Главная / Аналитика / Планирование выездных налоговых проверок. Открытый или закрытый процесс?

Планирование выездных налоговых проверок. Открытый или закрытый процесс?

Всем известно, что основной и наиболее эффективной формой налогового контроля являются выездные налоговые проверки, планирование которых долгое время являлось конфиденциальной процедурой налоговых органов.

Но в 2007 г. государство выработало новый подход к построению системы отбора объектов для проведения выездных налоговых проверок — была разработана Концепция системы планирования выездных налоговых проверок (далее по тексту — Концепция).

Согласно Концепции, планирование выездных налоговых проверок — это не закрытый, а открытый процесс, построенный на отборе налогоплательщиков для проведения выездных налоговых проверок по критериям риска совершения налогового правонарушения. Общедоступные критерии, на основании которых должен производиться отбор налогоплательщиков для включения в план выездных налоговых проверок, подробно описаны в самой Концепции и всесторонне проанализированы в юридической литературе.

В настоящей статье мы проанализируем причины редкого использования Концепции налоговыми органами на практике. На наш взгляд, основной проблемой, препятствующей реализации Концепции на практике является то, что она основана на принципах, не соответствующих реальному положению дел в области налогов и сборов.

Итак, согласно п. 2 Концепции, основными принципами, на которых она основана, являются:

— режим наибольшего благоприятствования для добросовестных налогоплательщиков;

— своевременность реагирования на признаки возможного совершения налоговых правонарушений;

— неотвратимость наказания налогоплательщиков в случае выявления нарушений законодательства о налогах и сборах;

— обоснованность выбора объектов проверки.

Какие из перечисленных принципов реализуются на практике? Пожалуй, только один — неотвратимость наказания налогоплательщиков в случае выявления нарушений законодательства о налогах и сборах.

И то при условии, что мы не будем брать во внимание различные коррупционные проявления (данная тема явно выходит за рамки настоящей статьи).

Реализации данного принципа способствует осуществляемый в ходе проведения выездной налоговой проверки контроль со стороны Управлений ФНС России по субъектам в отношении нижестоящих территориальных налоговых инспекций и существование «негласных» минимальных сумм начислений налогов по результатам проведения выездных налоговых проверок.

Существование этих «негласных» минимальных сумм способствует не только неотвратимости наказания налогоплательщиков в случае выявления нарушений законодательства о налогах и сборах, но и неотвратимости наказания налогоплательщиков в случае отсутствия подобных нарушений.

Важность такого принципа, как «режим наибольшего благоприятствования для добросовестных налогоплательщиков», переоценить очень трудно. Учитывая огромное количество недобросовестных налогоплательщиков, на наш взгляд, защита добросовестных налогоплательщиков и введение для них режима наибольшего благоприятствования должно стать чуть ли не главной задачей государства в области налогов и сборов.

Однако на практике происходит с точностью да наоборот. Кого можно считать добросовестным налогоплательщиком? В первую очередь того налогоплательщика, деятельность которого уже проверили (в отношении налогоплательщика проведена выездная налоговая проверка) и не выявили каких-либо налоговых правонарушений.

При этом с большой степенью вероятности можно утверждать, что даже при отсутствии соответствующих критериев, позволяющих полагать совершение налогоплательщиком налоговых правонарушений, данный налогоплательщик будет обязательно включен в план выездных налоговых проверок через два-три года.

Принцип своевременности реагирования на признаки возможного совершения налоговых правонарушений также реализуется далеко не всегда.

Особенно ярко это видно в ходе проведения камеральных налоговых проверок. Предположим, инспекция располагает информацией на основе представленной налоговой декларации о совершении налогоплательщиком правонарушения в конкретном налоговом периоде. Вовсе не факт, что по результатам проведения камеральной проверки такой декларации будет вынесено соответствующее решение. Вполне возможно, что инспекция подождет некоторое время (может быть и три года), а затем выйдет на выездную налоговую проверку, что даст колоссальные начисления с большим количеством доказательств.

И наконец, самый «желанный» принцип для любого добросовестного налогоплательщика — «обоснованность выбора объектов проверки».

Всем известно, сколько у нас в стране фирм-однодневок (анонимных, номинальных организаций, «прокладок» и т.п.). В отношении данных фирм у налоговых органов имеется масса информации, свидетельствующей о совершении ими налоговых правонарушений. Эта информация предоставляется как другими налоговыми органами, правоохранительными органами, так и получается самостоятельно в ходе осуществления практической деятельности.

В ходе судебных заседаний представители налогоплательщиков очень часто спрашивают и суд и налоговый орган о том, почему налоговый орган предъявляет претензии, основанные на недобросовестности контрагентов налогоплательщика, именно к налогоплательщику, а не к самим контрагентам, в отношении которых имеется масса материалов, подтверждающих совершение ими налоговых правонарушений? Ответ очень прост. Это, в первую очередь, не выгодно налоговому органу. Дело в том, что показателем эффективности деятельности налогового органа является не только объем доначисленных по результатам налоговых проверок налогов, но и объем взысканных налогов. Понятно, что с фирмы-однодневки ничего взыскать не получится, поскольку она зарегистрирована на подставных лиц, не имеет какого-либо имущества и тем более денежных средств на расчетных счетах.

Соответственно, возникает недоимка, за результаты борьбы с которой налоговая инспекция ежегодно отчитывается в вышестоящий налоговый орган.

Подводя итоги, можно сделать вывод о том, что из всех принципов, на которых основана Концепция, реально работает только один — неотвратимость наказания налогоплательщиков в случае выявления нарушений законодательства о налогах и сборах. Да и то, данный принцип не имеет никакого отношения к формированию плана выездных налоговых проверок.

Если не работают основополагающие принципы, то не стоит удивляться тому, что не работает Концепция «в целом».

Налоговым органам по-прежнему проще получить информацию от внешних (информация, предоставляемая правоохранительными и иными органами) и внутренних (информация, содержащаяся в информационных базах данных) источников, а не заниматься трудоемким анализом показателей деятельности налогоплательщиков на основе общедоступных критериев самостоятельной оценки рисков.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26