Главная / Новости / Одностороннее изменение условий договора с потребителем: судебная практика.

Одностороннее изменение условий договора с потребителем: судебная практика.

Подписаться на новости
Дефиниция п. 1 ст. 310 ГК РФ гласит, что одностороннее изменение условий обязательства не допускается, за исключение случаев, предусмотренных ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами. Договором может быть предусмотрено право на одностороннее изменение условий обязательства, если обе стороны осуществляют предпринимательскую деятельность, а также стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельности, за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне (абз. 1 п. 2 ст. 310 ГК РФ). Так, статья 421 ГК РФ (свободы договора) предоставляет сторонам право самостоятельно определять условия договора, в том числе закреплять возможность их изменения в одностороннем порядке, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ).

Следует учитывать, что, согласно п. 1 ст. 452 ГК РФ, соглашение об изменении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное. По общему правилу лицензионный договор заключается в письменной форме (п. 2 ст. 1235 ГК РФ). Это значит, что с контрагентом должно быть заключено дополнительное соглашение в письменной форме. Однако если стороны заключают договор в форме договора присоединения, размещаемого на сайте в сети Интернет, то допускается одностороннее внесение изменений в его условия путем актуализации редакции договора на сайте.

Таким образом, согласованная сторонами договора возможность его изменения в одностороннем порядке будет допустимой в случае, если законом или иными правовыми актами не установлен запрет на этот счет.

Так, Постановлением от 30.06.2016 г. по делу № 307-АД16-4537 Верховный суд Российской Федерации засилил решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10.11.2015 по делу № А56-40748/2015 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.02.2016 по тому же делу оставив без изменения, а жалобу Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по городу Санкт-Петербургу – без удовлетворения.

Не смотря на то, что временные рамки рассмотрения данных дел немного выходят за взятый мной период с 2016 по 2019 г.г., их анализ имеет значение в части одностороннего внесения изменений в соглашения с потребителем.

Мотивировочная часть постановления 13 ААС от 01.02.2016 г. содержит следующее заключение «таким образом, Общество не изменяло в одностороннем порядке, без предварительного информирования и без учета предоплаченных пакетов до времени их действия условия абонентского договора и не отказывалось в одностороннем порядке от исполнения обязательств. НАО «НСК» изменило тарифы на услуги «Триколор ТВ», что предусмотрено абонентским договором (пункт 4.2 Соглашения об оказании услуг «Триколор ТВ»). Изменение тарифов сопровождалось предварительным уведомлением абонентов в порядке, установленном абонентским договором». Таким образом, возможность одностороннего изменения условий договора поставлена в зависимость от следующих критериев: включение данного условия в договор и предварительное уведомление абонента.

Суд также принял довод заявителя о том, что на деятельность НСК не распространяет свое действие постановление Правительства РФ от 22.12.2006 № 785 «Об утверждении Правил оказания услуг связи для целей телевизионного вещания и (или) радиовещания». Общество осуществляет свою деятельность в соответствии с Законом РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» и оказывает услугу вещания в соответствии со статьей 2 названного Закона. В связи с этим, постановление Правительства РФ от 22.12.2006 № 785, принятое во исполнение Федерального закона от 07.07.2003 N 126-ФЗ «О связи» (далее — «Правила»), не распространяет свое действие на деятельность НСК в отношении абонентов.

В подтверждение вышеуказанного заявитель представил копию письма Управления Роскомнадзора по Центральному федеральному округу от 23.01.2014 № 1557-05/77 «О разъяснении по существу». Управление Роскомнадзора по Центральному федеральному округу разъяснило, что указанным нормативно-правовым актом деятельность НСК в отношении граждан — физических лиц не регулируется.

Закрепив данную мотивировку Верховный суд открыл путь для преюдиции, которая уже нашла свое отражение в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа № Ф09-2340/18 от 03.05.2018 г. и Постановлении 17 Арбитражного апелляционного суда № 17АП-18772/2017-АК от 29.01.2018 г. по делу № А71-12762/2017. Хотя, в разрез с Верховным судом, в рассматриваемом случае нижестоящие суды пришли к выводу, что отношения между абонентом и оператором связи регулируются Правилами оказания услуг связи для целей телевизионного вещания, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 22.12.2006 № 785.

При таких обстоятельствах, оператор связи в соответствии с действующим законодательством вправе предусмотреть в договоре оказания услуг связи с потребителем (а фактически воспроизвести (повторить) в договоре предусмотренное обязательным к исполнению нормативным актом Правительства Российской Федерации (Правилами N 575) право самостоятельно устанавливать и/или изменять тарифные планы, отдельные тарифы, определять иные ценовые условия предоставления услуг, при условии предварительного извещения абонентов и (или) пользователей через средства массовой информации и в местах работы с абонентами и (или) пользователями.

Внесение оператором в договор таких условий не ущемляет права потребителя. Аналогичная позиция поддержана в более ранних постановлениях Верховного Суда Российской Федерации от 30.03.2015 по делу N 302-АД14-7348, от 17.09.2014 N 301-ЭС14-2675, от 30.11.2015 N 302-АД15-14854. Это достаточно выгодная позиция для всех, кроме потребителей.

В другом деле судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан в апелляционном определении указала, что односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства<1>.

В силу указанных правоположений в отношениях со слабой стороной — потребителем договор может содержать право сильной стороны — субъекта предпринимательской деятельности на одностороннее изменение договора только в случаях, прямо предусмотренных законом.

На данное обстоятельство обращено внимание в абзаце 3 пункта 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 N 54: предоставление договором права на отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий для лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, по отношению к лицу, не осуществляющему предпринимательскую деятельность, допускается только в специально установленных законом или иными правовыми актами случаях.

В рассматриваемом выше случае Верховным судом Республики Дагестан было установлено, что типовая форма договора, подписанная ответчицей, уже содержала все перечисленные условия, т.е., суд не посчитал одностороннее внесение изменений недействительными в связи с полным совпадением их с первоначальным договором.

Проводя анализ законности одностороннего изменения условий договора с потребителями, нельзя не упомянуть п. 16 ст. 5 Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», согласно которому, кредитор вправе уменьшить в одностороннем порядке постоянную процентную ставку, уменьшить или отменить плату за оказание услуг, предусмотренных индивидуальными условиями договора потребительского кредита (займа), уменьшить размер неустойки (штрафа, пени) или отменить ее полностью или частично, установить период, в течение которого она не взимается, либо принять решение об отказе взимать неустойку (штраф, пеню), а также изменить общие условия договора потребительского кредита (займа) при условии, что это не повлечет за собой возникновение новых или увеличение размера существующих денежных обязательств заемщика по договору потребительского кредита (займа). При этом кредитор в порядке, установленном договором потребительского кредита (займа), обязан направить заемщику уведомление об изменении условий договора потребительского кредита (займа), а в случае изменения размера предстоящих платежей также информацию о предстоящих платежах и обеспечить доступ к информации об изменении условий договора потребительского кредита (займа). Данные изменения не влекут ухудшения положения потребителя, что, возможно, объясняет отсутствие релевантной судебной практики.

Как возможность одностороннего изменения условий договора можно рассматривать п. 1 и п.2 ст. 382 ГК РФ, в соответствии с которой, право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

На мой взгляд это отличная возможность для выхода из под действия закона о защите прав потребителей, но уместна она в единичных случаях, что подтверждено судебной практикой <2>.

Компания «Вконтакте» для исключения каких-либо рисков, связанных с изменениями условий договора в одностороннем порядке, предусматривает в Пользовательском соглашении следующее положение: «Продолжение использования Сайта Пользователем после внесения изменений и/или дополнений в настоящие Правила означает принятие и согласие Пользователя с такими изменениями и/или дополнениями», тем самым исполнила обязанность по получению согласия физического лица на изменение договора <3>. Но это уже свидетельствует о совершении конклюдентных действий и о заключении двустороннего соглашения.

Ссылка:

1. Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 21.12.2018 по делу N 33-6851/2018;

2. Решение Канского районного суда (Красноярского края) от 10 сентября 2018 г. по делу № 2-665/2018;

3. Правила пользования сайтом «Вконтакте» https://vk.com/terms п. 2.4.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26