Главная / Новости / Неприкосновенные долги

Неприкосновенные долги

Подписаться на новости

Через три месяца идентификацию доходов, которые нельзя взыскать даже по судебному решению, возложат на работодателей и банки. Не вправе приставы забирать у должников все средства на пропитание. Отсутствие четких механизмов приводит к многочисленным конфликтам.

Согласно действующему федеральному закону в счет погашения долгов может быть взыскано не более половины выплачиваемой заработной платы или иных текущих доходов. К «неприкосновенным» для приставов относятся большинство социальных пособий, материнский капитал, алименты, некоторые компенсационные и иные выплаты. А Гражданский процессуальный кодекс РФ не допускает изъятия личных вещей и иного имущества.

Котловой метод

Однако на практике эти механизмы, призванные соблюсти здравый баланс между интересами должников и взыскателей, не всегда работают. Ведь судебный пристав чаще всего обращает взыскание на средства, находящиеся на банковском счету соответствующего лица. Как эта сумма образовалась, можно выяснить только путем анализа всех поступлений и расходов, но такая информация защищена банковской тайной. А даже имея подобные сведения, пристав не наделен полномочиями вести учет и расчеты.

Неурегулированность вопроса приводит к многочисленным спорам. Так, в Омске со счета Дениса Клиша было списано 27,8 тысячи рублей, полученных им как ветераном боевых действий. Отрицая вину, представители Федеральной службы судебных приставов (ФССП) указали на отсутствие у них информации об источниках поступающих на счет должника денежных средств и обязанности предварительно устанавливать их происхождение. Но суд отклонил такие доводы, напомнив по существу о «презумпции вины» государственных органов: «ФССП не представила каких-либо доказательств, свидетельствующих о принятии ею необходимых мер для того, чтобы убедиться в назначении денежных средств, находящихся на счете должника Клиша, в целях проверки возможности их удержания и перечисления в пользу взыскателей», – заключили служители Фемиды. Также незаконным служители Фемиды признали взыскание с дебетовой карты москвича Неретина 689 рублей, зачисленных как субсидия на оплату жилого помещения и коммунальных услуг.

Аналогичное решение было принято и по иску жительницы Кстовска Дарьи Щипановой, со счета которой Сбербанк списал задолженность по кредиту в размере 400,9 тысячи рублей, в том числе 20,4 тысячи рублей детских пособий. «В рассматриваемом случае ПАО «Сбербанк России» должен был убедиться в назначении денежных средств, находящихся на счете должника, в целях проверки возможности их удержания», – констатировал суд. Банк обязали вернуть незаконно списанную сумму, а также выплатить потерпевшей штраф в размере 11,2 тысячи рублей, еще две тысячи – в качестве компенсации морального вреда. Областной суд подтвердил такие выводы и отклонил апелляционную жалобу кредитной организации.

В свою очередь служители Фемиды не усмотрели нарушений в действиях АО «Альфа-банк», списавшего в счет погашения задолженности по кредиту зачисленное на счет свердловчанки Регины Корниловой детское пособие: «Банк производил безакцептное списание денежных средств по распоряжению самого истца в рамках заключенных ею с банком кредитного договора и договора о комплексном банковском обслуживании. Из материалов дела также не следует, что на ответчике лежала обязанность проверять источник поступления денежных средств на счет Корниловой, а заранее данный акцепт не предусматривал какие-либо исключения в отношении денежных средств, поступивших в счет заработной платы», – отмечается в решении Свердловского областного суда.

Законным признали и взыскание 2,5 тысячи рублей в счет погашения 260-тысячной задолженности семьи Фроловых перед АО «Газпром межрегионгаз Нижний Новгород». Должник квалифицировал действия РАО «Сбербанк России» и взыскателя по аресту банковского счета и списанию средств как мошенничество. Причиненный моральный вред истцы оценили в 15 млн рублей, еще в 420 тысяч – упущенную выгоду. Суд установил, что получив информацию о характере зачисляемых средств, кредитная организация приостановила взыскание. «Действия банка по списанию денежных средств со счетов являлись законными, были направлены на исполнение требований исполнительных документов, порядок обращения взыскания на денежные средства со стороны ПАО «Сбербанк России» был соблюден», – заключил суд, отклоняя все доводы и требования истцов.

Цифровой контроль

Формально сообщать приставам о «неприкосновенных» доходах должен сам должник. Напоминание об этом включается в высылаемое ФССП постановление о возбуждении исполнительного производства. Но на практике нередко письма с такими постановлениями не доходят (в том числе по вине самих должников) либо игнорируются.

Для предупреждения новых нарушений еще год назад в федеральный закон были внесены поправки, регламентирующие специальную идентификацию всех поступлений на банковские счета граждан. Работодателям и иным перечисляющим средства частным лицам плательщикам предписывается в платежном поручении указывать особый код: «3» – для «неприкосновенных» выплат, «2» – для заработной платы и других доходов, с которых может удерживаться только половина, «1» – для не защищенных от взысканий переводов. В свою очередь кредитные организации обязаны фиксировать эти категории и исключить списание попадающих под «иммунитет» средств. Кроме того, судебным приставам будет предоставляться вся информация о движении денежных средств по любым счетам частных клиентов банков.

Новые требования вступят в силу только с 1 июня – специальный «тайм-аут» законодатели предоставили для разработки соответствующих нормативных актов и отработки механизмов. Хотя все необходимые подзаконные акты Банком России и Министерством юстиции РФ уже приняты.

Жизнь по минимуму

Противоречивая судебная практика сложилась и по вопросу возможности взысканий, лишающих должника даже прожиточного минимума. Формально законодательство таких ограничений не содержит.

Но зачастую служители Фемиды встают на сторону остающихся без средств существования граждан. Например, в счет погашения судебных расходов с проживающего в Волгограде инвалида II группы Анатолия Скромчанинова в течение нескольких месяцев взыскивали половину дохода – перечисляемой на счет в Сбербанке пенсии. Должник обжаловал действия приставов, так как после списания соответствующей суммы остаток был ниже прожиточного минимума. Но районный и областной суды сочли такие действия законными и обоснованными: «Низкий размер пенсии должника и ее несоответствие величине прожиточного минимума после произведенных удержаний по исполнительному листу не исключают возможности обращения взыскания на пенсию и не являются обстоятельствами, освобождающими должника от исполнения судебного решения. Величина прожиточного минимума устанавливается не для целей, связанных с реализацией положений законодательства об исполнительном производстве», – отмечается в определении апелляционной коллегии.

В свою очередь Верховный суд России подтвердил, что «из буквального прочтения норма федерального закона не содержит запрета на установление размера удержания в максимальном пределе». В то же время одним из принципов исполнительного производства является «неприкосновенность минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи»: «При определении размера удержания из пенсии должника-гражданина, являющейся для него единственным источником существования, судебному приставу-исполнителю надлежит учитывать в числе прочего размер этой пенсии, чтобы обеспечить должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования, и реализацию его социально-экономических прав», – заключила высшая инстанция, признавая действия пристава по взысканию пенсии незаконными.

На необходимость учитывать все обстоятельства, уважать честь, достоинство и «неприкосновенность минимума» неоднократно указывал и Конституционный суд России. В то же время в соответствующих определениях он констатировал отсутствие неопределенности в спорном вопросе и не потребовал от законодателей уточнить спорные нормы. Равно как нет подзаконных актов или даже официальных разъяснений ФССП, регламентирующих порядок оценки «минимума».

С другой стороны, Гражданский процессуальный кодекс РФ запрещает изымать «продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении». Однако на практике это ограничение применяется только когда речь идет об изъятии имущества и, соответственно, наличных денежных средств. Ведь при взыскании со счетов приставы не могут оценить остающиеся у должника и его семьи продукты и наличность: «Данная норма по своему смыслу не предполагает ее применение к случаям производства регулярных удержаний из периодических выплат, получаемых должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений, на основании исполнительных документов», – отмечается в решении Санкт-Петербургского городского суда, отклонившего жалобу Сергея Самбука. С него была взыскана половина пенсии размером в 10 тысяч рублей, тогда как общая задолженность пенсионера перед банком превышала 10 млн рублей.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26