Главная / Новости / Оспаривание акционерами убыточных сделок топ-менеджеров

Оспаривание акционерами убыточных сделок топ-менеджеров

Подписаться на новости
С помощью оспаривания сделок акционеры могут контролировать деятельность компании, что позволяет компании освободиться от обязательств по сделке, признав ее недействительной в суде.

Какие аргументы приводят в суде акционеры?

О наличии явного ущерба свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке, в несколько раз ниже стоимости предоставления, совершенного в пользу контрагента.

При этом следует исходить из того, что другая сторона должна была знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было бы очевидно для любого участника сделки в момент ее заключения.

Например, генеральный директор заключил договор процентного займа на сумму 2 млн рублей с главным бухгалтером. Впоследствии, директор и главный бухгалтер заключили договор, согласно которому даритель безвозмездно освобождает одаряемого от имущественной обязанности. Долг был прощен за несколько месяцев до увольнения топ-менеджера и главного бухгалтера. Один из акционеров обратился в суд с требованиями о возмещении убытков. Суд поддержал требования акционера, поскольку оспариваемый договор является явно убыточным для компании — в результате прощения долга получение компанией встречного предоставления не было предусмотрено (Определение ВС РФ от 12.10.2020 г. № 307-ЭС20-14090).

В другом деле директор АО заключил с компанией-арендатором договор аренды торговых площадей. Размер арендной платы составлял 400 тысяч рублей ежемесячно. При этом арендатор сдавал эти же площади в субаренду за 4,748 млн рублей в месяц, что в 11,87 раз выше дохода, получаемого компанией от оспариваемой сделки. То есть доходность сделки составляет 1087%, что также доказывает нерыночные условия сотрудничества между АО и арендатором. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что сделка заключена на заведомо невыгодных для АО условиях (Определение ВС РФ от 10.08.2020 г. № 305-ЭС20-10174).

Еще одним ярким примером заключения сделки в ущерб компании является заключение лицензионного договора за пользование знаком обслуживания по заведомо низкой цене. Так, директор заключил договор о предоставлении неисключительной лицензии на использование товарного знака в отношении автозаправочной станции, обозначив цену в 5 тысяч рублей. А согласно выводам эксперта, рыночная стоимость сделки составляет 2,34 млн рублей, что свидетельствует об ущербности сделки по отношению к компании. То есть сделка по предоставлению права пользования товарным законом была совершена по стоимости, более чем в 467 раз ниже рыночной (Определение ВС РФ от 10.04.2019 г. № 310-ЭС19-3208).

Как мы видим из судебных баталий, о наличии явного ущерба свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке, в несколько раз ниже стоимости предоставления, совершенного в пользу контрагента.

При этом другая сторона должна была знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было бы очевидно для любого участника сделки в момент ее заключения.

Можно ли оспорить сделку, одобренную акционерами или участниками?

Наличие решения общего собрания участников либо акционеров компании об одобрении сделки, не препятствует признанию соответствующей сделки компании, совершенной в ущерб его интересам, недействительной (п.93 Постановления Президиума ВС РФ от 23.06.2015 г. № 25, АС Поволжского округа от 29.06.2020 г. №А57-1126/2019). То есть для оспаривания сделки участникам ООО либо акционерам АО необходимо доказать, что заключенная убыточная сделка была результатом сговора топ-менеджеров компании с контрагентами.

Именно истец должен документально подтвердить наличие сговора. Например, в одном из споров, о сговоре в ущерб интересам кооператива свидетельствовали такие факты как: ведение переговоров между председателем кооператива и контрагентом задолго до заключения сделок; работа председателя кооператива на сезонных работах у контрагента; подготовка договора и технических документов покупателем; сокрытие председателем кооператива сведений о кадастровой и остаточной стоимости объектов; отсутствие претензионной работы по взысканию долга по оспариваемым договорам (Постановление Первого ААC от 23.09.2020 г. №А38-10226/2019).

В другом деле акционер АО «Приморавтоматика» и член Совета директоров общества был уведомлен, что выкупная цена акций составила 5 000 рублей за одну акцию.

Как отметил суд, при указанных обстоятельствах акционер не мог не знать и не понимать, что условия спорной сделки, предусматривающие продажу акций по цене в 4 раза меньше цены их выкупа, направлены на причинение значительного ущерба обществу и его акционерам, а также противоречат нормам действующего законодательства.

Между тем, он не только не воспрепятствовал заключению указанной сделки, но и принимал активное участие в ее одобрении путем утвердительного голосования на заседании Совета директоров.

Такие действия свидетельствуют о его недобросовестном поведении, осуществленном вопреки интересам АО, с целью получения личной выгоды и большего корпоративного контроля над обществом. При таких обстоятельствах совершением сделки АО был нанесен реальный ущерб в виде недополученных денежных средств на сумму не менее 881 600 рублей (Постановление АС Дальневосточного округа от 07.10.2020 г. №А51-13868/2019).

Одобрение сделки акционерами или участниками компании не является своего рода индульгенцией для ее топ-менеджеров.

Решение акционеров или участников общества не освобождает его топ-менеджеров от ответственности за причиненные своими действиями компании убытки (п.16 Обзора, утв. Президиумом ВС РФ от 25.12.2019 г.).

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26