Главная / Новости / Пара слов о «почтовом праве»

Пара слов о «почтовом праве»

Подписаться на новости

Не секрет, что одним из распространенных злоупотреблений в нашей стране является неполучение участником процесса либо материальных отношений различных адресованных ему почтовых отправлений, а затем — использование факта такого неполучения для отмены судебных актов, восстановления пропущенных сроков, оспаривания юридической силы материально-правовых сообщений и т.п.

Первым способ борьбы с этим нашло процессуально право, давным-давно уже предусматривающее фикцию уведомления в случае не востребования почтового отправления, направленного по надлежащему адресу. С 2013 года эта фикция закреплена и в ГК (да и раньше применялась судами) для материально-правовых сообщений. Здесь же — из области борьбы со злоупотреблениями — жесткая политика судов по признанию надлежащим отправление сообщения по так называемому «юридическому адресу», а также введенное в АПК правило о том, что достаточно всего одного письменного извещения, а дальше за делом стороны уже должны следить сами.

Из этой же области, наверное, и введенный некогда (не помню точно, когда, но помню, что лет 15 назад еще этого правила не было) сокращенный срок хранения судебных почтовых отправлений. В отличие от остальных заказных писем, хранящихся в отделении связи получателя 30 дней, судебные хранятся всего 7 дней (правда с исключением из них дня поступления (но он и для обычных писем не учитывается) и возврата отправления, а также нерабочих праздничных дней, установленных ТК).

Как раз то, что я помню времена, когда судебные письма хранились ровно столько же, сколько и обычные, напоминает, почему этот сокращенный срок хранения вообще появился: максимальный срок отложения судебных заседаний (а суды обычно откладывают именно на максимально допустимыq срок) всегда составлял один месяц. Так что не очень-то желающий участвовать в процессе субъект имел возможность довольно долго и при этом вполне легально мурыжить суд, получая судебные извещения так, что они попросту не успевали вернуться в суд к дате заседаний и тот вновь вынужден был его откладывать.

Чтобы облегчить жизнь суда — сократили срок хранения писем: не получил за неделю — всё, суд проведет заседание без тебя. Можно ли сказать, что это ужесточение было сделано без ущемления прав получателей извещений? Наверное, нет. Все-таки цель любых юридически значимых сообщений и в том числе — сообщений о рассматриваемых в отношении адресата требованиях судом — не в том, чтобы поставить галочку и выполнить формальность, а в том, чтобы его реально уведомить об этом. Знать о предъявленных к тебе исках и прочих сообщениях — неотъемлемое право адресата, фундаментальнее которого сложно представить. Установление определенного срока хранения писем является гарантией реализации такого права, никто не обязан сломя голову бежать немедленно получать пришедшие в его адрес письма. Сокращение срока хранения судебных писем, даже без учета традиционно невысокой исполнительности и полной непроверяемости «Почты России»

У меня лично с год назад был случай, когда первое и единственное извещение о пришедшем мне письме от мирового судьи почта положила в почтовый ящик через два дня после истечения срока хранения этого письма, причем написала на извещении, что оно, якобы, повторное — только профессиональное умение работать с номером почтового отправления, которое позволило выяснить отправителя, а затем — с сайтом соответствующего мирового судьи позволили мне своевременно узнать, что, оказывается в отношении меня вынесен судебный приказ и успеть отменить его, уложившись-таки в срок, даже без наличия на руках самого извещения из суда, а что делать тем, у кого таких навыков нет?

нарушает права получателей-физических лиц в первую очередь. В конце концов, никто не обязан быть всегда дома. Обычный отпуск с туристической поездкой в до короновирусные времена стандартно занимал две недели, человек может попасть в больницу и провести там тоже гораздо больше недели и в отличие от отпуска даже не может договориться с соседями, чтобы его почту проверяли.

да и признайтесь честно, многие и просят соседей получать письма на время вашего отсутствия и выдают доверенности, которые еще и нужно заверить — почта же незаверенные не примет

Так что такое сокращение сроков хранения судебных писем было изрядным посягательством на неотъемлемое право знать, что тебе пишут, пусть и обусловленным иным не менее важным соображением — необходимостью нормального функционирования правосудия.

Возможно, остроту ситуации могут снизить все развивающиеся технологии: уже сейчас можно оставить на почте телефон, чтобы о поступлении заказных писем информировали по смс, но, во-первых, обязанности делать это нет, во-вторых, многие из-за расплодившихся мошенников просто стараются уже нигде не «светить» свой номер телефона, а в-третьих, это не всегда поможет: вот лежит человек в ковидарии — и что он, сбежит из него, чтобы письмо получить?

Тем более недопустимы ситуации, когда такое право — получить письмо в любой день в течение установленного 30-дневного срока его хранения — попирается в отсутствие установленных оснований.

Вчера столкнулся в судебном заседании с дичайшей ситуацией: мои процессуальные оппоненты принесли в заседание пакет дополнительных доказательств, при этом они отправили его моему доверителю 19 июля и, как установила судья в заседании, зайдя на сайт «Почты России», он ожидает вручения с 20 июля. Мой доверитель имеет полное право еще 10 дней его не получать и только по их прошествии конверт вернется обратно и сработает фикция уведомления. В такой ситуации у суда два варианта: либо отказаться приобщать доказательства к делу по ч.5 ст.159 АПК, либо предоставить другой стороне время для подготовки ответа на эти доказательства, о чем я и просил, заявив ходатайство об отложении заседания. Каково же было мое удивление, когда ни того, ни другого сделано не было, и был вынесен итоговый судебный акт. Что примечательно, безусловным основанием процессуального характера для отмены судебного акта это не будет, но такое попрание судьей элементарных процессуальных приличий в следующий раз заставит серьезно задуматься, стоит ли обращаться к суду предусмотренным процессуальным законом обращением «уважаемый суд».

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26