Главная / Новости / Почему нельзя платить чужую ипотеку. Дело о взыскании неосновательного обогащения

Почему нельзя платить чужую ипотеку. Дело о взыскании неосновательного обогащения

Подписаться на новости

Завязка

Началась эта история в 2013 году, когда одинокий Максим познакомился на просторах интернета с такой же одинокой Еленой. Оба уже бывали ранее в браке, и имели взрослых детей. Он жил в центральной России, а она в Бурятии. Однако расстояние любви не помеха, поэтому Максим собрался, и поехал к своей Елене в Улан-Удэ, где они стали жить в любви, да согласии.

Будучи уже людьми взрослыми, жить по съёмным квартирам они не хотели, поэтому решили приобрести собственное жильё, однако вот способ его приобретения избрали весьма своеобразный.

Так, дочь Елены – Ядвига вносит на покупку квартиры за счёт собственных средств 1 100 000 рублей и такую же сумму за счёт кредитных средств с условием, что обязательства по кредиту будет фактически исполнять Максим, при этом кредитный договор будет оформлен на Ядвигу. А после того, как кредитные обязательства будут исполнены, она обязуется подарить квартиру своей матери – Елене, а также Максиму в равных долях.

На таких условиях Максим согласился исполнять фактические обязательства по выплате ипотечного кредита с января 2014 года.

Условия конечно же крайне сомнительные и рискованные, но из песни слов не выкинешь и работать нам порой приходится с тем, что уже свершилось и изменить этого никак нельзя.

Как вы уже наверняка догадались, обязательства по кредиту Максим добросовестно исполнил и кредит закрыл в 2019 году полностью, после чего призвал Ядвигу к оформлению договора дарения квартиры на себя и Елену, на что получил вполне ожидаемый для нас с Николаем с начала его истории отказ, после чего пришёл к нам в Бюро, так как в 2019 году переехал жить в наш замечательный город.

Он конечно же надеялся получить права на квартиру, за которую он платил кредит на протяжении пяти лет, но мы сразу ему сказали, что это невозможно и предложили попробовать вернуть хотя бы часть уплаченных за неё денег. Он согласился.

Подготовка к делу

Мы решили пойти по пути взыскания неосновательного обогащения, составили соответствующее исковое заявление, которое мотивировали так:

«Истец, осуществляя внесение ежемесячных платежей по кредиту, исходил из того, что, выплатив кредит, получит ½ долю в праве собственности на квартиру, согласно устного соглашения с Ответчиком. Отказ Ответчика от исполнения принятых на себя обязательств нарушил право Истца на получение доли в праве собственности на квартиру, при этом Ответчик неосновательно приобрёл имущество Истца в виде денежных средств».

Изложенные обстоятельства послужили фактическим основанием для обращения в суд с настоящим иском.

С правовым обоснованием и вообще с деталями иска могут ознакомиться обладатели Pro-аккаунта в прикреплённых к публикации обезличенных документах.

Учитывая, что Ядвига проживает в Иркутской области, обращаться нам надлежало в Иркутский районный суд. Не завидую я коллегам, которым приходится отстаивать интересы своих доверителей в этом суде…

Так, препятствия начались ещё до принятия иска судом, который оставил его без движения по надуманным и даже смешным основаниям. В ответ на определение я написал судье письмо, в котором потребовал принять иск к производству.

Помощник судьи по телефону сообщила мне, что ВЧ была поражена столь дерзким обращением к суду. Тут всё же рекомендую прочитать прилагаемое к публикации письмо судье, так как исковое заявление было принято к производству без выполнения требований, которые были изложены в определении об оставлении без движения.

К исковому заявлению мы приложили также ходатайство в порядке ст. 57 ГПК РФ и ходатайство об участии в судебных заседаниях посредством ВКС. Ну и конечно же заявление о принятии обеспечительных мер. Всё это было удовлетворено.

Изучив полученные по запросу суда документы из банка, мы уменьшили размер заявленных требований до 1 020 000 рублей и попросили вернуть излишне уплаченную госпошлину.

Судебный процесс

Ядвига иск не признавала и пояснила суду, что Максим, оказывается, на протяжении пяти лет осуществлял добровольные и бескорыстные пожертвования в её адрес и просто хотел помогать ей и её супругу, как новоиспеченный отчим!

В качестве опровержения доводов Ядвиги мы представили стенограмму записи разговора Максима и Елены, в ходе которого она признавала наличие изначальной договорённости о том, что Максим будет платить ипотеку, а Ядвига впоследствии переоформит квартиру на них. Помимо стенограммы представили и саму аудиозапись.

Суд всё прослушал и прочитал, поэтому доводы, приведенные Ядвигой, были отклонены.

Также Ядвига заявила о пропуске Максимом срока исковой давности, на что мы возразили тем, что Максим узнал о нарушении своего права только в 2019 году, когда понял, что квартиры ему не видать, как своих ушей.

Суд, однако, согласился с доводами ответчика в данной части и применил последствия пропуска срока, взыскав с Ядвиги 540 000 рублей (за последние три года).

Ядвигу такой результат не устроил, поэтому она пошла в апелляцию. Да чего уж там – мы тоже пошли в апелляцию, так как не согласились с выводом суда о пропуске срока для обращения в суд.

Судебная коллегия оставила решение без изменения. И что бывает нечасто – я с согласился с этим решением, признав свою неправоту в части срока ИД.

Тешило лишь то, что Максим наш остался очень доволен достигнутым результатом и до сих пор нам благодарен. А это, пожалуй, одно из главных в нашей работе. Именно сегодня решение суда было исполнено – на счёт Максима поступили в полном объёме взысканные денежные средства, и он, как всегда действуя добросовестно, исполнил принятые на себя обязательства по выплате нам гонорара успеха сверх цены по соглашению, перечислив нам деньги.

P.S. Этот злополучный суд дважды допускал ошибки в исполнительных листах, что повлекло для Максима невероятную череду телефонных звонков, переписок с судом, службой судебных приставов, а также подачу соответствующих заявлений об исправлении описок. Я предложил в этой связи Максиму подать жалобу на имя председателя Иркутского областного суда о столь безобразном поведении работников аппарата районного суда, текст которой ему написал. К нашему удивлению, на неё отреагировали и ответили, что и.о. председателя Иркутского районного суда указано на необходимость усиления контроля за сотрудниками и недопустимость подобных нарушений (ответ также прилагаю).

Вот такая получилась история.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26