Главная / Новости / О праве на новую квартиру спустя 27 лет после снятия с регистрационного учета в старой…

О праве на новую квартиру спустя 27 лет после снятия с регистрационного учета в старой…

Подписаться на новости

Иногда давно забытые знакомые обращаются с просьбой зарегистрировать по месту моего жительства своих детей для целей определения их в гимназию. Не думая, такие знакомые всегда получают отказ.

Как показывает судебная жизнь, не зря.

Регистрация по месту жительства порождает определенную связь лица с жилым помещением, которая может проявить себя спустя неопределенное время самым непредсказуемым образом.

Действительно, в судебной практике встречается та формулировка, что регистрация не порождает право на жилое помещение, а является лишь административным актом.

Однако лишний раз с регистрацией экспериментировать не стоит, поскольку неизвестно, к каким правовым последствиям это может привести со временем.

В городе Кемерово полным ходом обновляется жилищный фонд. Ветхие дома идут под снос. На их месте возводят новые. Нанимателям, занимающим помещения по договору социального найма, а также совместно проживающим с ними лицам, муниципалитет предоставляет новые жилые помещения.

Подлежащие сносу дома вводились в эксплуатацию в 30-50-е годы прошлого века, и вполне естественно, что список зарегистрированных (прописанных) когда-то в них граждан может насчитывать десятки человек.

Ко мне обратились давние доверители с вопросом: могут ли претендовать на предоставляемое жилое помещение взамен ветхого граждане, ранее зарегистрированные в занимаемом ими жилом помещении, однако снятые когда-либо с регистрационного учета.

Обозначенный доверителями вопрос породил ряд иных вопросов и потребовал четкости формулировок правовой проблемы, в связи с чем было принято решение направить в администрацию города обращение для целей разъяснения ситуации.

Из полученного от администрации города ответа следовало, что:

положения ст. 60 Жилищного кодекса РФ, допускающие лишение гражданина права пользования жилым помещением в случае временного отсутствия постановлением Конституционного Суда РФ от 23 июня 1995 г. № 8-П признаны не соответствующими Конституции РФ.
Следовательно, временное отсутствие гражданина, снятие его с регистрационного учета после 23 декабря 1994 г. не является само по себе основанием для утраты права на жилое помещение.
Аналогичные нормы содержатся в ст. 71 ЖК РФ.
Резюмирован ответ администрации тем, что если от лиц, снятых с регистрационного учета после 23 декабря 1994 г. не поступят заявления об отказе от права пользования жилым помещением, либо не будет предоставлено решение суда о признании их утратившими право пользования жилым помещением, указанные лица будет включены в договор социального найма на жилое помещение, предоставляемое семье в связи с расселением аварийного дома.

Перспектива делить квадратные метры с четверть века отсутствующими лицами, а таких насчитывалось шесть человек, доверителей явно не радовала. К тому же половина из потенциальных претендентов на квадраты жилой площади вообще не была знакома доверителям, а местонахождение другой половины было неизвестно от слова вообще.

Не покидала мысль, что кто-то из потеряшек может заявить о себе в суде и пытаться доказать, что все эти годы доверители препятствовали их проживанию, а стало быть право на новое жилье имеют.

В этой связи правовая позиция строилась категорично по одному единственному направлению: отсутствие лиц не носит временного характера, является постоянным и обусловлено объективными жизненными обстоятельствами, поскольку добровольно выехали для проживания в иное место в связи со своими жизненными планами.

Выезжать из жилого помещения никто не вынуждал. Соглашения о порядке осуществления жилищных прав наниматель не заключал, препятствий в пользовании жилым помещением никто не чинил.

Отсутствие носит явно длительный и постоянный характер.
Личных вещей по указанному адресу не имеется.
Обязанностей по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг не исполняют.

В судебное заседание из ответчиков никто не явился.
Нами были предоставлены исчерпывающие доказательства полного отсутствия у ответчиков интереса в отношении спорного жилого помещения. Прокуратура поддержала наш иск. Назначенные судом адвокаты, как положено, возражали.

Суд признал ответчиков утратившими право пользования жилым помещением и расторг в отношении них договор социального найма.
В скором мои доверители получили новое жилое помещение, пообещав, никого из случайных прохожих в нем не регистрировать.