовлетворением требований всех кредиторов, с этого момента лиц, имеющих материально-правовой интерес в оспаривании сделок должника и доведении судебных актов о применении последствий недействительности указанных сделок до их полного исполнения, не имеется. Равным образом, с прекращением производства по делу о банкротстве не действуют и ограничения, касающиеся допустимости зачета. В этом случае суд вправе квалифицировать заявление контрагента должника о прекращении в отношении него исполнительного производства как требование о признании встречных обязательств прекратившимися зачетом и рассмотреть вопрос о прекращении исполнения выданного исполнительного документа.

Председательствующий судья: Капкаев Д.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1842032

 

Определение Верховного Суда РФ от 12.12.2019 года № 307-ЭС19-6204 по делу № А56-108378/2018 

По общему правилу подтвержденное вступившим в законную силу судебным актом требование кредитора предоставляет ему возможность инициировать процедуру банкротства должника, а также в упрощенном порядке (с точки зрения процесса доказывания) добиться включения в реестр требований кредиторов. В случае банкротства ответчика такой судебный акт по своей природе объективно противопоставляется интересам иных кредиторов, не участвовавших в рассмотрении дела, поскольку включение подтвержденного судебным актом долга в реестр уменьшает долю удовлетворения требований иных кредиторов, а в случаях, когда истец выступает заявителем по делу о банкротстве, дает ему также право на предложение кандидатуры арбитражного управляющего. По этой причине в п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 года № 35[14] закреплен механизм защиты прав кредиторов должника, предоставляющий им возможность принять участие в общеисковом процессе и изложить свои доводы при проверке судебного акта о взыскании задолженности.

Право на заявление возражений в отношении требований других лиц (в том числе право на обжалование судебного акта, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование) возникает у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом. При этом оснований полагать, что лица, заявления которых рассматриваются арбитражным судом по п. 8 ст. 42 Закона о банкротстве в качестве заявлений о вступлении в дело о банкротстве, имеют меньше прав по обжалованию судебных актов, чем кредиторы, заявившиеся о включении в реестр требований кредиторов после возбуждения дела о банкротстве, не имеется[15]. Иной подход фактически исключал бы возможность проверки доводов конкурирующих кредиторов в пользу отмены судебного акта, подтверждающего требования первого заявителя, и необоснованно препятствовал конкурсным кредиторам своевременно выдвигать возражения против заявления первого кредитора о банкротстве должника.

Председательствующий судья: Самуйлов С.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1842588

 

Определение Верховного Суда РФ от 12.12.2019 года № 307-ЭС19-6974(4) по делу № А56-76137/2016 

1. Сама по себе продажа банком имущества, оставшегося за ним как за залоговым кредитором или полученного им в качестве отступного, как правило, является для него типичной сделкой (совершенной в обычной хозяйственной деятельности). Вместе с тем, необычность сделки может выражаться в условиях, при которых она совершалась. Например, передача банком менее чем за месяц до отзыва у него лицензии своего ликвидного и дорогостоящего имущества аффилированному лицу (например, члену наблюдательного совета или его родственнику) в ситуации устойчивого невыполнения платежных поручений иных клиентов, для кредитной организации нетипична. Так, если в условиях отсутствия денежных средств на корреспондентском счете банка, он осуществляет продажу своего имущества и оформляет оплату внутренней проводкой (денежными средствами, находившимися на счете покупателя в этом же банке), указанная сделка может быть направлена на прекращение обязательств банка перед клиентом, вытекающих из договора банковского счета. В этом случае банк оказывает предпочтение одному клиенту перед другими, что влечет недействительность такой сделки.

2. Если при обращении в суд конкурсный управляющий заявил требование о признании недействительным договора, а приведенные им в заявлении основания свидетельствуют об оспаривании действий по исполнению этого договора, суд переходит к проверке указанных действий по исполнению на предмет их недействительности[16].

Председательствующий судья: Самуйлов С.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1843502

 

Определение Верховного Суда РФ от 16.12.2019 года № 303-ЭС19-15056 по делу № А04-7886/2016 

1. Субсидиарная ответственность по обязательствам должника (несостоятельного лица) является разновидностью гражданско-правовой ответственности и наступает в связи с причинением вреда имущественным правам кредиторов подконтрольного лица. Поэтому

долг, возникший из субсидиарной ответственности, должен быть подчинен тому же правовому режиму, что и иные долги, связанные с возмещением вреда имуществу участников оборота (ст. 1064 ГК РФ). Обязанность компенсировать свое негативное поведение в виде привлечения к субсидиарной ответственности не является неразрывно связанной с личностью и входит в наследственную массу. Иное

толкование допускало бы возможность передавать наследникам имущество, приобретенное (сохраненное) наследодателем за счет кредиторов незаконным путем, предоставляя в то же время такому имуществу иммунитет от притязаний кредиторов. При этом для реализации права кредитора на судебную защиту не имеет значения, до или после смерти контролирующего лица предъявлен иск. В последнем случае требование предъявляется либо к наследникам, либо к наследственной массе и может быть удовлетворено только в пределах стоимости наследственного имущества. Кроме того, не имеют правового значения следующие обстоятельства:

  • вошло ли непосредственно в состав наследственной массы то имущество, которое было приобретено (сохранено) наследодателем за счет кредиторов в результате незаконных действий, повлекших субсидиарную ответственность;
  • было ли известно о наличии соответствующего долга наследодателя на момент открытия наследства.

2. Применение к субсидиарной ответственности при банкротстве положений ст. 399 ГК РФ является ошибочным. Названной статьей урегулирована ответственность дополнительная, в то время как субсидиарная ответственность, предусмотренная Законом о банкротстве, является самостоятельной (основной) ответственностью контролирующего лица за нарушение обязанности действовать добросовестно и разумно по отношению к кредиторам подконтрольного лица.

3. После смерти наследодателя наследники не всегда имеют возможность объяснить причины управленческих решений наследодателя, поскольку, как правило, не располагают полным набором доказательств, которые мог бы представить наследодатель. В связи с этим судам необходимо оказывать наследникам содействие в получении доказательств по правилам ч. 4 ст. 66 АПК РФ.

Председательствующий судья: Корнелюк Е.С.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1844366

 

Определение Верховного Суда РФ от 16.12.2019 года № 305-ЭС19-927(2-5) по делу № А41-14162/2016 

1. По правилам распределения денежных средств, вырученных от продажи заложенного имущества при несостоятельности физического лица — залогодателя, если в залоге находится имущество целиком:

  • восемьдесят процентов вырученных средств подлежат направлению залоговому кредитору;
  • из оставшихся средств десять процентов направляются на погашение судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему, расходов на оплату услуг лиц, привлеченных финансовым управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, и расходов, связанных с реализацией предмета залога;
  • другие десять процентов направляются на погашение требований кредиторов должника первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества гражданина для погашения указанных требований. При отсутствии кредиторов первой и второй очереди (или при достаточности иного имущества для расчетов с ними) «другие десять процентов» включаются в конкурсную массу. Это означает, что они также подлежат распределению с учетом приоритета залогового кредитора при условии, что обеспеченное залогом требование не было удовлетворено в полном объеме[17].

2. Оставление залоговым кредитором предмета залога за собой уже после принятия судом заявления о признании должника банкротом само по себе не свидетельствует о недействительности этой сделки по признаку оказания предпочтения, поскольку при продаже имущества с торгов указанные средства также подлежали бы перечислению залоговому кредитору. Для определения того, оказано ли залоговому кредитору предпочтение, суду необходимо разрешить вопрос о наличии кредиторов первой и второй очередей, а также о достаточности иного имущества должника для расчета с ними.

3. Удовлетворение требований залогового кредитора о взыскании неустойки из стоимости заложенного имущества (в том числе оставленного за собой) влечет нарушение положений об очередности удовлетворения требований кредиторов.

Председательствующий судья: Корнелюк Е.С.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1844102

 

Определение Верховного Суда РФ от 16.12.2019 года № 307-ЭС19-13321 по делу № А56-79243/2013 

Сама по себе уступка требования одним аффилированным лицом другому на нерыночных условиях не свидетельствует о недействительности договора цессии. Вместе с тем, соответствующий вывод может быть сделан при установлении дополнительных обстоятельств, например, одновременно указывающих:

  • на контроль одного и того же лица как над прежним, так и над новым мажоритарным кредитором должника;
  • на обусловленность договора цессии желанием указанного лица оставить за собой возможность влиять на ход процедуры банкротства через подконтрольного цессионария и не допустить перераспределения соотношения голосов на случай признании недействительным договора, по которому указанное (контролирующее) лицо получило контроль над прежним мажоритарным кредитором должника.

При наличии спора о восстановлении корпоративного контроля должника над цедентом суду следует рассмотреть вопрос о приостановлении производства по делу до разрешения по существу спора о восстановлении контроля.

Председательствующий судья: Разумов И.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1844566

 

Определение Верховного Суда РФ от 16.12.2019 года № 306-ЭС19-13841 по делу № А65-4896/2017 

Если при обращении в суд конкурсный управляющий заявил требование о признании недействительным договора, а приведенные им в заявлении основания свидетельствуют об оспаривании действий по исполнению этого договора, суд переходит к проверке указанных действий по исполнению на предмет их недействительности. В частности, подлежат признанию недействительными действия, направленные на переход права собственности на недвижимое имущество к покупателю после открытия в отношении должника-продавца конкурсного производства, поскольку с указанного момента обязательство должника по передаче объектов продажи трансформируется в денежное. Иной подход повлек бы преимущественное (по отношению к другим кредиторам должника) исполнение обязательств перед покупателем.

Председательствующий судья: Разумов И.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1845554

 

Определение Верховного Суда РФ от 23.12.2019 года № 306-ЭС19-13175(2) по делу № А65-24096/2017, Определение Верховного Суда РФ от 23.12.2019 года № 306-ЭС19-13175(3) по делу № А65-24096/2017 

1. После введения в отношении должника-гражданина процедуры реструктуризации долгов решение о ликвидации общества, в котором должник является единственным участником, может быть принято только с обязательного согласия финансового управляющего. В противном случае такое решение может быть оспорено как сделка, совершенная без необходимого в силу закона согласия третьего лица (п. 1 ст. 173.1 ГК РФ). При этом ликвидность доли в ликвидированном обществе и ее стоимость не имеют правового значения для оспаривания сделки по указанному основанию.

2. Решение должника-гражданина о ликвидации подконтрольного ему общества также может быть признано недействительным как сделка, совершенная при наличии признаков злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ). Добровольное прекращение деятельности юридического лица не должно преследовать своей целью причинение вреда другим лицам, в том числе кредиторам гражданина. Указанный вред в данном случае может быть выражен в том, что после ликвидации утрачиваются такие системообразующие факторы формирования рыночной стоимости доли, как наличие налаженного бизнеса, выстроенных связей с контрагентами, трудового коллектива, состоящего из профессиональных специалистов, деловой репутации, клиентской базы и иных нематериальных активов. Это обстоятельство понижает размер причитающейся участнику ликвидационной квоты.

Председательствующий судья: Корнелюк Е.С.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1847404http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1847616

 

Определение Верховного Суда РФ от 23.12.2019 года № 301-ЭС18-10926(4) по делу № А17-4841/2015 

1. Открытие в отношении должника-арендатора процедуры конкурсного производства не лишает арендодателя права на досрочное расторжение договора аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, при наличии к тому оснований. Напротив, сохранение договорных отношений в ситуации систематического невнесения платежей арендатором, не только нарушает права публичного собственника, не получающего того, на что он справедливо рассчитывал при заключении договора аренды (в том числе, в рамках осуществления публичных полномочий — развитие социальной инфраструктуры, расширение рынка жилья и т.п.), но и ухудшает положение кредиторов арендатора путем наращивания задолженности по текущим арендным платежам.

При этом возврат арендованной вещи в этом случае не может квалифицироваться как действие, направленное на приоритетное удовлетворение требования арендодателя, поскольку такой возврат имущества не влияет на уже сформировавшуюся задолженность по арендной плате и не направлен на прекращение денежного обязательства по уплате долга.

2. Суд может отказать публичному арендодателю в удовлетворении иска о расторжении договора аренды земельного участка, предоставленного для строительства многоквартирного дома, в связи с допущенным арендодателем злоупотреблением правом. Однако конкурсный управляющий должника и его кредиторы, заявляющие о таком злоупотреблении, должны раскрыть, в чем оно заключается (например, в нарушении прав граждан-участников строительства, имеющих к арендатору земельного участка требования о передаче жилых помещений), а суд, в свою очередь, должен проверить соответствующие доводы и установить конкретные обстоятельства, указывающие на злоупотребление.

Председательствующий судья: Разумов И.В. 

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1849128

 

Определение Верховного Суда РФ от 23.12.2019 года № 305-ЭС19-13326 по делу № А40-131425/2016 

1. Само по себе наличие супружеских отношений между контролирующим должника лицом и его супругой не свидетельствует о наличии оснований для возложения на супругу ответственности за соучастие в доведении до банкротства. Вместе с тем, если действия контролирующего лица и его супруги являлись согласованными, скоординированными, направленными на реализацию их общего противоправного намерения, супруга контролирующего лица подлежит солидарному привлечению к субсидиарной ответственности как сопричинитель вреда (абз. 1 ст. 1080 ГК РФ). В частности, о намерении супруги на причинение вреда может свидетельствовать ее участие в деятельности организаций, использованных должником для получения необоснованной налоговой выгоды, а также организаций, на счета которых были перенаправлены скрытые должником от налогообложения денежные средства.

2. По общему правилу несовершеннолетние дети контролирующего лица не могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, поскольку к ним не применяется презумпция контролирующего выгодоприобретателя (пп. 3 п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве). Это объясняется особенностями отношений несовершеннолетних детей и их родителей, которым присущи, с одной стороны, стремление последних оградить детей от негативной информации, с другой стороны, повышенный уровень доверия детей к своим родителям. Вместе с тем, личности детей могут быть использованы родителями для сокрытия принадлежащего им имущества от обращения на него взыскания, в частности, путем оформления перехода права собственности на имущество к детям лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия (мнимая сделка). В этом случае судам надлежит проверить, стали ли дети реальными собственниками имущества, подаренного родителями, и преследовали ли они, получая имущество в дар, наряду с приобретением права собственности другую цель — освободить указанное имущество от обращения взыскания со стороны кредиторов их родителей по деликтным обязательствам.

3. Даже если у сделки, в результате которой имущество контролирующих лиц перешло к их родственникам (детям), отсутствуют признаки мнимости, возможность применения мер ответственности в отношении последних не исключается на основании ст. 1064 ГК РФ. Для этих целей суды должны учитывать, что вред кредиторам может быть причинен не только доведением должника до банкротства, но и умышленными действиями, направленными на создание невозможности получения кредиторами полного исполнения за счет имущества контролирующих лиц, виновных в банкротстве должника, в том числе путем приобретения их имущества родственниками по действительным безвозмездным сделкам, не являющимся мнимыми, о вредоносной цели которых не мог не знать приобретатель. При этом не имеет правового значения, какое именно имущество контролирующих лиц освобождается от притязаний кредиторов на основании подобной сделки — приобретенное за счет незаконно полученного дохода или иное, поскольку контролирующее лицо отвечает перед кредиторами всем своим имуществом, за исключением того, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание. В этом случае возмещение причиненного кредиторам вреда ограничено стоимостью имущества, хотя и сменившего собственника, но, по сути, оставленного в семье (ст. 1082 ГК РФ).

4. Несмотря на то, что основания требований кредиторов к контролирующим лицам (создание необходимых причин банкротства) и приобретшим их имущество родственникам (создание невозможности полного исполнения за счет имущества контролирующих лиц) не совпадают, требования кредиторов к ним преследуют единую цель — возместить в полном объеме убытки (ст. 15 ГК РФ), поэтому обязательства контролирующих лиц и упомянутых родственников являются солидарными (ст. 1080 ГК РФ), что также позволяет исключить возникновение неосновательного обогащения на стороне пострадавших кредиторов.

Председательствующий судья: Разумов И.В. 

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1848340

Блок III. Вопросы корпоративного права

 

Определение Верховного Суда РФ от 01.10.2019 года № 306-ЭС19-4002 по делу № А49-13587/2017

1. Правило об обязанности общества приобрести у акционеров принадлежащие им акции по рыночной цене (п. 3 ст. 75 Закона об акционерных обществах) может быть квалифицировано как частный случай обязательного заключения обществом договора по приобретению акций. Поэтому в ситуации, когда у сторон имеются разногласия по условиям обязательного для заключения обществом договора — цене выкупа акций, спор об этом может быть передан на рассмотрение суда в порядке статьи 445 ГК РФ. В этом случае результаты оценки стоимости акций, положенные в основание цены, установленной советом директоров общества, могут рассматриваться в качестве доказательства по делу, которое подлежит оценке судом при установлении покупной цены.

2. В случае, если выкуп уже был произведен, а требование акционера о выкупе по иной цене — проигнорировано, такой акционер не лишен права в соответствии с п. 4 ст. 445 ГК РФ требовать от общества выкупить у него акции по цене, которая, по его мнению, является рыночной. При этом, если представленное акционером в подтверждение заявленной им к взысканию стоимости ценных бумаг досудебное заключение (отчет) не исследовалось и не оценивалось судом, само по себе то обстоятельство, что истец в целях установления рыночной стоимости акций не воспользовался правом заявить ходатайство о проведении соответствующей судебной экспертизы, не может являться основанием для отказа в удовлетворении требования акционера о выплате рыночной стоимости акций.

Председательствующий судья: Золотова Е.Н.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1816310

 

Определение Верховного Суда РФ от 22.10.2019 года № 305-ЭС19-8916 по делу № А41-6748/2018

1. Презумпция ущерба корпорации от совершения сделки с заинтересованностью подлежит применению только при условии, что другая сторона оспариваемой сделки знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, и (или) об отсутствии согласия на ее совершение. Ущерб интересам общества имеет место и в тех случаях, когда сделка совершена в интересах только части участников и причиняет неоправданный вред остальным участникам общества, которые не выражали согласие на совершение соответствующей сделки.

В частности, указанная опровержимая презумпция причинения ущерба подлежит применению, если мажоритарный участник общества устанавливает и одобряет себе как единоличному исполнительному органу повышение заработной платы, которое фактически прикрывает распределение чистой прибыли хозяйствующего субъекта только в его пользу, при условии, что остальные участники не выражали согласие на такое распределение прибыли. В указанном случае для правильного разрешения спора выяснение соответствия квалификации генерального директора получаемому вознаграждению и соотношение размера заработной платы с размером в других компаниях аналогичного профиля не имеет определяющего значения.

2. На требование участника корпорации о предоставлении сведений о неодобренных в надлежащем порядке сделках с заинтересованностью не распространяется общий порядок предоставления корпоративной информации (п. 5 ст. 50 Закона № 14-ФЗ[18]). Участники вправе запросить сведения о неодобренных сделках, в том числе договоры, являющиеся сделками с заинтересованностью, без соблюдения условия о необходимости заключать соглашение о конфиденциальности. В этом случае общество вправе лишь потребовать выдачи расписки, в которой участник подтверждает, что предупрежден о

конфиденциальности получаемой информации и об обязанности ее сохранять.

Председательствующий судья: Чучунова Н.С.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1824934

 

Определение Верховного Суда РФ от 12.11.2019 года № 310-ЭС19-9515 по делу № А35-3159/2018

1. По общему правилу (ст. 60.2 ГК РФ) при признании реорганизации юридического лица несостоявшейся недействительными являются сделки реорганизованного юридического лица, совершенные с недобросовестными лицами. В частности, не могут быть признаны добросовестными кредиторами участники общества, голосовавшие «за» реорганизацию, впоследствии признанную несостоявшейся, поскольку указанным лицам было заведомо известно о ничтожности решения о реорганизации, и они не могли добросовестно полагаться на надлежащее правопреемство на стороне кредитора. При этом правило, устанавливающее правовые последствия признания реорганизации корпорации несостоявшейся, не должно толковаться как не предусматривающее защиту прав корпорации, подвергшейся незаконной реорганизации, от тех сделок, которыми она была обременена в период ее существования в реорганизованном виде в результате недобросовестных действий лиц, осуществивших такую реорганизацию.

2. Реализация акционером своих прав в пределах установленного давностного срока сопряжены не только с моментом, когда акционер узнал о совершенном нарушении, но и с моментом, когда он получил реальную возможность заявить свои требования. Так, если акционер был лишен корпоративного права участия в обществе в результате незаконной реорганизации этого общества, срок исковой давности для указанного акционера при оспаривании им сделки реорганизованного юридического лица начинает течь не ранее момента восстановления данных учета на принадлежащие истцу акции.

Председательствующий судья: Чучунова Н.С.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1834712

 

Определение Верховного Суда РФ от 12.11.2019 года № 304-ЭС19-11056 по делу № А45-19004/2018

1. Определение ликвидационной стоимости привилегированных акций напрямую затрагивает права акционеров — владельцев привилегированных акций, поскольку фактически определяет объем предоставляемых прав такими ценными бумагами. В частности, определение ликвидационной стоимости привилегированных акций в виде твердой суммы подразумевает ограничение прав акционеров — владельцев привилегированных акций, поскольку в отсутствие в уставе ликвидационной стоимости они вправе были бы претендовать на потенциально неограниченный размер ликвидационной стоимости, какой причитается владельцам обыкновенных акций. В связи с этим решение общего собрания акционеров по вопросу определения ликвидационной стоимости привилегированных акций в виде твердой суммы, при том, что такой размер ранее не был определен в уставе общества, должно быть принято с учетом голосов владельцев привилегированных акций.

2. Стоимость привилегированных акций характеризуется номинальным, рыночным и балансовым значениями, которые могут существенно разниться друг от друга. В частности, номинальная стоимость привилегированных акций заявляется до начала эмиссии, рыночная стоимость привилегированных акций складывается на рынке в результате торгов, а балансовая стоимость привилегированных акций рассчитывается с учетом размера акционерного капитала и числа находящихся в обращении ценных бумаг. В связи с этим номинальная стоимость привилегированной акции сама по себе не может служить оправданием для установления ее ликвидационной стоимости. При определении справедливой ликвидационной стоимости ценной бумаги судам необходимо иметь в виду, что она не может быть произвольной и должна иметь экономическое обоснование, отвечающее интересам всех сторон правоотношений (владельцев обыкновенных и привилегированных акций).

Председательствующий судья: Чучунова Н.С.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1831904

 

Определение Верховного Суда РФ от 19.11.2019 года № 308-ЭС19-12842 по делу № А32-8838/2018

По общему правилу если акционеры — владельцы голосующих акций, голосовали против принятия решения о реорганизации либо не принимали участия в голосовании по этому вопросу, то они вправе требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций в случае принятия общим собранием акционеров решения о реорганизации общества. Если акции акционера были выкуплены частично, признание обществом невыкупленной части акций погашенными без предоставления такому акционеру доли во вновь созданном в результате реорганизации юридическом лице лишает такого акционера права на имущество в конституционно-правовом смысле и является основанием для возникновения у него права на взыскание убытков.

Председательствующий судья: Золотова Е.Н.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1835210

 

Определение Верховного Суда РФ от 25.12.2019 года № 305-ЭС19-15605 по делу № А40-95455/2018 

1. Принадлежавшая ликвидированной корпорации доля участия в уставном капитале другого хозяйственного общества после расчетов с кредиторами переходит к участникам этой корпорации. При этом права, связанные с переходом доли, возникают у участников ликвидированной корпорации не с момента внесения в ЕГРЮЛ сведений о них как об участниках указанного общества, а с момента даты перераспределения доли в их пользу. В связи с этим решения общего собрания участников общества, принятые без участия лица, приобретшего долю в обществе в результате ее перераспределения в связи с ликвидацией одного из бывших участников, не имеют силы независимо от обжалования их в судебном порядке.

2. Последующее устранение нарушения прав нового участника корпорации в виде принятия нового решения общего собрания не лишает участника права на защиту своих интересов в судебном порядке путем оспаривания незаконных решений, поскольку сам факт действия обжалуемых решений до момента принятия новых может расцениваться как нарушающий права и законные интересы истца.

Председательствующий судья: Золотова Е.Н.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1847950

Блок IV. Вопросы вещного права

 

Определение Верховного Суда РФ от 15.11.2019 года № 305-ЭС19-13573 по делу № А40-257961/2018

Право собственников помещений — участников общей долевой собственности владеть, пользоваться и распоряжаться общим имуществом не может быть истолковано как позволяющее одному собственнику нарушать те же самые права других собственников, а интерес одного собственника противопоставлять интересам остальных собственников. Использование одним собственником единолично мест общего пользования, получение им от этого пользования дохода без согласия других собственников нельзя считать соответствующим требованиям закона[19].

В частности, если общее имущество было передано в аренду одним из сособственников, иные сособственники вправе требовать распределения полученных в счет арендной платы денежных средств пропорционально принадлежащим им долям в праве общей собственности. При этом сама по себе недоказанность факта использования ответчиком объекта общей собственности в размере, превышающем его долю, не имеет правового значения, поскольку законом установлен специальный порядок для осуществления собственниками права пользования общим имуществом многоквартирного дома в виде необходимости достижения соглашения между всеми участниками долевой собственности, который не зависит от размера принадлежащей собственнику доли.

Председательствующий судья: Борисова Е.Е.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1833218

 

Определение Верховного Суда РФ от 26.11.2019 года № 309-ЭС19-13850 по делу № А50-7869/2018

1. Собственник вещи, которая была сдана в аренду неуправомоченным лицом, при возврате ее из незаконного владения вправе на основании ст. 303 ГК РФ предъявить иск к лицу, которое заключило договор аренды, не обладая правом собственности на эту вещь, и получало платежи за пользование ею от арендатора. Удовлетворение иска, основанного на положениях ст. 303 ГК РФ, в отличие от правил о неосновательном обогащении (п. 2 ст. 1102 ГК РФ), зависит от добросовестности поведения арендодателя и арендатора имущества:

  • если арендодатель (незаконный владелец) действовал недобросовестно, собственник вправе взыскать все доходы, которые это лицо извлекло или должно было извлечь;
  • если арендодатель (незаконный владелец) был добросовестным, собственник вправе потребовать возврата или возмещения всех доходов, которые тот извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности сдачи имущества в аренду;
  • если и неуправомоченный арендодатель, и арендатор являлись недобросовестными, они отвечают по указанному требованию перед собственником солидарно.

При этом сама по себе виндикация не может свидетельствовать о недобросовестном владении имуществом по смыслу ст. 303 ГК РФ, так как имущество может быть истребовано собственником и у добросовестного владельца, если выбыло из владения собственника помимо его воли или получено приобретателем безвозмездно.

2. Собственник истребованного имущества не вправе взыскивать арендную плату за период, в течение которого арендатор приостановил пользование или отказался от пользования имуществом в связи со спором о том, кто является собственником имущества.

3. По смыслу ст. 303 ГК РФ собственник имущества вправе взыскать не только доход, который незаконный владелец действительно извлек, но и доход, который он должен был бы извлечь. В последнем случае расчет дохода зависит от использования имущества в нормальном обороте, то есть сколько бы средний участник оборота извлек из пользования этим имуществом[20]. При решении вопроса о взыскании такого дохода необходимо также устанавливать законность, возможность и обоснованность извлечения дохода управомоченным лицом от правомерного использования спорного имущества с учетом правового режима этого имущества. Так, не может быть признано обоснованным взыскание недополученных доходов за неправомерное использование имущества (не в соответствии с целевым назначением, категорией земель и разрешенным использованием).

3. Поскольку положения ст. 303 ГК РФ являются составной частью правил о виндикации, срок исковой давности по требованиям о возврате доходов, полученных от незаконного владения имуществом, начинает течь не с даты вступления в законную силу решения о виндикации или даты возврата имущества, а с того момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что его имущество выбыло из его владения и незаконные владельцы извлекают от пользования доход.

Председательствующий судья: Грачева И.Л.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1837532

 

Определение Верховного Суда РФ от 12.12.2019 года № 305-ЭС19-19858 по делу № А40-121623/2018 

Срок исковой давности по виндикационному иску начинает течь с момента, когда истец узнал или должен был узнать о выбытии недвижимого имущества из его владения и о том, кто является надлежащим ответчиком[21]. В частности, если истец ранее являлся стороной по делу о вещно-правовом иске в отношении соседнего здания, в ходе рассмотрения которого был представлен договор купли-продажи спорного объекта, суд должен дать оценку указанным доказательствам осведомленности истца.

Председательствующий судья: Киселева О.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1842786

 

Определение Верховного Суда РФ от 17.12.2019 года № 306-ЭС19-15447 по делу № А12-8898/2018 

1. Отсутствие разрешения на строительство как единственное основание для сноса самовольной постройки не может бесспорно свидетельствовать о невозможности сохранения постройки. Значимым обстоятельством в данном случае является установление факта обращения лица, создавшего самовольную постройку, в уполномоченные органы в целях ее легализации, в частности за получением разрешения на строительство и/или акта ввода объекта в эксплуатацию. Само по себе отсутствие разрешения на ввод спорного объекта в эксплуатацию также не может служить основанием для его сноса.

Если заключением судебной экспертизы подтверждено, что спорная постройка соответствует требованиям безопасности, а уполномоченный орган публичного образования, выдавая разрешение на строительство, подтвердил своими действиями соответствие представленной разработанной проектной документации градостроительным и строительным нормам и правилам, судам необходимо установить, не нарушает ли сохранение самовольной постройки права и охраняемые законом интересы других лиц (например, смежных землепользователей) и публичные интересы, соразмерно ли требование о сносе самовольной постройки нарушениям, допущенным ответчиком.

2. Право на самовольную постройку может быть сохранено за лицом, которому арендодатель предоставил земельный участок по договору аренды для возведения капитальных объектов, поэтому при рассмотрении споров такой категории необходимо учитывать условия договора аренды и волю собственника земли на возведение строений конкретного типа. При этом использование объекта по назначению, не предусмотренному договором аренды земельного участка, может являться основанием для запрета такого использования объекта.

Председательствующий судья: Грачева И.Л.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1846420

 

Определение Верховного Суда РФ от 18.12.2019 года № 307-ЭС19-16422 по делу № А56-55958/2018 

1. При рассмотрении иска о сносе самовольной постройки суд должен сопоставить текущие технико-экономические параметры объекта с показателями, определенными в разрешении на строительство. При наличии вступившего в законную силу судебного решения о приведении объекта в соответствие с разрешением на строительство суду следует установить, соответствуют ли параметры объекта, указанные в таком решении, действительному состоянию здания на момент рассмотрения спора в арбитражном суде. При этом проверки объекта лишь на соблюдение требований к площади застройки земельного участка и отступов от красных линий недостаточно.

2. Вопрос о применении исковой давности к иску о сносе самовольной постройки зависит от того, создает ли объект угрозу жизни и здоровью граждан, что устанавливается проведением по делу судебной экспертизы. В отсутствие определенных с достаточной степенью достоверности фактических параметров спорного объекта, проверки его соответствия требованиям градостроительного законодательства, строительных норм и правил, вывод об отсутствии угрозы жизни и здоровью граждан является преждевременным.

Председательствующий судья: Киселева О.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1844768

 

Определение Верховного Суда РФ от 19.12.2019 года № 308-ЭС19-14740 по делу № А63-2078/2016 

1. Иск о признании права собственности на самовольную постройку подлежит удовлетворению, если единственными признаками самовольной постройки являются отсутствие разрешения на строительство и/или отсутствие акта ввода объекта в эксплуатацию, к получению которых (легализации самовольной постройки) лицо, создавшее самовольную постройку, предпринимало меры.

2. Постройка будет считаться созданной на земельном участке, не отведенном для этих целей, если она возведена с нарушением правил целевого использования земли либо вопреки правилам градостроительного зонирования, правилам землепользования и застройки конкретного населенного пункта, определяющих вид разрешенного использования земельного участка в пределах границ территориальной зоны, где находится самовольная постройка.

3. Если при рассмотрении дела сторонами заявлено два встречных требования о судьбе самовольной постройки (о сносе самовольно возведенного объекта и о признании права собственности на указанный объект), судам следует исходить из необходимости установления фактических обстоятельств, входящих в предмет доказывания по каждому иску. В частности, суду надлежит установить, допущены ли при возведении строения существенные нарушения градостроительных и строительных норм и правил, а также создает ли оно угрозу жизни и здоровью граждан. С этой целью суд вправе назначить экспертизу.

Председательствующий судья: Борисова Е.Е.

Подробнее (текст судебного акта):  http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1847632

 

Определение Верховного Суда РФ от 24.12.2019 года № 307-ЭС19-13722 по делу № А13-8951/2018 

1. Нормативный механизм разграничения государственной собственности на землю состоит в том, что определенное государственное имущество признается собственностью конкретного публичного образования в силу закона в соответствии с перечисленными в законе критериями (п. 3.1 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» от 25.10.2001 года № 137-ФЗ). Проведения каких-либо административных процедур передачи участков для перехода права собственности к публичному образованию не требуется.

Положения ст. 3.1 Закона № 137-ФЗ о разграничении права государственной собственности на землю должны применяться не только к отношениям, сложившимся по состоянию на 01.07.2006 года (дата вступления в силу указанной статьи), но и к отношениям, которые возникнут в последующем.

2. Если орган власти, уполномоченный распоряжаться земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, осуществляет предоставление соответствующего участка конкретному публичному образованию, такое предоставление является основанием для разграничения права собственности и последующей регистрации этого права за публично-правовым образованием. При этом уполномоченный орган, осуществляя предоставление земельного участка на соответствующем праве, не может действовать произвольно, в своих (или иных) интересах без обоснования такого предоставления (например, в отсутствие подтверждения необходимости предоставления конкретного участка документами территориального планирования, программами развития той или иной области).

Председательствующий судья: Грачева И.Л.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1849124

 

Определение Верховного Суда РФ от 25.12.2019 года № 305-ЭС19-18665 по делу № А40-116882/2017 

На иски о сносе самовольной постройки, не создающей угрозу жизни и здоровью граждан, распространяется общий трехлетний срок исковой давности (ст. 196 ГК РФ).

Если истцами по указанному требованию выступают органы исполнительной власти, которые наделены контрольными полномочиями, то применительно к исчислению срока исковой давности принимается во внимание момент, когда истцы могли узнать о нарушении своих прав в рамках реализации предоставленных полномочий, в том числе путем межведомственного взаимодействия[22].

Председательствующий судья: Попов В.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1847910

Блок V. Вопросы интеллектуальной собственности

 

Определение Верховного Суда РФ от 31.10.2019 года № 300-ЭС19-12932 по делу № СИП-691/2018

1. Обозначению, заявленному в качестве товарного знака и при этом характеризующему товар, не может быть предоставлена правовая охрана, а заявителю — исключительное право на его использование. Поэтому при проведении экспертизы обозначения, необходимо определить, не относятся ли данное обозначение или его элементы к характеристикам товара — не указывают ли на вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место и способ производства или сбыта товаров. Указанная оценка обозначения производится исходя из восприятия этого обозначения рядовыми, средними потребителями — адресатами товаров, для индивидуализации которых испрашивается правовая охрана обозначения, в отношении конкретных товаров.

2. Оценка иностранных обозначений товаров осуществляется с учетом их восприятия в качестве названия определенного товара российскими потребителями, в том числе посредством транслитерации иностранных обозначений.

3. Если Суд по интеллектуальным правам обязывает Роспатент продолжить рассмотрение заявки на регистрацию товарного знака, он должен указать, в чем заключено существенное нарушение Роспатентом процедуры принятия решения по поданной заявке, влекущее необходимость продолжить ее рассмотрение именно с указанной судом стадии.

Председательствующий судья: Хатыпова Р.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1828978

Блок VI. Вопросы ресурсоснабжения

 

Определение Верховного Суда РФ от 07.10.2019 года № 309-ЭС18-22373 по делу № А71-14267/2017

1. Безучетное потребление электрической энергии обусловлено совершением потребителем различных действий, одни из которых являются основанием для квалификации в качестве безучетного потребления в силу факта их совершения потребителем, тогда как другие действия для подобной квалификации должны привести к искажению данных об объеме потребления электрической энергии. В частности, потребитель-собственник прибора учета, приобретший прибор учета с вмонтированным в него посторонним электронным устройством, влияющим на работу прибора, признается совершившим действия, которые квалифицируются как иные, не связанные с вмешательством в работу прибора учета и приведшие к искажению данных об объеме потребления электрической энергии. Отсутствие явных признаков вмешательства в работу прибора учета, в том числе повреждения пломб и (или) знаков визуального контроля, не освобождает потребителя от последствий, наступающих при установлении факта безучетного потребления электрической энергии.

2. Праву сетевой организации на проведение исследования прибора учета как своими силами, так и силами сторонних организаций корреспондирует обязанность уведомить потребителя о предстоящем исследовании с тем, чтобы предоставить последнему возможность присутствовать на вскрытии транспортировочных пломб, пломб и (или) знаков визуального контроля, нанесенных на прибор учета, вскрытии прибора учета, собственником которого он является, при исследовании прибора использовать средства фотосъемки и (или) видеозаписи, а также аргументированно возражать в случае несогласия с результатами исследования и проверки в целом и получить прибор для возможного последующего экспертного исследования.

3. Отсутствие нормативного определения границ допустимого срока составления акта о неучтенном потреблении само по себе не свидетельствует о возможности субъектов электроэнергетики (гарантирующих поставщиков, сетевых компаний и пр.) определять его произвольно. Оформление акта о неучтенном потреблении может быть отложено, но не более чем на срок, соответствующий периодичности плановой проверки. Действия сетевой компании, не раскрывающей объективные причины, которые препятствовали составлению акта о неучтенном потреблении при выявлении факта безучетного потребления, свидетельствуют о допущенных ей нарушениях и отсутствии оснований для применения последствий безучетного потребления.

Председательствующий судья: Кирейкова Г.Г.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1822200

 

Определение Верховного Суда РФ от 24.10.2019 года № 304-ЭС19-13264 по делу № А67-3637/2018, Определение Верховного Суда РФ от 30.12.2019 года № 307-ЭС19-12087 по делу № А56-18790/2018

Действующее законодательство возлагает на собственника помещения в многоквартирном доме обязанность по оборудованию этого помещения индивидуальными приборами учета (ИПУ) независимо от того, относится ли оно к государственному (муниципальному) или частному жилищному фонду, и независимо от того, использует ли собственник принадлежащее ему помещение для проживания или сдает это помещения внаем другим лицам. По общему правилу при расчете платы за коммунальные услуги для собственников помещений в многоквартирном доме, помещения которых не оснащены такими приборами учета, применяются повышающие коэффициенты к нормативу потребления соответствующего вида коммунальной услуги. Вместе с тем, эти коэффициенты не применяются при наличии акта обследования на предмет установления наличия (отсутствия) технической возможности установки индивидуального прибора учета (ИПУ), подтверждающего отсутствие такой возможности, начиная с расчетного периода, в котором составлен акт обследования. Следовательно, применение повышающего коэффициента к нормативу потребления соответствующей коммунальной услуги обусловлено, во-первых, наличием предусмотренной действующим законодательством обязанности по оснащению помещения приборами учета используемых воды / электрической энергии, во-вторых, отсутствием в помещении приборов учета, когда имеется техническая возможность их установки. При этом отсутствие такой технической возможности доказывает собственник помещения.

Указанные нормы должны толковаться таким образом, чтобы исключить возможность возложения неблагоприятных имущественных последствий в виде применения повышающего коэффициента за несовершение действий по оборудованию жилых помещений приборами учета потребляемых ресурсов на лиц (нанимателей), не управомоченных в силу закона на самостоятельное решение вопроса об оснащении этих помещений приборами учета и не несущих обязанности по их установке.

Председательствующий судья: Кирейкова Г.Г.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1825886http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1850292

Блок VII. Процессуальные вопросы

 

Определение Верховного Суда РФ от 10.10.2019 года № 305-ЭС19-14303 по делу № А49-13587/2017

В отсутствие в материалах дела доказательств извещения ответчика о начавшемся против него судебном процессе, последний оказывается лишенным возможности участвовать в судебном заседании суда первой инстанции и защищать свои права и законные интересы, представлять свои возражения и доказательства относительно заявленных истцом требований, что является нарушением таких принципов арбитражного процесса, как обеспечение равной судебной защиты прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле (ст. 7 АПК РФ), равноправие сторон (ст. 8 АПК РФ), состязательность (ст. 9 АПК РФ) и основанием для отмены судебного акта арбитражного суда в любом случае (п. 2 ч. 4 ст. 270п. 2 ч. 4 ст. 288 АПК РФ). В частности, ответчик не считается извещенным надлежащим образом о начавшемся против него судебном процессе, если ему не был направлен первый судебный акт по делу (определение о принятии искового заявления к производству).

Председательствующий судья: Попова Г.Г.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1820182

 

Определение Верховного Суда РФ от 15.10.2019 года № 305-ЭС19-10930 по делу № А40-236135/2018

Нерассмотрение судом ходатайства о снижении неустойки и оставление доводов должника в связи с заявленным ходатайством без правовой оценки является существенным нарушением норм процессуального права (ст.ст. 8941159 АПК РФ) и влечет отмену судебного акта, поскольку ходатайства выступают процессуальным средством, при помощи которого участвующие в деле лица в ходе судебного разбирательства реализуют предоставленное им право обосновать свою позицию по существу рассматриваемого судом спора.

Председательствующий судья: Чучунова Н.С.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1822080

 

Определение Верховного Суда РФ от 17.10.2019 года № 305-ЭС19-12584 по делу № А40-206612/2018

1. На период оставления искового заявления без движения в связи с недостатками, после устранения которых оно считается поданным в дату первоначального поступления в суд, течение срока исковой давности приостанавливается.

2. При оставлении судом иска без рассмотрения течение срока исковой давности, начавшееся до предъявления иска, продолжается в общем порядке, если иное не вытекает из оснований, по которым осуществление судебной защиты права прекращено.

3. Суд вправе предложить лицу, подавшему исковое заявление в электронном виде, представить оригинал указанного документа только в случае обоснованных сомнений в подписании его лицом, подавшим иск в суд. Оставление иска без рассмотрения по этому основанию, но без обоснования указанных сомнений не свидетельствует о нарушении лицом процессуального закона, которое препятствуют применению правила о приостановлении течения срока исковой давности на период обращения за судебной защитой.

Председательствующий судья: Золотова Е.Н.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1822962

 

Определение Верховного Суда РФ от 17.10.2019 года № 305-ЭС19-6722 по делу № А40-212163/2018, Определение Верховного Суда РФ от 17.10.2019 года № 305-ЭС19-6611 по делу № А40-96127/2018

Дело может быть рассмотрено в порядке упрощенного производства независимо от размера исковых требований при условии, что из доказательств по делу следует признание (подтверждение) ответчиком задолженности перед истцом. При этом сомнения относительно наличия в представленных истцом документах подтверждения ответчиком задолженности (тем более, при представлении последним обоснованных возражений) должно толковаться в пользу рассмотрения дела по общим правилам искового производства. Иной подход может привести к нарушению права стороны на судебную защиту — ограничению стороны в реализации процессуальных прав, которыми она обладала бы при рассмотрении дела по общим правилам искового производства, снижая тем самым эффективность правосудия.

В частности, о наличии возражения ответчика в отношении взыскиваемого долга свидетельствует ходатайство последнего об объединении дела о взыскании с делом об оспаривании счета, на основании которого предъявлено требование.

Председательствующий судья: Кирейкова Г.Г.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1823574http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1823576

 

Определение Верховного Суда РФ от 29.10.2019 года № 305-ЭС19-11225 по делу № А40-114941/2018

Решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, и его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. В случае, если резолютивная часть решения не отвечает на заявленные требования, изложенные в описательной части, решение суда не соответствует требованиям законодательства и подлежит отмене. Так, если какое-либо из заявленных истцом требований не было рассмотрено судом по существу, а представленные в материалы дела доказательства в соответствующей части не получили надлежащей правовой оценки, отказ в иске по указанному требованию является существенным нарушением норм процессуального права.

Председательствующий судья: Хатыпова Р.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1826970

 

Определение Верховного Суда РФ от 05.11.2019 года № 306-ЭС19-7374 по делу № А49-2829/2017

По общему правилу мировое соглашение не может нарушать права и законные интересы других лиц и противоречить закону, в противном случае арбитражный суд не утверждает мировое соглашение. В частности, суд должен проверить и установить, соответствует ли мировое соглашение требованиям Закона о банкротстве, в том числе положениям ст. 61.2 Закона о банкротстве, и не нарушает ли оно права и законные интересы третьих лиц. Например, если одна сторона спора не приняла к зачету долг другой стороны и, получив уменьшение своей задолженности по мировому соглашению, инициировала дело о банкротстве своего кредитора, указанное мировое соглашение сторон подлежит исследованию судом на предмет соответствия нормам Закона о банкротстве и интересам кредиторов должника.

Председательствующий судья: Чучунова Н.С.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1830490

 

Определение Верховного Суда РФ от 18.11.2019 года № 303-ЭС19-7602 по делу № А73-5511/2018

Если кассационный суд изменяет размер присужденных судами первой и апелляционной инстанций денежных средств, он должен привести расчет взыскиваемой суммы. Иное означает нарушение кассационным судом норм процессуального права.

Председательствующий судья: Борисова Е.Е.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1834682

 

Определение Верховного Суда РФ от 19.11.2019 года № 305-ЭС19-14556 по делу № А40-272646/2018

Положения ч. 3 ст. 291.1 АПК РФ (в редакции Федерального закона от 26.07.2019 года № 59-ФЗ), по смыслу которых постановления арбитражных судов округов, которыми не были отменены судебные приказы, отменены или изменены судебные акты, принятые в порядке упрощенного производства, не подлежат обжалованию в Судебную коллегию Верховного Суда РФ, не применяются к кассационным жалобам, поданным до 01.10.2019 года (даты начала действия указанной редакции).

Председательствующий судья: Попова Г.Г.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1836690

 

Определение Верховного Суда РФ от 21.11.2019 года № 305-ЭС19-12520 по делу № А40-93638/2018

К ходатайству о разрешении исполнения судебного акта российского арбитражного суда на территории иностранного государства, адресованному иностранному суду, подлежат применению нормы международного права, регулирующие порядок взаимного признания судебных актов, выносимых судами Российской Федерации и судами иностранного государства. Применение к такому ходатайству положений главы 31 АПК РФ, которые регламентируют порядок приведения в исполнение решений иностранных судов на территории Российской Федерации, то есть, ориентированы на противоположную ситуацию, неправомерно.

Председательствующий судья: Пронина М.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1835474

 

Определение Верховного Суда РФ от 26.11.2019 года № 305-ЭС19-13029 по делу № А40-230773/2018

1. По смыслу п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ пересмотр вступивших в законную силу судебных актов по новым обстоятельствам возможен только в том случае, если в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ или в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ определена или изменена практика применения правовой нормы и в соответствующем акте высшего суда содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства. Определение Судебной коллегии не указано законодателем в качестве судебного акта, который может служить основанием для пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу решений.

2. Суд кассационной инстанции не вправе исследовать решение собрания (в частности, решение общего собрания членов саморегулируемой организации) на предмет его ничтожности, если стороны спора не ссылались на обстоятельства ничтожности в судах первой и апелляционной инстанции и эти обстоятельства нижестоящими судами не проверялись. Иное будет означать нарушение кассационным судом пределов предоставленных ему полномочий.

Председательствующий судья: Золотова Е.Н.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1837534

 

Определение Верховного Суда РФ от 29.11.2019 года № 305-ЭС19-13455 по делу № А40-217058/2018, Определение Верховного Суда РФ от 29.11.2019 года № 305-ЭС19-13456 по делу № А40-217053/2018 

1. Указывая в договоре, содержащем арбитражное соглашение, и в коммерческой документации по его исполнению свои адреса места нахождения, сторона договора должна осознавать, что именно по этим адресам в случае начала арбитражной (третейской) процедуры будет направляться корреспонденция международным коммерческим арбитражем. Учитывая это, сторона договора должна предпринять необходимые и достаточные меры для получения предназначенной ей корреспонденции по указанным адресам. В противном случае все риски, связанные с неполучением или несвоевременным получением корреспонденции, возлагаются на ее получателя.

2. Если сторона арбитражного соглашения после его заключения изменила свой адрес, однако не сообщила об этом другой стороне арбитражного соглашения, а после начала арбитража — третейскому суду, она несет риски, связанные с неполучением или несвоевременным получением уведомлений. В этом случае извещение, направленное стороне по адресу, указанному при заключении арбитражного соглашения, считается надлежащим (вне зависимости от содержащихся в ЕГРЮЛ сведений).

Председательствующий судья: Завьялова Т.В.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1838342http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1838330

 

Определение Верховного Суда РФ от 10.12.2019 года № 305-ЭС19-20584 по делу № А40-127011/2018

Направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции не вправе выходить за пределы предоставленных ему полномочий и фактически освобождать истца от неблагоприятных последствий несовершения процессуальных действий. В частности, кассационный суд не вправе предоставлять истцу не предусмотренную законом и противоречащую принципу правовой определенности возможность неоднократного рассмотрения дела по правилам судебного разбирательства в суде первой инстанции с представлением в материалы дела дополнительных документов. Обратный подход означал бы нарушение судом кассационной инстанции принципов равноправия сторон и состязательности арбитражного процесса (ст.ст. 89 АПК РФ).

Председательствующий судья: Хатыпова Р.А.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1842424

 

Определение Верховного Суда РФ от 19.12.2019 года № 308-ЭС19-14740 по делу № А63-2078/2016 

Признание заключения досудебной экспертизы недопустимым доказательством, поскольку оно выполнено по заказу заинтересованной стороны, если это признание сопровождается отказом суда в назначении судебной экспертизы, свидетельствует о нарушении ч. 1 ст. 82 АПК РФ и необеспечении судом полноты и объективности при сборе и исследовании доказательств по делу.

Председательствующий судья: Борисова Е.Е.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1847632

 

Определение Верховного Суда РФ от 30.12.2019 года № 302-ЭС19-18785 по делу № А33-7136/2016 

1. Определение суда о прекращении проведения экспертизы или об отказе в прекращении ее проведения не может быть обжаловано отдельно от судебного акта, принятого по существу спора. Возражения по поводу прекращения проведения экспертизы могут быть заявлены при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

2. При совместном рассмотрении судом первоначального и встречного исков отказ от первоначального иска не должен влиять на задачи судопроизводства, стоящие перед арбитражным судом (ст. 2 АПК РФ), в том числе в связи с рассмотрением встречного иска. Сам по себе такой отказ не может быть основанием для прекращения проведения экспертизы по делу.

3. Прекращение производства возможно только по незавершенной экспертизе. Иной подход влечет неопределенность в части оплаты судебной экспертизы, которая уже выполнена.

Председательствующий судья: Борисова Е.Е.

Подробнее (текст судебного акта): http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1850534


[1] Указанная правовая позиция последовательно сформирована в «Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2016)», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016 года, «Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2018)», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018 года.

[2] Изложенная правовая позиция была сформирована в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.02.2014 года № 14680/13.

[3]   Аналогичный подход отражен в Определении Верховного Суда РФ от 21.06.2018 года № 304-ЭС17-17716 по делу № А75-5718/2015.

[4]  Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 04.12.2000 года № 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей».

[5] Указанная правовая позиция была сформулирована в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 года № 10690/12 по делу № А73-15149/2011.

[6] Указанная правовая позиция отражена в Определении Верховного Суда РФ от 16.08.2018 года № 305-ЭС18-3914.

[7] Этот правовой подход был сформирован в Постановлении Президиума ВАС РФ от 10.02.2009 года № 11778/08, а также отражен в «Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2019)», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.11.2019 года.

[8] Указанная позиция отражена в п. 2 «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.04.2017 года.

[9] Указанный вывод приведен в «Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 4 за 2016 год», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016 года.

[10] Такой подход следует из разъяснений, изложенных в п. 27.1 «Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016 года.

[11] Указанные разъяснения были даны в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 14.04.2009 года № 129 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами положений абзаца второго пункта 1 статьи 66 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

[12] Данный подход сформирован в Постановлении Президиума ВАС РФ от 11.03.2014 года № 14768/13 и заключается в том, что «само по себе совершение сделки по внесению единственным учредителем имущества в уставный капитал не влечет причинения вреда имущественным интересам кредиторов учредителя вне зависимости от номинальной стоимости выпущенных при создании дочернего общества акций и оценки неденежного вклада в уставный капитал. Требования кредиторов учредителя гарантируются размещенным при создании нового акционерного общества 100-процентным пакетом акций».

[13] Определения Верховного Суда РФ: от 12.02.2018 года № 305-ЭС15-5734(4,5); от 21.02.2018 года № 310-ЭС17-17994(1,2); от 04.02.2019 года № 304-ЭС18-14031.

[14] Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 года № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

[15] Указанная правовая позиция высшей судебной инстанции по данному вопросу ранее неоднократно излагалась в определениях судебных коллегий: Определения Верховного Суда РФ от 27.02.2019 года № 305-ЭС18-19058, от 06.06.2019 года № 307- ЭС19-1984, от 01.08.2019 года № 307-ЭС19-2994, от 21.08.2018 года № 5-КГ18-122.

[16] Аналогичная правовая позиция изложена в Определении Верховного Суда РФ от 21.10.2019 года № 310-ЭС19-9963 по делу № А84-1909/2017.

[17] Именно такое толкование названной нормы дано в Определениях Верховного Суда РФ от 24.12.2018 года № 305-ЭС18-15086(1,2) и от 24.12.2018 года № 304-ЭС18-13615.

[18] Федеральный закон от 08.02.1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

[19] Указанное толкование дано Верховным Судом РФ в п. 39 «Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.12.2013 года, а также в Определении Верховного Суда РФ от 05.12.2016 года № 304-ЭС16-10165.

[20] Указанное толкование изложено в Постановлении Президиума ВАС РФ от 04.12.2012 года № 10518/12.

[21] Аналогичный правовой подход изложен в Определении Верховного Суда РФ от 05.02.2019 года № 308-ЭС15-12864.

[22] Указанный подход согласуется с правовой позицией, изложенной в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 04.09.2012 года № 3809/12, от 18.06.2013 года № 17630/12, Определении Верховного Суда РФ от 14.07.2015 года № 305-ЭС14-8858 о толковании ст. 200 ГК РФ о начале течения срока исковой давности при наличии контрольных функций, возложенных на органы государственной власти города Москвы.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26