Главная / Новости / Неразумность освободила должника от ответственности

Неразумность освободила должника от ответственности

Подписаться на новости
Неразумность освободила должника от ответственности

Кассационный суд Поволжского округа решил простить обанкротившегося гражданина

Гражданин-банкрот прошёл процедуру реализации имущества, но суд не освобождает его от обязательств, потому как он имел непогашенные кредиты и продолжал брать новые. Конкурсные кредиторы и суд квалифицируют такие действия как недобросовестные. Гражданин не согласен с такой формулировкой и утверждает, что ничего не скрывал от кредиторов, никого не вводил в заблуждение и обвинение в недобросовестности отвергает. Какие действия суд считает недобросовестными, а какие — неразумными, и какая в этом разница для должника?

Первая инстанция и апелляция: действия направлены на освобождение от обязательств

Гражданин Морозов А.С. объявлен банкротом по собственному заявлению. Финансовый управляющий не может сформировать конкурсную массу, т.к. имущества не обнаруживает. Морозов владеет долей в квартире, но это единственное жильё. Суд закрывает банкротное дело, однако не освобождает должника от обязательств на основании п. 4 ст. 213.28 закона о банкротстве. Решение продиктовано несколькими обстоятельствами.

За год до банкротства должник продал 2 автомобиля, но при подаче заявления о сделках умолчал. Он не погасил один кредит, при этом взял второй. Отдельно суд отмечает, что должник намеренно соблюдал формальные признаки, чтобы начать процедуру банкротства. Он прекратил выплаты сразу по всем кредитам за 5 месяцев до подачи заявления, хотя работу ещё не потерял. Кроме того, кредитные деньги он потратил на улучшение имущества, на которое не может быть обращено взыскание.

Судья Абдуллина Р.Р. делает вывод, что Морозов имел целью освобождение от обязательств. Это недобросовестное поведение, следовательно, применима ст. 213.28. Дело закрыто, но долги не списываются. Морозов пошёл в апелляцию, но апелляционный суд полностью поддержал коллег из первой инстанции, и дело дошло до кассационного суда.

Кассация: следует различать недобросовестность и неразумность

В кассационной жалобе Морозов утверждает, что не уведомил суд о сделках по продаже автомобилей вследствие добросовестного заблуждения. Такое поведение можно считать неразумным, но нельзя признавать недобросовестным. Кассатор поясняет, что использовал готовую форму заявления из сети Интернет и в силу своей юридической неграмотности раскрыл не всю информацию, оставив некоторые предложения и фразы образца в неизменном виде.

Мужчина также указал, что не предоставлял банку заведомо недостоверные сведения при получении кредита, злостно не уклонялся от погашения обязательств перед кредиторами. Противоправного поведения его как должника судами не установлено.

Кассационный суд под председательством Минеевой А.А. соглашается с доводами кассатора и отмечает, что сокрытие информации о сделках по продаже автомобилей не является основанием для отказа в списании долга. Финансовый управляющий истребовал информацию из государственных органов. Он проанализировал сделки и пришёл к выводу об отсутствии оснований для их оспаривания. Нарушение является малозначительным, так как не создает угрозы причинения вреда имущественным интересам кредиторов.

Кассация также обратила внимание коллег на то, что Морозов не привлекался к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, не скрывал своих кредиторов от финансового управляющего — признаков преднамеренного или фиктивного банкротства не обнаружено. При получении кредитов Морозов представлял банкам полные и достоверные сведения о своем финансовом состоянии.

Суды отметили, что должник заключал новые кредитные договоры, хотя не мог погасить имеющиеся обязательства. Кассация соглашается, что должник неверно оценил свои финансовые перспективы, однако неразумность заёмщика, в отличии от недобросовестности, не является основанием для неосвобождения от долгов.

Коллегия судей отметила, что банки являются профессиональными участниками кредитного рынка и должны адекватно оценивать кредитоспособности гражданина. Если заёмщик предоставляет правдивую информацию, и банк принимает решение о выдаче кредита, последующая ссылка на неразумные действия гражданина, принявшего на себя чрезмерный долг, не берётся во внимание. Кассация отменяет решения нижестоящих инстанций и освобождает должника от обязательств по кредитам. Суд подчёркивает, что основной задачей института потребительского банкротства является социальная реабилитация гражданина, при этом неразумные действия заёмщика не приравниваются к недобросовестным и не наказываются.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26