Главная / Новости / Письмо ФНС России от 08.10.2015 N ГД-4-14/15525 "О направлении Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N3 (2015)"

Письмо ФНС России от 08.10.2015 N ГД-4-14/15525 «О направлении Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N3 (2015)»

Подписаться на новости

Письмо ФНС России от 08.10.2015 N ГД-4-14/15525 "О направлении Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N3 (2015)"

ОБЗОР
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ С УЧАСТИЕМ РЕГИСТРИРУЮЩИХ
ОРГАНОВ N3 (2015)

Часть III — По вопросу оспаривания иных решений, действий (бездействия), принимаемых (осуществляемых) регистрирующими органами при реализации функции по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей

3. По вопросу оспаривания иных решений, действий (бездействия), принимаемых (осуществляемых) регистрирующими органами при реализации функции по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

3.1. Ввиду того, что в период действия обеспечительных мер регистрирующий орган не вправе был вносить в ЕГРЮЛ запись о ликвидации организации-должника, суды пришли к выводу о недоказанности противоправности бездействия регистрирующего органа.
По делу N А73-14961/2014 Индивидуальный предприниматель К.А.В. (далее — предприниматель) обратился в Арбитражный суд Хабаровского края к инспекции с заявлением о признании незаконным бездействия, выразившегося в невнесении в единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) записи о ликвидации общества; о возложении на инспекцию обязанности внести в ЕГРЮЛ запись о ликвидации общества.
Решением Арбитражного суда Хабаровского края от 20.02.2015, оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2015, в удовлетворении требования о признании незаконным бездействия инспекции предпринимателю отказано.
Не согласившись с решением от 20.02.2015 и постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2015, предприниматель обратился с кассационной жалобой, в которой просит их отменить, принять новый судебный акт.
Суд кассационной инстанции не усмотрел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.
Как следовало из материалов дела, определением Арбитражного суда Хабаровского края от 14.12.2012 по делу N А73-15230/2012 было принято к производству заявление общества о признании его несостоятельным (банкротом).
Определением от 14.01.2013 в отношении должника введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден К.А.В.
Определением от 17.05.2013 в отношении общества введено внешнее управление сроком на восемнадцать месяцев, внешним управляющим утвержден К.А.В.
Решением от 08.04.2014 суд прекратил в отношении должника процедуру внешнего управления, признал его несостоятельным (банкротом) и открыл конкурсное производство сроком на три месяца. Конкурсным управляющим утвержден К.А.В. (далее — конкурсный управляющий).
Определением от 08.07.2014 конкурсное производство в отношении общества завершено.
Несвоевременное внесение инспекцией в ЕГРЮЛ записи о ликвидации общества послужило основанием для обращения предпринимателя в арбитражный суд с соответствующим заявлением.
Согласно пункту 1 статьи 8 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" государственная регистрация осуществляется в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган, если иное не предусмотрено Федеральным законом.
В соответствии со статьей 149 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве) определение о завершении конкурсного производства подлежит немедленному исполнению (пункт 1 статьи 149).
Пунктом 2 статьи 149 Закона о банкротстве установлено, что арбитражный суд по истечении тридцати, но не позднее шестидесяти дней с даты вынесения определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства направляет указанное определение в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заказным письмом с уведомлением о вручении.
В силу пункта 3 статьи 149 Закона о банкротстве определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства является основанием для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника. Соответствующая запись должна быть внесена в этот реестр не позднее чем через пять дней с даты представления указанного определения арбитражного суда в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц.
Как следует из материалов дела, определением от 16.06.2014 к производству Арбитражного суда Хабаровского края было принято заявление ФНС России о признании незаконными действий (бездействия) арбитражного управляющего К.А.В., выразившихся в сокрытии действительной информации об имуществе должника — вертолета Ми-8Т, непроведении актуальной оценки данного имущества, передаче его в пользование третьим лицам, проведении торгов по продаже имущества должника по заниженной стоимости, нарушающими права и законные интересы уполномоченного органа и кредиторов и влекущими убытки уполномоченного органа. Также было заявлено требование об отстранении К.А.В. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего общества.
Определением от 12.08.2014 по ходатайству ФНС России суд принял обеспечительные меры, запретив инспекции вносить в ЕГРЮЛ запись о ликвидации общества до вступления в законную силу судебного акта, принятого по результатам рассмотрения жалобы уполномоченного органа на действия конкурсного управляющего по делу N А73-15230/2012.
Определением Арбитражного суда Хабаровского края от 22.08.2014 жалоба уполномоченного органа удовлетворена; производство по требованию об отстранении конкурсного управляющего прекращено ввиду завершения конкурсного производства.
Постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014 определение от 22.08.2014 было изменено.
Определением Арбитражного суда Хабаровского края от 27.10.2014 по делу N А73-15230/2012 принятые определением от 12.08.2014 обеспечительные меры отменены.
Определение от 27.10.2014 по делу N А73-15230/2012 было направлено в адрес инспекции 28.10.2014 и получено последней 31.10.2014.
Однако 31.10.2014 инспекция обратилась в Арбитражный суд Дальневосточного округа с кассационной жалобой на постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014 по делу N А73-15230/2012, одновременно заявив ходатайство о принятии обеспечительных мер в виде запрета инспекции вносить в ЕГРЮЛ запись о ликвидации общества до вступления в законную силу постановления Арбитражного суда Дальневосточного округа, которое было удовлетворено определением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 12.11.2014.
По результатам рассмотрения кассационной жалобы суд кассационной инстанции постановлением от 12.12.2014 отменил постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014 и оставил в силе определение Арбитражного суда Хабаровского края от 22.08.2014 по делу N А73-15230/2012, отменив обеспечительные меры, принятые определением от 12.11.2014.
Запись о ликвидации общества была внесена в ЕГРЮЛ 22.12.2014.
Таким образом, материалами дела подтверждается, что в период с 12.08.2014 по 27.10.2014, а также с 12.11.2014 до 12.12.2014 действовали обеспечительные меры, соответственно инспекция не вправе была вносить в ЕГРЮЛ запись о ликвидации организации-должника.
В этой связи установив, что запись о ликвидации общества была внесена в ЕГРЮЛ в соответствии с требованиями статьи 149 Закона о банкротстве — 22.12.2014 после окончания действия обеспечительных мер, суды пришли к обоснованному выводу о недоказанности противоправности бездействия инспекции.
При этом следует отметить, что определение от 08.07.2014 о завершении конкурсного производства было направлено арбитражным судом первой инстанции в адрес инспекции на следующий день после его вынесения как лицу, участвующему в деле, тем самым судом был соблюден порядок направления копий судебных актов, предусмотренный статьями 122, частью 2 статьи 186 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть имелось совпадение лица, участвующего в деле о банкротстве — инспекции как кредитора, с органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц. Тогда как по смыслу пункта 2 статьи 149 Закона о банкротстве, в случае, если инспекция не является лицом, участвующим в деле о банкротстве, суд не вправе направлять определение о завершении конкурсного производства в адрес органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, до истечения тридцатидневного срока.
Следовательно, инспекция в любом случае не имела права вносить запись о ликвидации должника в ЕГРЮЛ до истечения тридцатидневного срока с даты вынесения определения о завершении конкурсного производства.
Изложенное подтверждается сопроводительным письмом Арбитражного суда Хабаровского края от 11.08.2014, из которого следует, что во исполнение пункта 2 статьи 149 Закона о банкротстве судом в адрес инспекции было направлено определение от 08.07.2014 о завершении конкурсного производства в отношении должника.
Таким образом, определение о завершении конкурсного производства от 08.07.2014 было направлено судом первой инстанции в адрес инспекции дважды: первый раз (09.07.2014) как лицу, участвующему в деле о банкротстве; второй раз (11.08.2014) как в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц.
При изложенных обстоятельствах суды правомерно отказали предпринимателю в удовлетворении его требования.

3.2. Поскольку в материалах дела отсутствовали доказательства нарушения регистрирующим органом порядка исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, приведшего к нарушению гарантированных Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" прав кредиторов или иных лиц, суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении требований, направленных на оспаривание исключения юридического лица, прекратившего свою деятельность, из ЕГРЮЛ. При этом суд апелляционной инстанции признал необоснованным поддержанный судом первой инстанции довод заявителя о нарушении регистрирующим органом срока публикации решения о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ, а также указал на непредставление заявителем обоснования того, как удовлетворение заявленных требований может восстановить его имущественные права, учитывая отсутствие сведений о наличии у исключенного юридического лица счетов и иного имущества.
По делу N А40-199439/2014 общество обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции о внесении записи от 07.04.2014 о прекращении деятельности общества с ограниченной ответственностью в связи с исключением из ЕГРЮЛ на основании пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".
Решением от 27.03.2015 Арбитражный суд города Москвы требования заявителя удовлетворил в полном объеме, а также обязал Межрайонную инспекцию устранить нарушения прав и законных интересов общества в установленном законом порядке. Принимая оспариваемое решение, суд исходил из нарушения регистрирующим органом порядка опубликования сведений, установленного пунктом 3 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", посчитал, что сам факт непредставления организацией налоговой отчетности и неосуществления операций по банковским счетам не может свидетельствовать о неосуществлении организацией деятельности.
Не согласившись с решением суда, Межрайонная инспекция обратилась в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.
Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что обжалуемый судебный акт подлежит отмене.
Как установлено судом на основании материалов дела, 13.12.2013 Межрайонной инспекцией принято решение N 138061 о предстоящем исключении недействующего юридического лица (общества с ограниченной ответственностью) из ЕГРЮЛ.
Решение опубликовано в "Вестнике государственной регистрации" N 50 (459) 2 часть от 18.12.2013, за N 8408 на стр. 168.
07.04.2014 Межрайонная инспекция внесла в ЕГРЮЛ запись (ГРН 8147746145935) о прекращении деятельности общества с ограниченной ответственностью в связи с исключением из ЕГРЮЛ на основании пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".
Между тем, 27.11.2013 в Арбитражный суд города Москвы поступили исковые заявления общества к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании 10500000 руб. (дело N А40-169520/13, принято к производству 04.12.2013) и 7768750 руб. (дело N А40-169664/13, принято к производству 28.11.2013).
Указанные исковые заявления удовлетворены решениями Арбитражного суда города Москвы от 21.05.2014 по делу N А40-169520/13 и 28.04.2014 по делу N А40-169664/13.
Решения суда вступили в законную силу, истцом получены исполнительные листы, в отношении общества с ограниченной ответственностью, в Мещанском РОСП УФССП России по Москве были возбуждены исполнительные производства N 61117/14/77020-ИП от 12.11.2014 и N 61120/14/77020-ИП от 12.11.2014.
14.11.2014 обществу после ознакомления с информацией, размещенной на официальном сайте ФНС России, стало известно об исключении общества с ограниченной ответственностью из ЕГРЮЛ.
Отношения, возникающие в связи с исключением юридического лица, прекратившего свою деятельность, из ЕГРЮЛ регулируются Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", а также Правилами ведения Единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.06.2002 N 438.
Согласно пункту 1 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность (далее — недействующее юридическое лицо). Такое юридическое лицо может быть исключено из ЕГРЮЛ в порядке, предусмотренном указанным Федеральным законом.
В силу пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" при наличии одновременно всех признаков недействующего юридического лица регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ.
В соответствии с п. 5 Правил ведения Единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.06.2002 N 438, непосредственными основаниями для принятия регистрирующим органом по месту нахождения юридического лица решения о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ являются:
— документ налогового органа, подтверждающий непредставление юридическим лицом в течение последних 12 месяцев документов отчетности, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, по форме, утвержденной Министерством финансов Российской Федерации;
— документ налогового органа, подтверждающий отсутствие в течение последних 12 месяцев движения денежных средств по банковским счетам или подтверждающего отсутствие у юридического лица открытых банковских счетов, по форме, утвержденной Министерством финансов Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 3 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" решение о предстоящем исключении должно быть опубликовано в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, в течение трех дней с момента принятия такого решения. Одновременно с решением о предстоящем исключении должны быть опубликованы сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц, с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления.
В силу нормы пункта 4 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" заявления могут быть направлены в срок не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении. В случае направления заявлений решение об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ не принимается, и такое юридическое лицо может быть ликвидировано в установленном гражданским законодательством порядке.
Согласно пункту 7 статьи 22 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" если в течение срока, предусмотренного пунктом 4 статьи 21.1 указанного Федерального закона, заявления не направлены, регистрирующий орган исключает недействующее юридическое лицо из ЕГРЮЛ путем внесения в реестр соответствующей записи.
Как усматривается из материалов дела, решение от 13.12.2013 о предстоящем исключении недействующего юридического лица (общества с ограниченной ответственностью) из ЕГРЮЛ принято Межрайонной инспекцией на основании справок Инспекции от 05.12.2013 N 7897-О и 7897-С о непредставлении юридическим лицом в течение последних 12 месяцев документов отчетности и отсутствии в течение последних 12 месяцев движения денежных средств по банковским счетам.
Таким образом, имелись одновременно все признаки недействующего юридического лица в соответствии с требованиями пункта 1 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и пункта 5 Правил ведения Единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.06.2002 N 438.
Решение о предстоящем исключении общества с ограниченной ответственностью из ЕГРЮЛ принято Межрайонной инспекции 13.12.2013, опубликовано в журнале "Вестник государственной регистрации" 18.12.2013. Публикация содержит все предусмотренные законом сведения. Запись об исключении общества с ограниченной ответственностью из ЕГРЮЛ внесена по истечении трех месяцев после публикации решения — 07.04.2014.
На момент внесения в ЕГРЮЛ записи об исключении названного юридического лица из ЕГРЮЛ заявления от кредиторов или иных лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются исключением недействующего юридического лица из реестра, не поступили.
Что касается поддержанного судом довода заявителя о нарушении регистрирующим органом срока публикации решения о предстоящем исключении общества с ограниченной ответственностью из ЕГРЮЛ.
В соответствии с п. 3.1 Методических рекомендаций по организации работы регистрирующих (налоговых) органов по реализации положений Федерального закона от 02.07.2005 N 83-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и в статью 49 Гражданского кодекса Российской Федерации", направленных письмом ФНС России от 09.08.2005 N ЧД-6-09/668@ (ред. от 24.09.2007), для соблюдения трехдневного срока публикации решений регистрирующий (налоговый) орган не позднее 12 часов пятницы направляет сведения о решении о предстоящем исключении в редакцию журнала "Вестник государственной регистрации". Указанные сведения публикуются в номере журнала "Вестник государственной регистрации", выходящем в среду следующей недели.
Решение Межрайонной инспекции о предстоящем исключении общества с ограниченной ответственностью N 138061 принято 13.12.2013 — пятница и направлено в редакцию журнала "Вестник государственной регистрации". В соответствии с пунктом 3 статьи 21.1 данные Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" сведения и течении трех дней были опубликованы в специальном органе печати — журнале "Вестник государственной регистрации", а именно 18.12.2013 — среда.
Кроме того, имеющееся, по мнению заявителя, нарушение названного срока не повлекло нарушения прав лиц, чьи права и законные интересы могли быть затронуты в связи с исключением из реестра недействующего юридического лица. Трехмесячный срок для направления данными лицами заявлений в регистрирующий орган, установленный пунктом 4 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и исчисленный в настоящем случае с даты публикации решения о предстоящем исключении — 18.12.2013, регистрирующим органом соблюден.
В то же время, заявитель в указанный срок заявление в порядке пунктом 4 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в регистрирующий орган не направил.
Суд апелляционной инстанции учитывает и то обстоятельство, что срок, установленный пунктом 3 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" не является пресекательным, а нормы названного Федерального закона не связывают с его несоблюдением возможность признания незаконной записи ЕГРЮЛ о прекращении деятельности юридического лица.
Таким образом, в настоящем случае отсутствуют доказательства нарушения налоговым органом порядка исключения юридического лица, прекратившего свою деятельность, из единого государственного реестра юридических лиц, приведшего к нарушению гарантированных Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" прав кредиторов или иных лиц.
Что касается доводов заявителя со ссылкой на решения арбитражного суда по делам N N А40-169520/13 и А40-169664/13 о взыскании с общества с ограниченной ответственностью неосновательно обогащения в пользу общества.
Указанные решения приняты после принятия регистрирующим органом не только решения о предстоящем исключении общества с ограниченной ответственностью из ЕГРЮЛ, но и внесения записи о прекращении деятельности данного общества.
Само по себе наличие задолженности у недействующего юридического лица не является в силу норм Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" основанием, препятствующим принятию решения об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ.
Исследовав судебные акты по делам N N А40-169520/13 и А40-169664/13, суд апелляционной инстанции установил, что общество с ограниченной ответственностью не принимало участие ни в одном судебном заседании и не проявило процессуальную активность в иных формах (обращение с заявлениями, ходатайствами, отзывами и т.д.).
В указанной связи, наличие данных судебных дел и решений по ним не опровергает статус общества с ограниченной ответственностью как недействующего юридического лица.
Кроме того, суд принимает во внимание разъяснения пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2006 N 67 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц" — при применении статьи 21.1 Закона о регистрации судам необходимо учитывать, что процедура исключения недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц является специальным основанием прекращения юридического лица, не связанным с его ликвидацией. Поэтому пункт 4 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому в случае недостаточности имущества юридического лица для удовлетворения требований кредиторов необходимо производство по делу о банкротстве, в данном случае применению не подлежит.
В этой связи исключение недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа допускается и в тех случаях, когда указанное лицо имеет задолженность по налогам, сборам, пеням и санкциям перед бюджетами разных уровней. Решение вопроса о целесообразности обращения в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом при условии наличия достаточной вероятности погашения в деле о банкротстве задолженности по обязательным платежам относится к компетенции уполномоченных органов в делах о банкротстве.
Принятие арбитражным судом, после внесения записи об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, решения о взыскании задолженности само по себе не свидетельствует о незаконности внесении такой записи в реестр.
В настоящем случае, заявитель не представляет обоснование того, как удовлетворение заявленных требований может восстановить права общества, учитывая отсутствие сведений о наличии у общества с ограниченной ответственностью счетов и иного имущества.
При этом заявитель сведения о наличии имущества общества с ограниченной ответственностью не представил, существование такого имущества представитель общества в судебном заседании не подтвердил.
Кроме того, заявитель является коммерческой организацией, осуществляет предпринимательскую деятельность на свой риск и самостоятельно распоряжается своими правами, включая предоставленные пунктом 4 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".
Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что в данном случае отсутствуют основания, предусмотренные статьей 13 Гражданского кодекса Российской Федерации и частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, которые одновременно необходимы для признания ненормативного акта органа, осуществляющего публичные полномочия, недействительным, а решения или действия незаконными.

3.3. На основе анализа статей 12, 13 Гражданского кодекса Российской Федерации, 198, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что возложение судом на государственный орган каких-либо обязанностей возможно при условии признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) соответствующего государственного органа. С учетом того, что истцом не обжаловались какие-либо ненормативные правовые акты, решения и действия (бездействие) регистрирующего органа, суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в части обязания регистрирующего органа внести изменения в ЕГРЮЛ в отношении размера уставного капитала общества с ограниченной ответственностью и размера долей участников данного общества.
По делу N А40-4378/2014 О.А.В. обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью, Межрайонной инспекции о восстановлении корпоративного контроля О.А.В. — положения, существовавшего до нарушения права — приведении данных ЕГРЮЛ на момент до внесения в них изменений на основании решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью от 25.10.2010, оформленного протоколом от 25.10.2010 N 2510/ПС, путем обязания общества с ограниченной ответственностью и Межрайонной инспекции в 10-дневный срок с даты вступления в силу решения суда внести изменения в ЕГРЮЛ в отношении размера уставного капитала общества с ограниченной ответственностью и размера долей участников данного общества.
Решением от 8 апреля 2015 года Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил иск в полном объеме, признав требования истца документально подтвержденными.
Не согласившись с принятым по делу судебным актом, Межрайонная инспекция обратилась в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просила его отменить в части удовлетворения требований к регистрирующему органу и в удовлетворении требований истца к данному ответчику отказать в связи с их необоснованностью.
Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.
В соответствии с положениями статей 12, 13 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации одним из способов защиты прав является признание недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц.
Согласно положениям частей 4 и 5 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в резолютивной части решения по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, об отказе в совершении действий, в принятии решений должны содержаться, в частности: указание на признание оспариваемых действий (бездействия) незаконными и обязанность соответствующих органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц совершить определенные действия, принять решения или иным образом устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в установленный судом срок либо на отказ в удовлетворении требования заявителя полностью или в части.
Содержания данных норм права позволяет прийти к выводу о том, что возложение судом на государственный орган каких-либо обязанностей возможно при условии признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) соответствующего государственного органа.
В свою очередь, для признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц необходимо наличие двух условий: 1) несоответствие ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц закону или иному нормативному правовому акту; 2) нарушение оспариваемым ненормативным правовым актом, решением и действием (бездействием) прав и законных интересов заявителей в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконное возложение на них каких-либо обязанностей, создание иных препятствий для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
При этом, истцом не обжаловались какие-либо ненормативные правовые акты, решения и действия (бездействие) регистрирующего органа, нарушающие права и законные интересы заявителя.
При этом, без признания решения или действия (бездействия) регистрирующего органа недействительным на регистрирующий орган не может быть возложена обязанность по внесению в ЕГРЮЛ изменений в сведения об участниках юридического лица, поскольку соответствующие требования направлены в обход установленного порядка государственной регистрации изменений в содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения о юридических лицах, касающихся перехода долей в уставном капитале общества.
Существенных оснований полагать, что без совершения со стороны общества соответствующих действий по регистрации спорных изменений в ЕГРЮЛ на основании ранее принятого решения суда первой инстанции по делу N А40-2970/2011-104-25, регистрирующий орган имел возможность по собственной инициативе внести указанные изменения в ЕГРЮЛ, апелляционным судом не установлено.
Доказательства нарушения регистрирующим органом каких-либо прав или законных интересов истца последним не представлено, что свидетельствует об отсутствии у истца материального права на предъявление требований к Межрайонной инспекции при указанных обстоятельствах и отсутствии сведений о наличии фактов неправомерного отказа регистрирующего органа во внесении каких-либо сведений в ЕГРЮЛ в отношении общества.
Каких-либо оснований полагать, что в случае добровольного или принудительного исполнения обществом принятого в его отношении решения суда по настоящему делу налоговый орган неправомерно уклонится от регистрации спорных изменений в ЕГРЮЛ, апелляционным судом не установлено.
Следует отметить, что представитель истца для участия в судебном заседании не явился, возражений по требованиям апелляционной жалобы не заявил, документально их не подтвердил.
Принимая во внимание совокупность изложенных обстоятельств, апелляционный суд полагает, что требования апелляционной жалобы регистрирующего органа подлежат удовлетворению в полном объеме.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26