Главная / Новости / Потребительское принуждение

Потребительское принуждение

Подписаться на новости

Клиенты многих банков, сотовых операторов и иных компаний вынуждены соглашаться на навязываемые невыгодные или обременительные условия. Закон признает потребителя слабой стороной, но не всегда гарантирует восстановление его интересов.

Гражданский кодекс РФ предусматривает свободу договора – право дееспособных сторон самостоятельно определять любые условия сделки. Тогда как ущемляющие права потребителя условия признаются недействительными. Более того, само по себя навязывание таких условий компанией или индивидуальным предпринимателем квалифицируется как административное правонарушение.

Слабые стороны

К выводу о фактической невозможности применения принципа свободы договора к отношениям между коммерческими структурами и потребителями еще в 1999 году пришел Конституционный суд России. Поводом стал спор частного клиента с Сберегательным банком, который закрепил за собой право в одностороннем порядке снижать процентные ставки по вкладам. «Отсутствие в законе норм, вводящих обоснованные ограничения для экономически сильной стороны в договоре, приводит к чрезмерному ограничению (умалению) конституционной свободы договора и, следовательно, свободы не запрещенной законом экономической деятельности для гражданина, заключающего такой договор. Законодатель не вправе ограничиваться формальным признанием юридического равенства сторон и должен предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне, с тем чтобы не допустить недобросовестную конкуренцию», – констатировали служители Фемиды.

Однако многие банки продолжают игнорировать эти выводы и под предлогом свободы договора навязывают клиентам незаконные и грубо нарушающие интересы потребителей условия. Например, в «Альфа-банке» бланки заявления с согласием на уступку права требований к заемщику и на подключение некой программы страхования изготовлены типографским способом, то есть гражданин лишен возможности отказаться от таких условий. Суды уже десятки раз признавали такую политику кредитной организации незаконной, но принятые решения фактически не исполняются. «Под содержанием договора отсутствуют и возможность отразить волю «НЕ СОГЛАСЕН», и место для подписи заемщика. Договор должен содержать ярко выраженное альтернативное условие, предоставляющее потребителю возможность выбора (согласия либо отказа)», – отмечается в судебных актах.

В ущемленном положении находятся все пользователи банковских карт и иных услуг – в большинстве случаев кредитные организации берут на себя право в одностороннем порядке менять тарифы и правила обслуживания. Информацию о новых ставках чаще всего предлагают искать на неких стендах в офисах и на сайте банков. Тогда как Гражданский кодекс РФ запрещает возможность любого изменения обязательств против воли потребителя. «Изменение проходит не по соглашению сторон, а в одностороннем порядке Банком с последующим доведением до потребителей путем размещения в подразделениях, а также на сайте банка, что является неправомерным», – констатировал арбитражный суд в деле банка «Возрождение». К схожим выводам служители Фемиды пришли и оценивая условия обслуживания банка «Северный морской путь», который предписал всем своим клиентам каждые три дня проверять публикацию информации. «Банком в материалы дела не представлено доказательств наличия у потребителей реальной возможности влияния на соответствующие условия договора (применительно к порядку изменения условий договора, в том числе в части тарифов), с учетом того, что потребитель заключает договор присоединения по типовой форме», – заключил арбитраж.

А вот Московский городской суд не усмотрел нарушений в действиях банка «Российский капитал». По словам ее клиента – Татьяны Чураевой, при оформлении кредита на 500 тысяч рублей она вынуждена была заплатить за страховку более 100 тысяч. «Заявление-анкета в полном объеме изготовлено в печатной форме, все разделы с персональными данными и иной информацией заполнены машинописным текстом в соответствии с представленными заемщиком сведениями. Оснований полагать, что графа о заключении договора страхования была заполнена без учета мнения заемщика, у судебной коллегии не имеется», – отмечается в решении суда.

Безальтернативная связь

На незаконные условия вынуждены соглашаться пользователи связи. Например, сотовые операторы «большой четверки» – ПАО «Вымпелком» (торговая марка «Билайн»), «Мегафон», «МТС» и «Теле2», включают в большинство тарифных планов так называемую «плату за молчание» – взимание существенной суммы при отсутствии действий со стороны абонента (исходящих звонков, SMS-сообщений, выхода в Интернет) в течение нескольких месяцев. После исчерпания остатка и по прошествии определенного периода договор считается расторгнутым по инициативе клиента.

Такая политика позволяет связистам избавляться от «брошенных номеров», но суды неоднократно указывали на ее незаконность. «Содержание данного условия тарифных планов налагает на потребителя услуг связи ограничения сверх установленных законодательством, понуждает для исключения расторжения в одностороннем порядке договора пользоваться услугами связи не в тот период и не в том объеме, в котором заинтересован потребитель», – констатировал арбитраж в деле против «Теле2» (ООО «Т2 Мобайл»). К аналогичному выводу служители Фемиды пришли, оценивая навязываемые условия ПАО «Мегафон», «Вымпелком» и других участников рынка.

Практически во всех случаях операторы берут на себя и право в одностороннем порядке менять сами условия договоров. Причем информация о грядущих изменениях размещается на сайте, а продолжающие пользоваться услугами пользователи якобы считаются подтвердившими принятие новых условий. Судебная практика подтверждает, что проводимая связистами политика противоречит Гражданскому кодексу РФ. «В случае заключения договора с потребителем в письменной форме его изменение возможно лишь путем заключения сторонами дополнительного соглашения к договору, то есть документа, подписываемого обеими сторонами сделки и выражающего их совместную волю на внесение изменений в договор», – констатировал суд, признавая незаконность действий ПАО «Ростелеком».

С другой стороны, менять тарифные планы операторы вправе, но только при условии персонального предупреждения каждого клиента. Так, признавая незаконными условия ПАО «Вымпелком» («Билайн»), арбитражный суд пришел к выводу, что размещение сведений на официальном сайте оператора «не отвечает требованиям доступности и наглядности информирования потребителей об оказываемых услугах». Аналогичное решение было принято и в отношении ПАО «Мегафон», которое почти в четыре раза повысило стоимость звонка на тарифном плане «ISIC Лайт», опубликовав сообщение на сайте и в федеральных печатных изданиях. Служители Фемиды констатировали, что действующее законодательство «предоставляет оператору право самостоятельно формировать цены на предлагаемые потребителям услуги связи, а не право на одностороннее изменение действующего (согласованного с абонентом) тарифа (иных условий) в рамках конкретного договора».

Персональное раскрытие

При заключении практически любого договора от потребителя требуют предоставить согласие на обработку его персональных данных. Причем те же банки и операторы связи берут на себя право не только хранить, но и передавать третьим лицам сведения о клиенте, его паспортные данные, место жительства, контакты и другую информацию. Как и иные условия, такое согласие чаще всего выражено в безальтернативной форме.

Правда, судебная практика по этому вопросу остается противоречивой. Так, Санкт-Петербургский городской суд отклонил требование заемщицы Быковой о признании незаконным закрепленного в договоре ПАО «Сбербанк России» права кредитной организации передавать собранные сведения третьим лицам. «С Условиями выпуска и обслуживания кредитной карты ПАО «Сбербанк России», являющимися приложением к договору, Быкова Т.А. была ознакомлена. Данное условие, по мнению судебной коллегии, не противоречит действующему законодательству, не является разглашением банковской тайны и не свидетельствует о нарушении законных прав и интересов Быковой Т.А.», – констатировал суд. А столичные служители Фемиды подтвердили легитимность хранения банком «ВТБ» составленного на заемщика досье, включающего в том числе данные о состоянии его здоровья и иную персональную информацию.

Более того, Московский городской суд по существу лишил потребителей гарантированного им специальным федеральным законом права отозвать свое согласие на обработку персональных данных. «Отказ от обработки персональных данных лишает страховщика возможности внести сведениё о страхователе и договоре страхования в электронные базы данных учета страховых полисов, осуществлять взаимодействие со страхователем с использованием интернета и телефонной связи, принимать и обрабатывать его заявление о наступление страхового случая и производить ему выплату страхового возмещения», – заключил суд, подтверждая законность действий компании «РЕСО-Гарантия».

В свою очередь, Верховный суд России усмотрел нарушением типовые условия договора страховой компании «Благосостояние»: «Согласие потребителя на обработку персональных данных должно быть конкретным, информированным и сознательным. Доказательств того, что при заключении договора потребитель имел возможность влиять на содержание условий договора, не представлено», – отмечается в решении. Признавая незаконными условия договора страхования компании «Согаз», высшая инстанция указала, что они лишают потребителя возможности выражения согласия или отказа от обработки и передачи персональных сведений. Аналогичное решение было принято и в отношении «Меткомбанка»: «Изложение в спорном договоре условий о возможной передаче кредитором третьим лицам персональных данных о заемщике противоречит нормам действующего законодательства и ущемляет права потребителя», – отмечается в решении суда.

Штрафы на совесть

Подготовленный Министерством юстиции РФ проект нового Кодекса РФ об административных правонарушениях расширяет возможность привлечения к ответственности компаний, навязывающих клиентам обременительные условия. В настоящее время применяется существу «резиновая» норма о включении в договор ущемляющих права потребителей условий, предусматривающая штраф в сумме до 20 тысяч рублей. Представленный проект впервые закрепляет понятия «злоупотребление свободой договора» и «навязывание». За такой проступок, равно как и за незаконный отказ в заключении публичного договора, юридическое лицо должно будет заплатить до 300 тысяч рублей.

С другой стороны, даже если банк, оператор связи и иная компания нарушит права даже миллиона клиентов, все такие деяния будут считаться продолжаемыми и однородными, то есть квалифицироваться как одно правонарушение. Таким образом, несмотря на повышение санкций, недобросовестным участникам рынка в ряде случаев будет выгодно игнорировать требования закона и, скажем, ежегодно платить относительно мягкий штраф.

Еще в 2017 году Роспотребнадзор предложил закрепить в КоАП отдельное наказание за «понуждение потребителя к предоставлению персональных данных» (штраф до 70 тысяч рублей). Чиновники подчеркивали, что такой подход соответствует международной практике – документам Генеральной Ассамблеи ООН и Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в соответствии с которыми компании должны защищать конфиденциальность потребителя, гарантируя законность, прозрачность и справедливость сбора и использования персональных данных. Однако этот законопроект так и не был поддержан Правительством России. Аналогичную норму в новый КоАП включать также не планируется.

Справка

По данным Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, ежегодно за включение в договор ущемляющих права потребителей условий к административной ответственности привлекается до пяти тысяч юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, в том числе 687 банков, 126 микрофинансовых организаций и 310 застройщиков.

Мнения

1. Осуществляющий предпринимательскую деятельность на рынке коммерсант и гражданин-потребитель с формальной точки зрения являются равными участниками правоотношений. Однако фактически это не так. Ведь человек по своей природе часто ведет себя иррационально. Например, многие могут подписывать договор, не читая его условий или по причине низкой правовой культуры не понимая их. Большинство россиян выросло в совершенно другой экономической системе и еще не научилось жить по новым правилам.

Поэтому в целях защиты признаваемых слабой стороной граждан свобода договора подвергается ограничению. По существу это правовой инструмент, призванный распределить риски и внести баланс в экономические отношения B2C (business-to-consumer – бизнес для потребителя). В свете общемировой практики, а также неопытности России в рыночных отношениях, ограничение свободы договора в целях защиты граждан должно приветствоваться.

Для бизнеса такие ограничения можно назвать существенными. Например, чаще всего коммерсант обязан заключить договор с любым обратившимся к нему гражданином, цена за товары, работы и услуги должна быть одинаковой и так далее. Многие иные условия прямо установлены законами без возможности их изменения (императивные нормы). На практике недобросовестные организации, в том числе крупные, нередко пытаются закрепить в договорах повышенную ответственность для потребителя, понижая при этом собственную. Поэтому законы и иные нормативные акты часто определяют верхнюю планку ответственности для потребителей.

Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с установленными законодательством, признаются недействительными – ничтожными. Следовательно, на первый взгляд, клиенту нет смысла спорить о легитимности того или иного положения – он может подписать договор и игнорировать такие условия. Однако на практике могут возникать ситуации, когда гражданин все же исполняет юридически ничтожный договор. В этом случае он вправе обратиться в суд с требованием о применении последствий ничтожной сделки – возврате уплаченных денежных средств и так далее.

В любом случае подписание содержащего незаконные и ущемляющие права потребителя положения договора несет определенные риски. Поэтому целесообразно предложить соответствующему продавцу или исполнителю исключить или изменить спорные положения.

2. Сам по себе договор вне зависимости от его формы является правовым основанием для обработки персональных данных клиента. Поэтому банки, страховщики, операторы связи и иные участники рынка априори не должны требовать от клиента дополнительного согласия. Соответственно они и не вправе уклоняться от продажи товара или от оказания услуги при отказе потребителя дать такое согласие на обработку персональных данных. У Роспотребнадзора уже сложилась практика привлечения к ответственности тех же банков и страховых компаний за включение в текст договора согласия на обработку, не связанную с его исполнением (в первую очередь, на директ-маркетинг). А прокуратура расценила как правонарушение отказ платных клиник в предоставлении медицинских услуг пациенту, который не пожелал подписать обременительное для него согласие.

Если клиент все-таки хочет получить услугу, в договоре об оказании которой закреплены неоправданно широкие права на обработку персональных данных, то сразу после его подписания можно немедленно отозвать согласие, подав соответствующее заявление.

Правда, российское законодательство не устанавливает правил отзыва согласия. Необходимо учитывать, что оператор обязан идентифицировать подателя такого документа. Мы придерживаемся рекомендации, что в отзыве следует указать те идентифицирующие субъекта данные, которые были предоставлены при подписании того же договора. Это правило очень важно для отзыва согласий, представленных с использованием веб-форм на сайтах и в иных ситуациях. Например, если изначально указывались паспортные данные, то логично попросить их предоставить и при отзыве. Но никаких нотариально заверенных документов закон оформлять не требует.

Отмечу, что в европейском регламенте GDPR закреплен простой принцип – отозвать согласие на обработку персональных данных должно быть так же легко, как и его предоставить.

P.S.

УСТАЛИ ИСКАТЬ В ИНТЕРНЕТЕ ХОРОШЕГО ЮРИСТА?
МЫ ЛЕГКО И ЭФФЕКТИВНО РЕШИМ ЭТУ ЗАДАЧУ ДЛЯ ВАС!
МЫ ЗНАЕМ ВАЖНЫЕ КРИТЕРИИ ПОИСКА ДЛЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ЗАЩИТЫ ВАШИХ ПРАВ.
ЗА СПРОС ДЕНЕГ НЕ БЕРЁМ.
ЦЕНА РЕКОМЕНДАЦИИ ЮЦ «Взгляд» — ЭТО ВАШ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ОТЗЫВ О НАШЕЙ РАБОТЕ!
Профессиональные гарантии качества юридической помощи. МЫ БУДЕМ РАДЫ ВАМ ПОМОЧЬ!
Обращайтесь за консультациями по тел: +7 (495) 258 0038

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26