Главная / Новости / Постановление КС РФ о субсидиарной ответственности лиц, контролировавших исключенное из ЕГРЮЛ ООО, по его долгам

Постановление КС РФ о субсидиарной ответственности лиц, контролировавших исключенное из ЕГРЮЛ ООО, по его долгам

Подписаться на новости

25 мая 2021 года было опубликовано Постановление КС РФ по делу о проверке конституционности пункта 3.1 статьи 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в связи с жалобой гражданки Г.В.Карпук от 21 мая 2021 года № 20-П (далее – Постановление) http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision535311.pdf

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба физического лица – потребителя. В связи с чем предмет рассмотрения по этому делу сформулирован довольно узко – речь о применении пункта 3.1 статьи 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» по заявлению кредитора – физического лица, обязательство общества перед которым возникло не в связи с осуществлением кредитором предпринимательской деятельности, если на момент исключения общества исковые требования такого кредитора к обществу удовлетворены судом. Однако в конце мотивировочной части Постановления имеется оговорка — применение обозначенного в нем подхода к распределению бремени доказывания не исключается также в случаях, когда кредитором выступает иной субъект, нежели физическое лицо, обязательство общества перед которым возникло не в связи с осуществлением кредитором предпринимательской деятельности.

Логика Постановления строится на том, что контролирующие ООО лица (каковыми чаще всего выступают его мажоритарные участники и, одновременно, руководители) обладают не только правами, но и несут обязанности, в том числе связанные с ликвидацией организации и (или) обращением в арбитражный суд с заявлением о признании ее банкротом. Уклонение от названных обязанностей — недобросовестное поведение. Само по себе оно не наказуемо. Однако если у ООО на момент исключения из ЕГРЮЛ были долги перед кредиторами и невозможность их погашения вызвана противоправным поведением контролировавших ООО лиц при управлении организацией, последние по требованию кредиторов могут быть привлечены к ответственности на основании п. 3.1 ст. 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

КС РФ обратил внимание на деликтную природу такой ответственности и напомнил, что для привлечения к ней требуется установление всех элементов состава гражданского правонарушения. При этом основное внимание было уделено вопросу справедливого распределения бремени доказывания по соответствующей категории дел. Нельзя не согласиться с тем, что именно данный вопрос является камнем преткновения в реализации судами (как общей юрисдикции, так и арбитражными) норм пункта 3.1 статьи 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

КС РФ пришел к выводу о том, что предъявление к истцу-кредитору (особенно когда им выступает физическое лицо – потребитель, хотя и не ограничиваясь лишь этим случаем) требований, связанных с доказыванием обусловленности причиненного вреда поведением контролировавших должника лиц, заведомо влечет неравенство процессуальных возможностей истца и ответчика, так как от истца требуется предоставление доказательств, о самом наличии которых ему может быть неизвестно в силу его невовлеченности в корпоративные правоотношения. Поэтому при применении пункта 3.1 статьи 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» по иску кредитора – физического лица, обязательство ООО перед которым возникло не в связи с осуществлением кредитором предпринимательской деятельности и исковые требования кредитора к которому удовлетворены судом, судам следует исходить из предположения о том, что именно бездействие контролировавших ООО лиц привело к невозможности исполнения обязательств перед истцом – кредитором общества, пока на основе фактических обстоятельств дела не доказано иное. Таким образом, по существу, КС РФ ввел опровержимую презумпцию противоправности поведения контролировавших исключенное из ЕГРЮЛ ООО лиц и наличия причинно-следственной связи между таким поведением и невозможностью исполнения обязательств перед кредитором ООО – физическим лицом.

Также нельзя не отметить, что КС РФ отреагировал на традиционную ошибку судов, вменяющим в вину кредиторам ООО, что те не препятствовали его исключению из ЕГРЮЛ (не подавали заявления в регистрирующий орган, не оспаривали в суде его решение об исключении ООО из ЕГРЮЛ). Подобные упреки обычно заканчиваются пассажами о недобросовестности истца — кредитора, его неразумности, отсутствии у него должной осмотрительности и подкрепляют итоговый вывод суда об отказе в удовлетворении требований. По этому поводу КС РФ указал, что само по себе то обстоятельство, что кредиторы общества не воспользовались возможностью для пресечения исключения общества из единого государственного реестра юридических лиц, не означает, что они утрачивают право на возмещение убытков на основании пункта 3.1 статьи 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Требования судов являются завышенными, по крайней мере, по  отношению к гражданам – бывшим кредиторам исключенного из ЕГРЮЛ ООО.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26